Уйдет ли Осетия на Запад?

Мы в СМИ
Эксперт РИСИ, начальник сектора Кавказских исследований Яна Амелина поделилась своим мнением о международной конференции «Россия и Закавказье: проблемы безопасности и сотрудничества» с Интернет-журналом «Новое Восточное Обозрение».

В последнее время мероприятия, задуманные, казалось бы, как сугубо научные, становятся все более интересными и эмоционально насыщенными, что отражает общее усложнение общественно-политической жизни страны и мира. Не стала исключением и международная конференция «Россия и Закавказье: проблемы безопасности и сотрудничества», организованная в столице Северной Осетии Владикавказским институтом управления и югоосетинским Центром информационных технологий «Интеллектуальные ресурсы». Большинство участников мероприятия посвятили доклады президентским выборам в Южной Осетии и Абхазии, а также различным аспектам иных политических процессов, происходящих в Закавказье.

Рассуждая о предстоящих 13 ноября выборах президента РЮО в контексте борьбы политических императивов и личностных мотиваций, госсоветник действующего президента Эдуарда Кокойты Коста Дзугаев отметил, что тот стал «знаковой фигурой осетинской истории» и «символом нашей исторической победы». Характеризуя обстановку вокруг республики, Дзугаев указал, что итоги августовской войны стали основным фактором и глубинной причиной радикализации ситуации вокруг Южной Осетии. «Само существование нашей республики, поддерживаемое Россией, считается недопустимым широкой коалицией антироссийских и антиосетинских сил, с полным на то основанием рассматривающих югоосетинское государство как геополитический плацдарм российского влияния на Грузию и на Южный Кавказ, - подчеркнул Коста Дзугаев. - Агрессия августа 2008 г. имела основной целью ликвидацию Южной Осетии и как этнотерриториальной родины южных осетин, и как российского форпоста на южных склонах Главного Кавказского хребта».

Борьба за влияние на Южном Кавказе с признанием Южной Осетии и Абхазии не снижается, а, напротив, обостряется, констатировал он. В этой связи актуальным остается вопрос обеспечения безопасности РЮО, и, в частности, предвыборного процесса. Общество уже серьезно поляризовалось в ходе открытого противоборства президента Кокойты и представителя оппозиционного лагеря, главного тренера сборной России по вольной борьбе Дзамболата Тедеева (13 октября он, примирившись с отказом в регистрации в качестве кандидата в президенты из-за отсутствия 10-летнего ценза оседлости, вместе с соратниками покинул республику).

Намечая стратегический путь развития осетинской государственности, Коста Дзугаев сообщил, что за вступление в состав РФ выступает 85-87% жителей РЮО. «Но есть и те, кто против, - добавил он. - Руководителем этой маргинальной группы выступил заместитель председателя парламента Южной Осетии Юрий Дзиццойты». Эти удивившие собравшихся личные нападки стали очередным проявлением принципиального противостояния двух политиков (советник президента РЮО принадлежит к сторонникам вхождения в Россию), обострившегося в сентябре этого года при обсуждении итогов трехлетнего «постпризнания» Южной Осетии в Цхинвале. «Идет борьба мировых сил за и против России на Кавказе, и мы находимся в эпицентре этой борьбы», - заключил Коста Дзугаев.

С интересным докладом об эволюции стратегии интеграции закавказской политики в постсоветский период выступила доцент кафедры государственного и муниципального управления ВИУ Маргарита Кулова. Она упомянула как модную на Западе тему мифической «общекавказской идентичности», так и, например, попытки Турции усилить свое влияние в регионе (для чего организуются конференции вроде недавней «Северокавказские народы в XXI в.», где обсуждался в т.ч. т.н. «черкесский вопрос»). Указав, что развитие горизонтальных связей между северокавказскими субъектами и закавказскими государствами, в первую очередь, Азербайджаном и Арменией, ведет к стабильности в регионе, Кулова предложила также «думать и как развивать связи с Грузией».

Доклад старшего научного сотрудника Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Александра Скакова посвящался особенностям президентской кампании в Абхазии и параллелям с происходящим в Южной Осетии. По мнению эксперта, процесс передачи власти в обоих государствах проходит (прошел) в конституционных рамках. «Они не превратились в банановые республики», - заметил он. Кроме того, смена власти в Южной Осетии и Абхазии не меняет политики этих стран, которую можно охарактеризовать как «независимость в тесном союзе с Россией». В настоящее время тема вхождения РЮО в состав РФ не актуальна, полагает Скаков, однако в обозримом будущем она может актуализироваться в случае реализации какого-то из трех сценариев: вхождения Молдавии в состав Румынии, полномасштабной войны вокруг Нагорного Карабаха или нанесения США и их союзниками удара по Ирану.

