О политических аспектах борьбы за индийский рынок боевых истребителей

Аналитика
Близится к завершению многолетняя интрига вокруг результатов тендера по реализации программы оснащения ВВС Индии современными “средними” многофункциональными истребителями MMRCA (Medium Multi – Role Combat Aircraft). Долгие годы она держала в напряжении не только оборонно-промышленные компании, но и лидеров ведущих мировых держав. Причина для волнений понятна, поскольку речь идёт о сумме будущего контракта в 10 млрд дол., беспрецедентной для открытых международных тендеров в области закупок вооружений.

В.Ф. Терехов,

ведущий научный сотрудник отдела исследований современной Азии,

кандидат технических наук

Близится к завершению многолетняя интрига вокруг результатов тендера по реализации программы оснащения ВВС Индии современными “средними” многофункциональными истребителями MMRCA (Medium Multi – Role Combat Aircraft). Долгие годы она держала в напряжении не только оборонно-промышленные компании, но и лидеров ведущих мировых держав. Причина для волнений понятна, поскольку речь идёт о сумме будущего контракта в 10 млрд дол., беспрецедентной для открытых международных тендеров в области закупок вооружений. По мнению экспертов, нельзя исключать возможности её возрастания и до 16 млрд дол., в том случае, если МО Индии посчитает необходимым расширить количественные рамки программы MMRCA с нынешних 126 самолётов до 200.

Правда, половину заработанных денег (в соответствии с так называемой “офсетной политикой” МО Индии) будущий победитель будет обязан внести тем или иным образом в индийскую оборонную промышленность. Однако даже это обстоятельство, не вызывающее, естественно, энтузиазма у зарубежных искателей доходов на индийском рынке вооружений, не снижает остроту борьбы в тендере MMRCA. Как и достаточно жёсткие условия реализации программы, в соответствии с которыми первые 18 самолётов исполнитель должен будет поставить ВВС Индии в течение трёх лет с момента подписания контракта. В это же время он будет помогать в организации производства истребителя индийской компании Hindustan Aernautics Ltd. (HAL), которая и должна выпустить остальные 108 самолётов.

Первоначально в тендере участвовало шесть истребителей: американские F-16IN (компании LockheedMartin) и F/A-18IN (компании Boeing), российский “Mиг-35” (Объединённой авиастроительной корпорации), французский Rafale (компании Dassault), “трансевропейский” Typhoon (компании Eurofighter) и шведский JAS-39 Gripen (компании Saab). Все они более или менее соответствуют “поколенческой” классификации “4+” или даже “4++”. Весной 2011 г. список претендентов был “укорочен” до двух: Typhoon и Rafale.

Это был политически выверенный шаг индийского правительства. Несмотря на возрастающую значимость укрепления отношений с США, Индия, во-первых, подтвердила “многовекторность и независимость” своей внешней политики и, во-вторых, важность в ней европейской компоненты в условиях (фактически уже идущей) борьбы с Китаем за влияние на события во всех регионах мира, среди которых Европа остаётся одним из важнейших.

В этой связи с некоторой осторожностью можно предположить, что окончательный выбор будет сделан в пользу истребителя Typhoon, разработанного совместными усилиями Германии, Великобритании, Италии и Испании. Он в большей степени представляет на мировой политической сцене Европу как (квази)политическое целое. Уже сегодня индийскими экспертами делаются намеки на то, что компания Dassault, включенная в программу (общей стоимостью 2, 4 млрд дол.) модернизации истребителей Mirage 2000, находящихся на вооружении индийских ВВС, “уже получила своё и не должна обижаться” на результаты предстоящего решения по тендеру MMRCA.

Фактически те же “утешительные” слова о неуместности “обид” были произнесены и в адрес США, а также России. Хотя, по сути, эти слова в целом верны, тем не менее “короткий список” участников тендера MMRCA стал поводом для огорчений обоих нынешних лидеров на индийском рынке вооружений. Американский посол в Дели Тимоти Рёмер расстроился так, что подал заявление об отставке. Впрочем, степень огорчения кого-либо из указанных лидеров была бы значительно выше, если бы другой остался в “шот-лист”.

Одним из важных факторов, способствовавших исключению “американцев” из короткого списка, стали существующие в законодательстве США ограничения на передачу проданных за границу военных технологий “третьим” странам. Эти ограничения не безосновательны, поскольку имелись случаи попадания предоставленных союзникам подобных технологий в совсем “недружественные” США страны. Но для общего процесса становления Индии в качестве ведущей региональной державы характерно стремление к выходу на внешний рынок вооружений с продукцией собственного ВПК. Индия намерена, например, продавать на внешних рынках разработанную совместно с Россией тактическую ракету BrahMos и претендует на участие компании HAL в продажах истребителя “Су-30 МКИ” в третьи страны.

После исключения F-16 из короткого списка претендентов на выполнение программы MMRCA LockheedMartin (LM) начала лоббировать в Конгрессе разрешение на продажу Индии своего новейшего многофункционального истребителя (уже пятого поколения) F-35 Lightning 2. Он находится на заключительной стадии разработки в рамках крупнейшей за всю историю военно-промышленной программы JSF (Joint Strike Fighter), реализуемой с 2001 г. при финансовом и технологическом участии ближайших союзников США. В июне 2011 г. в ходе обсуждения оборонного бюджета на 2012 фин. год сенатский комитет по вооружённым силам (ВС) рекомендовал МО “пересмотреть” предложенный проект военных расходов страны на следующий год с целью оценки “необходимости и возможности” продажи Индии истребителя F-35.

