Надо исходить из того, что в Сирии идет гражданская война

Мы в СМИ
Арабские монархии Персидского залива попытаются выработать новую инициативу по урегулированию конфликта в Сирии. О том, почему для решения сирийского кризиса нужна консолидация всех стран и есть ли опасность развала Сирии, рассказал руководителю Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ Елене Супониной участник Группы мудрецов ООН, бывший вице-премьер и глава МИД Кувейта Мухаммад ас-Сабах.

Е.В. Супонина, кандидат философских наук,

руководитель Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ

Арабские монархии Персидского залива попытаются выработать новую инициативу по урегулированию конфликта в Сирии. О том, почему для решения сирийского кризиса нужна консолидация всех стран и есть ли опасность развала Сирии, рассказал рассказал руководителю Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ Елене Супониной участник Группы мудрецов ООН, бывший вице-премьер и глава МИД Кувейта Мухаммад ас-Сабах.

Есть небольшая надежда и на предложение посредников прекратить огонь в Сирии в мусульманские праздники на этой неделе. Одним из государств, активно сейчас посредничающих в урегулировании сирийского кризиса, является небольшой, но влиятельный эмират Кувейт. Среди его соседей – беспокойный Ирак и находящийся под давлением международных санкций Иран. Одно это повышает интерес к внешней политике Кувейта. Однако его руководители нечасто дают интервью. Хотя бывают и исключения. На этот раз его сделал для «Голоса России» участник Группы мудрецов ООН (в ней всего шесть человек), бывший вице-премьер и министр иностранных дел Кувейта, член правящей семьи и племянник эмира Мухаммад ас-Сабах.

- Некоторые арабские государства выступают сейчас со своими собственными инициативами по урегулированию кризиса в Сирии. Почему Кувейт не предлагает ничего особенного?

- Потому что уже есть общая арабская инициатива. Я имею в виду предложения Лиги арабских государств. (О примирении сторон в Сирии и о поддержке миротворческой миссии специального посланника ООН и ЛАГ – Ред.) Дело же не в количестве инициатив. Даже наоборот. Ведь надо остановить кровопролитие в Сирии. А для этого надо объединить усилия вокруг совместной инициативы.

- Но кое-кто из ваших соседей предлагает радикальные меры. Например, эмир Катара с трибуны ООН призвал арабов к вооруженному вмешательству в Сирии. Как вы к этому относитесь?

- Любая инициатива в арабском мире будет действенной только при общей поддержке со стороны других арабских государств. Вспомните, когда в 2002 году Саудовская Аравия предложила устами тогда еще наследного принца, а ныне короля Абдаллы известную арабскую инициативу о мире на Ближнем Востоке. Сначала она подробно обсуждалась в рамках нашей региональной организации – Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива (ССАГПЗ). Затем в Лиге арабских государств. И уже потом на встрече в верхах арабских лидеров в Бейруте она была принята как общая арабская инициатива. То же самое было недавно в случае с Ливией, с Йеменом, причем здесь окончательное решение было за Советом Безопасности ООН.

В ближайшее время состоится важное заседание ССАГПЗ (Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива – Ред.) на уровне министров иностранных дел. Конечно, будет обсуждаться проблема Сирии. Ведь возникает вопрос – а является ли успешной нынешняя арабская инициатива? Я считаю, что до сих пор она не принесла успеха. И, возможно, нам необходимо нечто другое.

- И что же именно? Что можно предложить для разрешения кризиса в Сирии?

- Происходящее в Сирии, к сожалению, уже близко к тому, что можно назвать «гражданской войной». Пора уже перестать заниматься самообманом и признать этот факт. А для урегулирования гражданских войн обычно задействуются особые механизмы. Есть целая система мер. В любом случае, здесь должен быть особый подход. И ответственность международного сообщества здесь гораздо серьезнее.

Гражданские войны имеют и еще одну особенность. Они оказывают заметное воздействие на ситуацию в соседних странах, во всем регионе. Поэтому международному сообществу надо действовать как можно быстрее, чтобы остановить гражданскую войну в Сирии. Не говоря уже о том, что надо защитить сирийский народ. Обстановка в Сирии грозит полностью выйти из-под контроля, есть опасность развала Сирии.

- И все-таки как остановить гражданскую войну в Сирии? Только можно, чтобы вы ответили на этот вопрос не как бывший министр иностранных дел, а как нынешний член Группы мудрецов в ООН? Ведь вы же и сейчас даете рекомендации?

- Это очень сложный вопрос. Для начала надо откровенно признать реалии. Какие могут быть разговоры о борьбе с терроризмом или об устремлениях к демократии, когда на самом деле идет гражданская война. Сейчас не время для того, чтобы прикрываться дипломатической риторикой. Надо исходить из того, что в Сирии идет гражданская война.

