Политическое дежавю: итоги выборов президента Польши

Аналитика
Олег Борисович Неменский Олег Неменский
С точки зрения интересов России победу Анджея Дуды можно признать предпочтительным вариантом

Президентские выборы в Польше 28 июня и 12 июля 2020 года были очень схожи с предыдущими, состоявшимися в 2015 году. Основное соперничество вновь развернулось между представителями двух ведущих политических сил, в своё время вышедших из движения «Солидарность» и с 2005 года разделяющих почти всё политическое поле страны. Снова представитель «Права и справедливости» (PiS) Анджей Дуда выиграл у кандидата от «Гражданской платформы» во втором туре с минимальным отрывом – в 2015 году он получил 51,55% голосов (обойдя президента Бронислава Коморовского), в 2020 году – 51,03%1 (победив у мэра Варшавы Рафала Тшасковского). Опять в первом туре на третьем месте оказался внесистемный кандидат «не из мира политики», отрицающий приверженность какой-либо идеологии и собирающий голоса недовольных избирателей самых разных взглядов. В 2015 году это был рок-музыкант Павел Кукиз (20,8%), а в 2020 году – журналист Шимон Головня (13,87%). И вновь на четвёртом месте оказался представитель крайне правых (Януш Корвин-Микке с 3,26% в 2015 году и Кшиштоф Босак с 6,78% в 2020 году). Таким образом, структура большой польской политики остаётся очень стабильной и за последние годы почти не изменилась. Правящей партии удаётся удерживать выгодное для себя соотношение сил.

Тем не менее, можно увидеть и некоторые довольно значимые отличия. Во-первых, это существенно большая явка избирателей. В 2015 году она равнялась в первом и втором туре соответственно 48,96% и 55,3%, а в 2020 году 64,51% и 68,18% от числа имеющих право голоса граждан. На избирательные участки пришли почти на 4 млн больше поляков, что свидетельствует о существенном росте политизации общества на фоне сохраняющегося раскола на две примерно равные части сторонников и противников политики партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского. «Крайняя поляризация» и «враждебность, висевшая прямо в воздухе» были даже отмечены в заявлении по итогам выборов пресс-секретаря Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека Кати Андруш2.

Во-вторых, стоит отметить существенное увеличение числа проголосовавших за крайне правого кандидата, который в условиях значительно большей фреквенции смог более чем вдвое нарастить результат. Это результат заметного роста популярности националистических сил, который вполне можно рассматривать как часть долговременного общеевропейского тренда. Восходящий характер поддержки польских «народовцев» подтверждается и сведениями о возрастном распределении его сторонников. По данным социологических исследований IPSOS, за Босака проголосовало 21,7% представителей молодёжи (при этом за Дуду – лишь 16%, за его конкурента Тшасковского – 27%)3. Сам Босак не стал призывать своих сторонников к голосованию за того или иного кандидата во втором туре. Из числа его избирателей, вновь пришедших к урнам, голоса распределились примерно поровну – 51,5% проголосовали за Дуду, и 48,5% за Тшасковского, что точно соответствует распределению голосов и среди всех польских избирателей. При этом треть его сторонников во втором туре голосовать не стала. Всё это свидетельствует не столько о расколе в их взглядах, сколько о том, что электорат крайне правых является внесистемным по отношению к имеющемуся разделу политических сил

Ещё один примечательный момент – это полный отказ от участия в выборах социалистов (так называемых посткоммунистов). В 2015 году их представительница Магдалена Огурек получила лишь 2,38%, а на этот раз Союз демократических левых сил (SLD) принял решение о поддержке леволиберального кандидата Роберта Бедроня (набрал 2,22%), с которым он вошёл в коалицию ещё перед парламентскими выборами 2019 года. Прежде один из двух ведущих политических лагерей Польши, представителем которого был президент Александр Квасьневский (1995–2005), теперь даже не претендует на самостоятельную роль в польской политике.

Стоит отметить и существенный рост поддержки правящей партии и её кандидата. Если в 2015 году Дуда набрал в первом туре 34,76% голосов, то в 2020 году он получил уже 43,5%. На выборах 2015 года «Право и справедливость» получила 37,6% голосов, тогда как в октябре 2019 года – 44%. При схожем долевом результате в абсолютных цифрах за Дуду проголосовало почти на 2 млн больше поляков, чем в прошлый раз (10440 тыс. чел. против 8630 тыс.). Столько голосов не собирал никто после Леха Валенсы в 1990 году По сравнению со своим результатом 2015 году Дуда победил в гораздо большем количестве повятов в той части Польши, которая традиционно голосует большинством голосов за «Гражданскую платформу» (территории, прежде входившие в состав Германии)4.

Такой результат можно считать не только заслугой самого Дуды, но и всей партии, о чём свидетельствует рост её поддержки на недавних парламентских выборах5. Это уже шестые выборы подряд, на которых побеждает PiS. Один из лучших в Европе показателей экономического роста, существенное увеличение социальных гарантий государства и политика по защите традиционных ценностей позволяют политикам PiS сохранять симпатии избирателей. Победа правящей силы во многом была обеспечена и лучшей мобилизацией сторонников. Это видно из электоральных карт, учитывающих не явившихся на выборы избирателей, – в зоне преимущественной поддержки Тшасковского значительно число повятов, в которых доля неучаствовавших избирателей оказалась сравнительно большей, чем проголосовавших за каждого из кандидатов6. Впрочем, электораты двух претендентов на победу во втором туре были качественно различны: если за Дуду голосовали в основном сторонники его политической силы, то Тшасковский собирал голоса не только сторонников «Платформы», но и всех, желавших проголосовать против правящих сил, то есть протестный электорат. Процент поддерживавших собственно эту партию намного меньший, чем у правящей, – в октябре она в составе большой коалиции получила на выборах всего 27%. На фоне этого победа «Права и справедливости» выглядит очень убедительно.