Однако перспектива “сесть в последний вагон уходящего поезда” программы MMRCA (с F-35 “в кармане”) для США представляется маловероятной. Во - первых, неясно как это сделать технически без нарушения инициатором тендера (то – есть Индией) принятых в международной практике правил его проведения. Именно подобное нарушение несколько лет назад в тендере на поставку индийским ВВС лёгких вертолётов послужило поводом для протеста со стороны проигравшей тогда американской компании Bell. Протест был удовлетворён, результаты тендера аннулированы, а победившие в нём европейцы лишились (вроде бы уже завоёванного) “приза”.

Во – вторых, Индия просто не может позволить себе откладывать и далее принятие решения по программе MMRCA, и без того затянувшееся на годы. Сегодня индийские ВВС уступают количественно ВВС КНР, становится реальной перспектива потери количественного и качественного преимущества над ВВС Пакистана. Дело в том, что в последнее время (особенно с начала текущего года) Китай предпринимает экстренные меры для резкого усиления потенциала пакистанских ВВС. Между тем, по оптимистичным оценкам, первые F-35 могли бы поступить в индийские ВВС не ранее 2016 г., в то время как первую партию из 18 новых истребителей (хотя и “предыдущего” поколения) Индия может получить уже до конца 2014 г.

Однако новая инициатива LM способна повлиять на рамки выполнения программы MMRCA. Последняя может, например, приобрести промежуточный характер на пути к решению Индией стратегической задачи оснащения своих ВВС истребителями пятого поколения. Иначе говоря, объём программы MMRCA не выйдет за первоначальные 126 истребителей и с какого-то момента (не исключено, что параллельно с процессом её продолжения и завершения) начнётся процедура закупки истребителей пятого поколения.

Здесь следует отметить важную особенность программы JSF, заключающуюся в заложенном в ней модульном принципе, согласно которому фактически создаются три варианта (A, B и С) истребителя F-35, адаптированных для потребностей ВВС,  Корпуса морской пехоты и ВМС. Эта характеристика программы JSF может оказаться привлекательной для Индии, поскольку для неё всё большую актуальность приобретает проблема контроля воздушного пространства не только над сушей, но и над Индийским океаном, в акватории которого уже заметно присутствие Китая. Для её решения реализуется программа строительства авианосного флота (первым новым индийским авианосцем должен стать модернизированный бывший авианесущий крейсер “Адмирал Горшков”, на котором будет базироваться группировка палубного варианта истребителя “Миг-35К”).

Возможность вооружения ВВС и ВМС истребителями пятого поколения, у которых к тому же будет много общих элементов в конструкции и оснащении, не может не заинтересовать индийское МО. Предварительный “зондаж” позиции его руководства относительно перспективы не только приобретения F-35, но и подключения Индии к реализации программы JSF LM провела ещё летом 2007 г. После прошедших тогда переговоров представителем компании было заявлено, что F-35 “полностью удовлетворит будущие индийские потребности” в истребителях пятого поколения.

Однако в декабре 2010 г., после длительных двусторонних переговоров, Индия присоединилась к российской программе создания подобного истребителя на базе экспериментального самолёта ПАК ФА, Т-50. Важным преимуществом этой программы в возможной будущей борьбе с LM за получение индийского заказа является включённость HAL в процесс адаптации будущего истребителя как к потребностям ВВС Индии, так и технологии его производства к своим возможностям.

В случае же с F-35 (если американцы предложат Индии и производство этого самолёта по лицензии) придётся осваивать технологический процесс изготовления фактически уже готового истребителя, спроектированного мировым военно-промышленным лидером, и не очевидно, что для HAL это окажется по силам. Кроме того, США почти наверняка выставят то же условие недопущения утечек из Индии информации о технологиях, использованных в F-35, в третьи страны.

Между тем, освоение передовых технологий - актуальная задача (и давняя проблема) индийского ВПК. Её решение едва ли может носить “скачкообразный” характер. Свидетельством болезненного протекания процесса достижения поставленной цели “самодостаточности” в области оснащения вооружённых сил Индии современными системами вооружений являются длящиеся десятилетиями программы создания “лёгкого истребителя” Tejas, танка Arjun и ряд других. Поэтому участие HAL в поэтапном процессе разработки как самого истребителя пятого поколения, так и технологической цепочки его производства, представляется более перспективным в плане решения упомянутой общей проблемы индийского ВПК.

Тем не менее, сегодня едва ли кто-то может поручиться, что России гарантировано присутствие на индийском рынке истребителей пятого поколения. Слишком много “переменных” входит в задачу достижения этой цели. К уже приведенным можно добавить: сроки готовности продукции; её оперативно-технические и эксплуатационные характеристики; цена  единицы изделия.

И всё же есть основания предположить, что существенное (если не основное) влияние на будущее решение руководства Индии данного вопроса (как и в случае с программой MMRCA) окажет характер ответов на вопросы политического плана. Будет ли возрастать значимость фактора сближения с США (стремительно развивавшегося в течение всего предыдущего десятилетия) перед лицом всестороннего роста Китая? Или китайско-индийские (как и пакистано-индийские) отношения в перспективе будут развиваться вполне конструктивно, а разделяющие два азиатских гиганта проблемы-“долгожители” (например, пограничная) будут решены?

Пока, судя по предварительным итогам тендера MMRCA, Индия позволяет себе занимать достаточно независимую позицию при решении вопросов, имеющих важное значение для Вашингтона (в данном случае, для его ВПК). Но общая неустойчивость военно - политической ситуации, складывающейся в Азиатско – Тихоокеанском регионе, может стать стимулом для дальнейшего роста значимости американского вектора в индийской внешней политике и, следовательно, сузить свободу манёвра Индии в её отношениях с Вашингтоном. В этом случае, принятие предложения по закупке истребителя F-35 явилось бы весьма весомым свидетельством укрепления двусторонних отношений в оборонной сфере.