KM.ru: «Единственным выходом для России является Белый Путь»

Новости
Российский институт стратегических исследований (РИСИ) и Дом Русского Зарубежья им. Александра Солженицына провели двухдневную Международную научную конференцию «Русский Исход как результат национальной катастрофы. К 90-летию окончания Гражданской войны на европейской территории России».

Задачу конференции ее организаторы сформулировали как попытку через призму «Русского Исхода», как ими было названо отступление русской армии генерала Петра Врангеля из Крыма в 1920 году, проанализировать духовно-нравственные причины братоубийственной войны, формирование Белой Идеи и выработку национальной идеи современной России.

В конференции, о которой уже рассказывал КМ.RU, приняли участие известные российские и зарубежные ученые, эксперты научных центров Москвы, России, ближнего и дальнего зарубежья, а также представители русской эмиграции. С развернутым докладом выступил директор РИСИ Леонид Решетников.

Он напомнил о том, что ровно 90 лет назад на европейской части России завершилась Гражданская война. Символом ее окончания стала эвакуация из Крыма в ноябре 1920 года Русской армии генерала барона П.Н. Врангеля, с которой за границу ушли сотни тысяч наших соотечественников.

«Уходили люди разных социальных классов, вероисповеданий, национальностей. Уход этих людей породил уникальное явление русской эмиграции. Русский Исход стал великой трагедией нашего народа, причем трагедией обоюдной: трагедией тех, кто уходил из России, и тех, кто в ней оставался», – констатировал Леонид Решетников. В результате Исхода прервалась вековая связующая нацию нравственно-духовная нить. И на долгие десятилетия народ оказался расколот на «красных» и «белых», между которыми пролегла пропасть непримиримой вражды.

Этот раскол полностью не преодолен и по сей день, отмечает Решетников, хотя после краха советской системы российское общество и потомки русской эмиграции сделали большой шаг навстречу друг другу. При этом все здравомыслящие русские люди по обе стороны государственной границы понимают, что примирение и воссоединение двух частей некогда единого народа жизненно необходимы. И для этого объединения одного неприятия советского режима не только недостаточно – само объединение на основе неприятия непродуктивно, ибо объединяться можно только на основе любви. В данном случае – любви к России.

Однако Решетников признает, что и это непросто, хотя бы потому, что даже представления о России «в российском обществе и в русской эмиграции зачастую принципиально разные».

И чтобы достичь такого объединения и увидеть путь России в будущее, необходимо вернуться в точку отсчета, понять, что с нами произошло 90 лет тому назад, говорит директор РИСИ. «Без этого духовно-нравственного анализа, убежден, невозможно дальнейшее развитие нашей страны как одного из ведущих государств мира», – подчеркивает он.

Леонид Решетников напоминает, что «Исход 1920 года не был ни причиной, ни главным событием русской катастрофы. Он стал своего рода его заключительным этапом. Собственно катастрофа разверзлась в феврале 1917 года».

«Говоря о феврале 1917 года, мы должны осознавать, что речь идет фактически о гибели традиционного российского государства, о гибели всего тысячелетнего русского жизненного уклада. Речь идет о сломе русского цивилизационного кода. Русский народ утратил осознание своего предназначения в этом мире...

Ведь сила и предназначение русского народа заключались в служении Божьей Правде. Именно поэтому Российская империя многие столетия была так притягательна для других народов, именно поэтому под скипетром русского царя соглашались жить мусульмане, буддисты, иудеи и даже язычники.

Однако в феврале 1917 года русский народ (прежде всего его городская, «образованная» часть) вместо воли Божьей стал руководствоваться своей волей, стремиться не к духовному совершенствованию, а к материальному благополучию, ради которого стали считаться возможными насилия и убийства. И что поразительно, как только русский народ предал Бога, от него отвернулись все остальные народы, которые стали обвинять русских во всех своих бедах, а вместо материального благополучия наступило время жуткой нищеты и голода», – констатирует Леонид Решетников.

Однако «Россия не вдруг пришла к февральскому клятвопреступлению. В XIX столетии в российском образованном обществе получил развитие процесс отхода от традиционных духовных ценностей, который к концу века принял характер отречения элиты от исторической России.

Этот процесс стал отражением общего мирового процесса дехристианизации европейской цивилизации. Привнесенные с Запада идеи свободы, равенства, братства, социализма предлагали русскому народу путем революции перенести «отсталую и темную» Россию в «светлый» рай на земле, отбросив при этом все, что считалось ими пережитками прошлого, и что на самом деле составляло душу русского народа. Таким образом, западничество вскормило в своих недрах идеологию социальной революции и воинствующего атеизма».

Особенно резко укоряет Решетников русскую интеллигенцию, которая в своем западничестве стала заходить настолько далеко, что поддерживала любые антигосударственные действия, вплоть до терроризма. Он напомнил слова Достоевского: «Это явление – прямое последствие вековой оторванности всего просвещенного русского общества от родных и самобытных начал русской жизни. Даже самые талантливые представители нашего псевдоевропейского развития давным-давно пришли к убеждению о совершенной преступности для нас, русских, мечтать о своей самобытности. Наши Белинские и Грановские не поверили бы, если б им сказали, что они – прямые отцы Нечаева».

