«Украинская Катынь»: Украину и Польшу ожидает «перезагрузка» гуманитарной политики

Аналитика
25 сентября с.г. в Харькове украинский премьер-министр Николай Азаров  и президент Польши Бронислав Коморовский почтили память польских офицеров, расстрелянных НКВД во время Второй мировой войны.

Э.А. Попов,

руководитель Черноморско-Каспийского центра РИСИ

25 сентября с.г. в Харькове украинский премьер-министр Николай Азаров  и президент Польши Бронислав Коморовский почтили память польских офицеров, расстрелянных НКВД во время Второй мировой войны. Ими были возложены цветы к Украинско-Польскому мемориалу жертвам тоталитарного режима, а также к памятному знаку, установленному на здании бывшей тюрьмы НКВД. В церемонии приняли участие более четырехсот родственников польских офицеров. Сообщается, что весной 1940 года в харьковской тюрьме были расстреляны около четырех тысяч поляков, более 20-и тысяч были убиты в Катынском лесу под Смоленском. Как заявил польский президент, "Обнародование правды о преступлениях сталинского режима и, в частности, о катынской трагедии, чрезвычайно важно для Польши и польского народа. Мы хотим быть вместе с украинцами на стороне жертв и против тех, кто совершил эти преступления".


Тем самым польская сторона продолжает гуманитарную политику предшествующего президента – поминовения польских жертв Второй мировой войны, начатую в Катыни и продолженную на территории Украины. Непростая, с перевесом в шесть процентов, победа на досрочных президентских выборах над Ярославом Качинским, заставляет нового президента Польши доказывать националистическому электорату своего оппонента собственную «польскость». В свете предстоящих в 2011 г. парламентских выборов пропрезидентскую «Гражданскую платформу» ожидают нелегкие испытания, поэтому следует попытаться обеспечить, говоря языком политтехнологов, расширение электорального поля. Как бы цинично это ни звучало, но у политики свои законы, и разыгрывание карты жертв репрессий всегда чутко улавливалось польскими избирателями. Правда, до недавнего времени на этом поле более эффективно играли «националисты» «Закона и справедливости», а не «прагматики» «Гражданской платформы».


Выбор Украины в качестве союзницы в войне исторической памяти также традиционен. Б. Коморовский в этой ситуации воспользовался традициями, уже сложившимися в рамках тандема «Лех Качинский – Виктор Ющенко». Украинская гуманитарная политика, в отличие от экономической политики, в период президентства В. Ющенко шла путем повторения польской, правда, привнеся в антикоммунизм и русофобию еще больше манихейскости и абсурдности. Польша считалась главным лоббистом украинских интересов в Европейском союзе. Оба союзника в гуманитарной политике старались акцентировать внимание на общем, представляя Польшу и Украину жертвами сталинского тоталитаризма (как будто в руководстве Советского государства и карательных органов не было украинцев, а сама Украинская ССР не была территориально оформлена в основном в сталинский период). Польско-украинский союз был направлен против России, которую считали виновной за преступления прошлого. Однако фундамент этого союза покоился на зыбком основании. Если не брать весь комплекс нерешенных остро проблемных вопросов польско-украинской истории, стоит напомнить об одной только «Волынской резне», когда в результате действий бандеровцев и других украинских националистов было уничтожено не менее 120 тысяч польского населения, в основном мирного. Этот «неудобный» факт старались замалчивать в интересах польско-украинской дружбы и в советский период, и в период польского сближения с «оранжевой» Украиной. Напротив, рефлектировалась историческая вина России (якобы наследницы сталинских репрессивной политики).


Понадобилось нанести слишком много взаимных обид и вреда двусторонним отношениям, чтобы произошло постепенное потепление и в российско-польских отношениях. Россия, как и СССР в начале 1990-х гг., пошла на беспрецедентные шаги в расследовании и обнародовании Катынского дела, зачастую в ущерб исторической объективности. По центральным телеканалам передавали сюжеты об обстоятельствах расследования, причем с акцентом на современных польских трактовках. Как бы то ни было, но произошла несомненная нормализация отношений двух стран. Хочется верить, что война историй между Россией и Польшей уже не возобновиться.


Итак, перезагрузка польско-российских отношений произошла за счет значительных российских шагов навстречу. Смею предположить, что на очереди перезагрузка польско-украинских отношений. Она была обусловлена победой на президентских выборах в двух странах прагматиков Януковича и Коморовского. Перезагрузку начала украинская сторона. Янукович отменил указ своего предшественника о присвоении главарю пронацистской ОУН(б) Бандере звания героя Украины. Напомним, что присвоение это, сделанное «под занавес» президентства Ющенко, вызвало резкое раздражение, если не сказать больше, в польском обществе. В этой ситуации гуманитарная политика нового украинского руководства, которую связывают с Табачником, выглядела взвешенной и корректной с точки зрения польской стороны. Однако логическая точка в примирении поляков и украинцев не поставлена. И слова польского президента: «Мы хотим быть вместе с украинцами на стороне жертв и против тех, кто совершил эти преступления» выглядят пока благим пожеланием. И одновременно приглашением к завершению акта исторической справедливости, начало которого положено отменой указа о награждении Бандеры высшей наградой Украины. Не будет зазорным сказать, что помимо патриотического чувства, президент Б.Коморовский руководствуется электоральными соображениями. И если ему удастся победоносно закончить кампанию по признанию вины за геноцид поляков на Украине, он получит важные дополнительные очки в противостоянии с братом покойного президента на предстоящих парламентских выборах. Тогда в активе действующего президента будет не только нормализация отношений с Россией, но и давно ожидаемые польским обществом покаяние украинской стороны за геноцид как минимум 120 тысяч осадников на Волыни. Тему эту, напомним, старались не вспоминать правящие круги Польского государства в период романтического союза с «оранжевой» Украиной. Тем значительней будет заслуга нового президента-прагматика перед польской исторической памятью, которая является живым фактором польского настоящего.