Массовое шествие противников расизма и национализма состоялось в Бостоне

Мы в СМИ
В Америке сегодня сняли еще один памятник Роберту Ли — генералу конфедератов, сторонников рабства, 150 лет назад проигравших гражданскую войну. Статуя простояла в одном из университетов Северной Каролины 85 лет. Но пострадала в последние дни на волне беспорядков, которые спровоцировал другой монумент Роберту Ли. В городе Шарлотсвилль, где во время уличных выступлений погибла женщина.

Война с памятниками — явление знакомое, но больше по странам, где не без участия Штатов менялась власть. На Украине, например, на этой неделе отчитались о сносе всех известных скульптур Ленина. За сельскими и заводскими вождями еще поохотятся.

На американской почве набор приемов стал даже шире — сносить приходят и уже на кладбища. А в Бостоне могло дойти до столкновений между участниками двух митингов. Люди вроде и вышли на улицу за все хорошее, но полицейский кордон был не лишним.

По улицам Бостона течет человеческая река, два непересекающихся потока. В одном — лозунги за свободу слова, в другом — против расизма и ненависти. Такое противопоставление у многих поначалу вызывает недоумение. Ведь и свобода, и толерантность — американские ценности. Но кто их отстаивает? В рядах одних замечены люди в черном с нацистской символикой, в рядах других — молодчики с закрытыми лицами. Полиция стоит живым щитом, чтобы предотвратить между ними стычки.

Больше 150 лет прошло после окончания Гражданской войны, самого кровопролитного военного конфликта в истории США (620 тысяч погибших). Америка внезапно обнаружила, что не все еще точки над «i» расставлены».

Война, которая началась как отстаивание экономических интересов Севера и Юга, завершилась их объединением и отменой рабства. И хотя оно в разной степени существовало по обе стороны линии фронта, расистами и эксплуататорами исторически считают южан.

Эти кадры сняты за несколько месяцев до трагических событий в Шарлотсвилле, протрясших всю страну. Акция в маленьком Пайквиле, штат Кентукки, не попала в международную хронику — обошлась без слезоточивого газа и пострадавших. Но для спокойного миролюбивого городка стала неожиданностью. Пайквиль наводнился чужаками. С одной стороны, ультраправые, не скрывающие татуированные свастики, с другой — антифашисты.

Националистические организации в Америке в последнее время набирают силу. Активизируются и их противники. Социологи уже говорят о вероятности новой гражданской войны в США. Влиятельный еженедельник The New Yorker цитирует прогноз эксперта в области национальной безопасности Кейта Майнса, выдвинутый еще в марте этого года: «Вероятность начала гражданской войны в Соединенных Штатах в ближайшие 10-15 лет составляла 60%. Предсказания других экспертов находились в диапазоне от 5% до 95%. Средние показатели - на уровне 35%. И все это за пять месяцев до Шарлотсвилла».

«Сама постановка вопроса о возможности гражданской войны, возможности распада в США - это уже скандал сам по себе, ведь Соединенные Штаты хотят иметь статус мирового лидера, мирового гегемона, а эта статья показывает американской элите, американскому политическому классу, что не пора бы призадуматься, не пора бы сконцентрироваться на решении внутренних проблем, а не заниматься военными интервенциями по всему миру», — сказал политолог РИСИ Константин Блохин.

Америка задается вопросом: неужели мы становимся похожи на Ближний Восток? Трудно поверить, что все это происходит в США в 21 веке. Толпа с остервенением сносит памятник солдатам армии Конфедерации, простоявший почти сто лет в небольшом городке Дарем в Вирджинии.

Эту ярость сравнят потом с безумием религиозных фанатиков, разрушающих памятники истории и культурного наследия в Сирии. А врезавшийся в толпу автомобиль в Шарлотсвилле, за рулем которого был поклонник Гитлера, — с орудием убийства, которое используют боевики запрещенной группировки «Исламское государство».

Американские историки неожиданно для себя приходят к выводу: американцы так и не пришли к единому мнению об исходе Гражданской войны.

«Для нас война и не прекращалась. Если проводить параллели с нацизмом в Германии, что сейчас многие делают, то после войны немцы уничтожили все нацистские знаки. А в Америке мы все еще боремся за то, чтобы искоренить символы партии, защищавшей нацистские идеи здесь», — говорит общественный деятель Даррел Монтгомери-Хелл.

Недовольство сегодняшним днем вылилось в войну с историей. В Интернете выложен черный список — в нем полторы тысячи монументов, памятных досок, знаков, некоторые из которых уже начали демонтировать, другие подверглись атакам вандалов.

Всех, кто высказывает иную точку зрения, с ходу записывают в расисты. Этот человек проделал сотню километров, чтобы показать: он защищает не ультраправые идеи, а историю. Вейд Соквелл пытается спасти памятник солдатам Конфедерации в городе Коринф, штат Миссисипи.

«Если тут появятся ультраправые и фашисты, я отойду. У меня с ними ничего общего», — сказал он.

Согласно некоторым опросам, две трети американцев против сноса памятников, но боятся об этом заявить, чтобы не получить клеймо расиста или нациста. Историческая справедливость уже вторична. Мэр Шарлотсвилля требует демонтировать памятник генералу южан Роберту Ли, «чтобы лишить расистов их символа», при этом забывая, что сам Ли был противником рабства. Демократы требуют убрать из Капитолия 12 статуй лидеров Конфедерации, поставленных наряду со статуями северян. Президент Трамп попытался остановить расправу.

«Джордж Вашингтон был рабовладельцем. То есть теперь он должен лишиться своего статуса? Нам надо снести установленные ему памятники? А что с Томасом Джефферсоном? Он вам нравится? А ведь он был одним из крупнейших рабовладельцев. Снесем памятники и ему? Давайте не будем переписывать историю!» — заявил Дональд Трамп.

Но сам попал под удар. То, что Трамп не осудил неофашистов сразу и однозначно, возмутило и демократов, и республиканцев. Семь ведущих бизнесменов демонстративно покинули президентский промышленный совет. Ряд благотворительных организаций отказались сотрудничать с президентской администрацией. Чтобы снизить накал страстей, Трампу пришлось принести жертву: отправлен в отставку главный стратег Белого дома Стив Бэннон, имеющий репутацию националиста.

«Это в определенном смысле Рубикон для Соединенных Штатов, это очень важный момент. И то, что эти события происходят на фоне серьезнейшего внутриполитического кризиса, и то, что эти события намеренно используются рядом сторон для подогревания этого кризиса, для нападок на президента Дональда Трампа, это еще больше дестабилизирует американское общество», — говорит политолог Виктор Олевич.

Хроника 1913-го. Справа — ветераны армии Юга, слева — бывшие ополченцы армии Севера. Они жмут друг другу руки и делят трапезу в знак примирения. Но, видимо, где-то глубоко за пазухой — камень, если спустя сто лет их праправнуки готовы идти стенка на стенку друг против друга.

Америка по-прежнему разделена. Только теперь не по «горизонтали» — на север и юг, а по «вертикали» — Западное и Восточное побережье, оплот либерализма, против центра, Америки консервативных ценностей. Избрание Трампа не было причиной этого разделения, но именно оно вскрыло тлеющий конфликт, говорить о котором до последнего времени считалось неполиткорректным.

Жанна Агалакова