Есть надежда на миссию специального посланника международного сообщества по урегулированию в Сирии Лахдара Брахими. Он предложил только что добиться перемирия хотя бы на время праздника Жертвоприношения (Курбан-байрам – Ред.). Мусульмане будут отмечать его на этой неделе. Это хороший повод для того, чтобы все участники конфликта остановились и сделали хотя бы шаг назад от противостояния.

А далее необходимы механизмы для мирного переходного периода. На этот счет есть предложения и России, и Ирана, и другие. Инициатив много. Но надо, чтобы сирийский режим поверил в эти инициативы. Ведь истина - это тоже одна из жертв войны. А как следствие этого - высокая степень недоверия. Задача посредников – убедить стороны поверить друг другу, создать мосты доверия, или, если уж не мосты, то хотя бы связующие нити. Тогда появится шанс, что инициатива будет принята и что это приведет к решению конфликта.

- Неужели вы верите в то, что инициатива Брахими по прекращению огня в праздники может привести к положительному результату? По-моему, это несерьезно?

- Не будем обманываться. Это всего лишь предложение о прекращении огня. Это еще не решение конфликта. И тем не менее прекращение огня может стать первым шагом к урегулированию в Сирии.

Инициатива же о всеобъемлющем урегулировании конфликта предполагает нечто большее. И надо, чтобы сирийский режим тоже участвовал в выработке этих мер. Это, например, меры по организации переходного периода и передаче власти, включая определенные гарантии для всех заинтересованных групп.

- Не преувеличена ли роль Ирана сегодня в региональных событиях?

- Иран имеет разветвленные связи в регионе. При этом Иран имеет давнюю проблему с международным сообществом. Речь о ядерной программе Ирана. Неопределенность с этим вызывает постоянное напряжение у всех арабских соседей этой страны. Кстати, мы в Кувейте тоже собирались строить атомные станции, я сам возглавлял национальную комиссию по атомной энергетике. Но после прошлогодней катастрофы в Японии на Фукусиме мы отказались от этих планов.

Эксперты задаются вопросом, а носит ли атомная программа Ирана мирный характер или все же в секретной ее части есть цель создания ядерного оружия. Надо лишь развеять эти сомнения. А для этого надо позволить инспекторам Международного агентства по атомной энергии проверить все это. Никто же не призывает иранцев допустить на свои объекты, скажем, сотрудников ЦРУ. Одна арабская пословица говорит: «Сомнение – лучшее из достоинств». Раз сомневаешься, значит, ты бдителен и ищешь истину.

Пока же деятельность Ирана в этой области вызывает сомнения. Но не только это. Тревожат еще и попытки Ирана вмешаться во внутренние дела арабских государств Залива (в арабском мире Персидский залив называют «арабским» - Ред.). Это было видно на примере событий в Бахрейне. Еще один пример – оккупация Ираном островов, принадлежащих Объединенным Арабским Эмиратам.

Дело еще и в том, что Иран смотрит на своих соседей с точки зрения религиозной принадлежности, разделяя их население на суннитов и шиитов. Иран считает себя духовным лидером для всех мусульман-шиитов, в том числе для тех, кто живет в арабских странах. И это наперекор мнению самих наших шиитов, ведь они, в первую очередь, считают себя гражданами и патриотами тех стран, в которых живут. Подстрекательства на этот счет, что периодически звучат в иранских средствах массовой информации, абсолютно неприемлемы.

Попытки Ирана воздействовать на события в Йемене, Ираке, той же Сирии – также очевидны. И на определенном этапе иранское вмешательство в Сирии способствовало разжиганию конфликта, а не его прекращению.

- Опасаетесь ли вы еще одного своего соседа – Ирака? Ведь недружественный вам режим Саддама Хусейна был свергнут?

- Мы с осторожностью следим за происходящим в Ираке. Нас, естественно, беспокоит то, что там нет стабильности. И пока неясно, чем закончатся политические разногласия в Ираке, а борьба там идет очень острая.

- Хотелось бы узнать, господин Мухаммад ас-Сабах, а когда все-таки приедет в Москву с визитом эмир государства Кувейт шейх Сабах аль-Ахмад ас-Сабах? На протяжении нескольких лет говорится о том, что он вот-вот приедет, но этот важный визит почему-то откладывается?

- Насколько я знаю, сроки визита должна назвать российская сторона. Так что это вопрос к нашим российским друзьям. У Кувейта исторически сложились очень хорошие отношения с Россией. Возможности вашей страны велики, но, соответственно, велика и ответственность. Россия - это великое государство, которое играет заметную роль на международной арене. 

Источник: РГРК «Голос России».