Достоевскому вторил другой великий русский мыслитель К.Н. Леонтьев: «Интеллигенция русская стала слишком либеральна, т. е. пуста, отрицательна, беспринципна».

В результате к концу ХIХ века русское общество больше не было едино в своем понимании добра и зла, блага и вреда. В обществе проросли побеги иной морали, которая была враждебна Православию и традиционной государственности. Отречение «образованного» российского общества от русской духовности и традиций достигло таких масштабов, что можно смело говорить об ее отречении от исторической государственности.

«В этих условиях русский царь как Помазанник Божий становился непонятным и ненужным. Тем более такой царь, как Николай II… Царь, говоря современным языком, оставался в православном поле, а его оппоненты из политической и интеллектуальной элиты давно это поле покинули. Впрочем, и писания современных интерпретаторов действий Николая II не могут даже приблизиться к их подлинному пониманию все по той же причине: они пока находятся в совсем другом духовном поле», – говорит Решетников.

И, как результат, «в феврале 1917 года русский народ в своей значительной части (и прежде всего его элита) отверг дарованного ему Божьего Помазанника, предал своего царя. В этом предательстве виновны не только самые радикальные враги России – революционеры, но и либеральная оппозиция, представители буржуазии и купечества, духовенства, высшего генералитета русской армии».

«Последующие преступления большевизма заслонили в глазах современного общества преступления Милюкова, Гучкова, Львова, Родзянко, Керенского и прочих творцов Февраля, ниспровергателей исторической России. Но суд истории над ними состоялся, и было бы неправильно замалчивать его приговор.

Гибель самодержавия неминуемо привела к гибели России и к распаду единого государства… Февраль 1917 года привел наш народ к большевизму, Гражданской войне, Соловкам и ГУЛАГу», – делает вывод Леонид Решетников.

Впрочем, он строго критикует и деятелей Белого движения, которые хоть и боролись с большевиками, но в большинстве своем сами были «февралистами». Да и наряду с последними в антибольшевистском движении хватало и кадетов, эсеров и меньшевиков, которые сами по себе были чужды подлинно Белой Идее.

«Ни одно антибольшевистское правительство не провозглашало своей целью восстановление исторической традиционной России, более того, было ей враждебным. Исключением является правительство генерала М.К. Дитерихса, появившееся на Дальнем Востоке в 1922 году, на самом закате Гражданской войны... Идеологической сутью этих режимов по-прежнему оставался «феврализм» с его непредрешенчеством и чуждыми русской цивилизации западными представлениями о развитии государства и нации». Поэтому «белые» Гражданскую войну и проиграли, считает Решетников.

Коснулся он и более близкой для современников эпохи. «С конца 70-х – начала 80-х годов процесс самораспада системы, основанной на репрессиях в отношении своего же народа, получил широкое развитие и завершился распадом Советского Союза – глобальной катастрофой ХХ века», – заявил Леонид Решетников. И далее констатировал:

«Крах СССР и коммунистической системы формально освободили Россию от безбожного режима, открыли свободу вероисповедания и изучения родной истории. Но вскоре выяснилось, что пришедшая к власти новая элита вовсе не собирается возвращаться к русским национальным корням. Ее идеал совпал с идеалом Февраля. Методы и взгляды этой элиты ничем не отличались от методов и взглядов «февралистов». Подобно им, новые российские власти презирали русский народ и полностью ориентировались на Запад. Результатами такой политики стали грабительская приватизация, обнищание народа, крайнее ухудшение криминальной обстановки, высокая смертность среди населения, утрата независимого курса внешней политики в угоду западным державам и угроза распада и без того уменьшавшейся России».

И хотя на рубеже веков эти тенденции, как казалось, были приостановлены, Россия и ныне «остается в довольно неопределенном положении: с одной стороны – тяга к копированию западной системы ценностей, с другой – отторжение страной и ее народом, пусть нередко и неосознанное, прозападного пути. Такая ситуация может привести страну к новой катастрофе».

Впрочем, предупреждает Решетников, «к такой же катастрофе нас приведет и другой путь – создание некоего неокоммунистического режима, некоего гибрида, в котором большевистские лозунги и сталинистская псевдоимперия соединены с легким псевдохристианским флером». Кроме того, «таким же путем в пропасть является вариант т. н. «русского нацизма» под лозунгом «Россия для русских».

«Единственным выходом для России является Белый Путь, т. е. возвращение к истокам своей исконной государственности, к истокам тысячелетней культуры и прежде всего к Православной Вере. Возвращение к Православию есть вопрос нашего выживания», – делает вывод Леонид Решетников. И подводит итог таким образом:

«Не будем пускаться в бессмысленные споры, что лучше – республика или монархия. Сама жизнь, само развитие подскажет форму правления государством. Важнее другое – чтобы в нашей жизни достойное место заняли традиционные для народов России великие постулаты российского просвещенного консерватизма: «Бог, Отечество, семья».

С полным текстом доклада Л.П. Решетникова можно ознакомиться здесь

10:00 09.11.2010

Максим Хрусталев

Источник: KMnews