Говоря непосредственно об абхазской кампании, Александр Скаков указал, что она, по его мнению, представляла собой борьбу не личностей, а «программ, идей, подходов, концепций», чего хотелось бы пожелать и Южной Осетии, где наблюдается именно личностное противоборство. «Россия не может самоустраниться от ситуации в РЮО, - констатировал эксперт. - Ее проблемы - это проблемы России, которая в полной мере ответственна за ситуацию в Южной Осетии и за ее судьбу».

Подробный экскурс в ретроспективу проблем сотрудничества и безопасности на Кавказе, сделанный доктором исторических наук Русланом Бзаровым (профессор очертил имперский, советский и постсоветский круги заигрывания России с Грузией за счет интересов Южной Осетии и напомнил, что характер отношений осетин с Грузией определяется непреходящими историческими факторами, не зависящими от личностей и текущей политической конъюнктуры), вызвал несколько неожиданную реакцию первого вице-президента московского Центра моделирования стратегического развития Григория Трофимчука, считающего, что исторические исследования не столь важны. Он высказал ряд достаточно странных предложений, вызвавших недоумение присутствующих. Так, полагает Трофимчук, в пропагандистский фильм, посвященный августовской войне (обсуждался бездарный российский проект «Олимпиус инферно»), следовало бы ввести положительный образ грузинского солдата, спасающего осетинского ребенка, а вот для наименования террористов, действующих на Северном Кавказе, нужно придумать некую новую терминологию, поскольку нынешнее «звание» для них слишком «высокое».

Однако главная мысль Григория Трофимчука сводилась к неоднократно высказывавшемуся им ранее предположению, согласно которому Южная Осетия, если «Вашингтон, Париж, Берлин и Лондон в один прекрасный день вдруг заявят о признании Цхинвала», а там и немедленно вложат туда крупные инвестиции (особенно если это будет сопровождаться процессом воссоединения Осетии), тут же «сделает России ручкой». Во всяком случае, так поняли его теорию участники конференции.

Забегая вперед, отметим, что на студенческом «круглом столе», который прекрасно провела член оргкомитета Мадина Цуциева, эта идея была встречена со смехом и иронией - молодые осетины не сразу поверили, что высказывалась она вполне серьезно.

Эта идея, но в отношении Абхазии, также не раз уже звучала в московских экспертных кругах, что заставляет задуматься над ее происхождением. Создается ощущение, что определенные силы пытаются нащупать уязвимые точки российско-осетинских и российско-абхазских отношений, чтобы, воспользовавшись удобным случаем, посеять между Москвой, Цхинвалом и Сухумом недоверие и подозрительность. Очевидно, что отношения эти не безоблачны, однако есть надежда, что в них всегда будут преобладать как взаимная благодарность и верность, так и, цинично выражаясь, прагматизм и трезвый расчет. Они свидетельствуют, что союзные отношения между нашими народами и государствами проверены временем, тогда как Запад со всеми его посулами остается и всегда останется нашим общим историческим врагом.

Как пояснила начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований Яна Амелина, принципиальная невозможность прогнозируемого Трофимчуком поворота событий обусловлена спецификой осетинской истории. «Осетины - особенный народ, в какой-то мере больше русские, чем сами русские, - заметила она. - Сделав в 1774 г. исторический выбор в пользу России, считая ее - в широком смысле - своим национальным государством, они никогда ему не изменяли и не собираются этого делать». В этом вопросе, кстати, следовало бы прислушаться к авторитету профессора Бзарова, в своих научных трудах ясно показавшего безальтернативность выбора Осетии. «Вековая мечта нашего народа - быть в составе РФ, - подтвердил первый президент Южной Осетии, историк Людвиг Чибиров. - Что бы нам ни сулили - Россия есть Россия. И любовь к России - это не наша заслуга. Ее нам завещали наши предки 250 лет назад, и мы будем этому следовать».

Вряд ли стоит обсуждать и возможность признания Южной Осетии со стороны США и государств ЕС, поскольку их позиция в отношении РЮО определяется логикой геополитического противостояния России и Запада, считает Амелина. Что касается «положительного образа грузина», якобы так необходимого отечественному пропагандистскому кинематографу, то отсутствие такового в фильме «Олимпиус инферно» и им подобных свидетельствует об эстетическом вкусе авторов, в то время как его наличие противоречило бы исторической правде. Эту точку зрения поддержали, пожалуй, все участники научной конференции, и это еще раз продемонстрировало глубину пропасти, разделяющей потенциальных участников «российско- (осетинско)-грузинского диалога».

Яна Амелина, начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».