Пытаясь выразить основные аспекты общественного недовольства правящей партией, Тшасковский смог объединить вокруг себя во втором туре выборов весь протестный электорат, однако эта тактика не обеспечила ему победы. Возможно, кандидату от оппозиции следовало бы бороться не за протестные голоса, которые он и так собрал бы, а за переманивание части широкого электората «Права и справедливости» – партии, уже демонстрировавшей свою способность получать поддержку большей половины избирателей. Однако для этих целей требовался бы иной кандидат – готовый работать с умеренной частью консервативного электората. Тшасковский же представляет собой наиболее левое крыло либерально-консервативной «Гражданской платформы». Как политик он пошёл на декларацию приверженности радикальным «новым западным ценностям», подписав в феврале 2019 года двенадцать пунктов «Декларации ЛГБТ» о защите прав сексуальных меньшинств. И хотя во время избирательной кампании он не раз подчёркивал, что в его программе нет этих пунктов и он не собирается навязывать их всем полякам, всё же его электоральные возможности в весьма консервативном польском обществе были существенно ограничены7. Дуда, наоборот, в своей предвыборной кампании сделал акцент на защите традиционной семьи, заявив даже, что «идеология ЛГБТ хуже коммунизма». Это вызвало резкую критику в Европе8, но наверняка прибавило ему сторонников в Польше. Но у «Гражданской платформы» более приемлемого для большинства поляков кандидата не нашлось. Эта партия сейчас переживает кризисный период отсутствия явного лидера. Замена уже на этапе предвыборной борьбы изначально выдвинутой кандидатуры вице-спикера сейма Малгожаты Кидавы-Блоньской, не сумевшей добиться большой поддержки, на популярного мэра Варшавы была расценена как очень удачный ход, однако поддержку большинства он не принёс.

С точки зрения интересов России победу Анджея Дуды можно признать предпочтительным вариантом. В отношении к нашей стране оба основных кандидата, как и стоящие за ними политические силы, придерживаются довольно схожих позиций. Тшасковский даже посчитал нужным подчеркнуть тождественность его взглядов на отношения с Россией с политикой нынешнего правительства и выразить свою готовность сотрудничать с ним в этой области: «у нас очень похожие мнения по вопросам, связанным с политикой в отношении России. … Я действительно хочу здесь помочь»9. Однако более либеральный настрой «Гражданской платформы» и заявления её политиков о необходимости смягчить историческую политику предполагают значительное снижение давления Варшавы на Киев, и в первую очередь по оценке бандеровской идеологии. Победа Рафала Тшасковского могла бы привести к улучшению отношений двух стран, а значит и к активизации польской политики на украинском направлении, имеющей принципиально антироссийский характер.

Улучшение положения Польши внутри ЕС вследствие победы проевропейского лидера усилило бы и голос Варшавы в Европе, что стало бы негативным фактором уже для российско-европейских отношений. Правящая партия, наоборот, пошла на усиление конфликтной составляющей своих отношений с Европой в условиях роста противоречий между ЕС и США, вызванных политикой президента Дональда Трампа. Кроме того, во время визита Анджея Дуды в Вашингтон прямо перед выборами (24 июня) была подписана Декларация об оборонном сотрудничестве в сфере присутствия Вооруженных сил США на территории Польши и сделаны заявления о передислоцировании части американских войск с территории Германии, что крайне негативно воспринимается в Берлине. Не меньшее недовольство вызывает и активность Польши в продвижении планов принятия новых санкций США против Северного потока–2. Весьма вероятно, что положение Польши в европейской политике будет ухудшаться и далее. Ожидать же каких-либо существенных изменений в польской восточной политике и в польско-российских отношениях в результате победы Анджея Дуды не приходится.

1 Wybory Prezydenta Rzeczypospolitej Polskiej 2020 r. // Państwowa Komisja Wyborcza. URL: https://wybory.gov.pl/prezydent20200628/

2 В ОБСЕ заявили о враждебности и поисках «врагов народа» на выборах в Польше // RuBaltic, 14.07.2020. URL: https://www.rubaltic.ru/news/14072020-v-obse-zayavili-o-vrazhdebnosti-i-poiskakh-vragov-naroda-na-vyborakh-v-polshe/

3 Młodzi nie mieli faworyta. Wskazywali czterech kandydatów, co innego starsi // TVN24, 28.06.2020. URL: https://tvn24.pl/wybory-prezydenckie-2020/wybory-prezydencie-2020-jak-glosowali-mlodzi-sondaz-ipsos-4623258

4 Wyniki głosowania w drugiej turze // Państwowa Komisja Wyborcza. URL: https://wybory.gov.pl/prezydent20200628/pl/wyniki/2/pl См. также электоральные карты: Brol W. Mapy wyborcze – Wybory Prezydenta 2020 – II tura // WBDATA, 13.07.2020. URL: https://wbdata.pl/mapy-wyborcze-wybory-prezydenta-2020-ii-tura/

5 См. подробнее о ходе и результатах этих выборов: Неменский О.Б. Политическая сцена Польши становится шире и справа, и слева. Некоторые итоги парламентских выборов в Польше // РИСИ, 18.10.2019. URL: https://riss.ru/analitycs/63056/

6 Дуда v Тшасковский v Диван в Польше // Журнал Александра Киреева: о политике, выборах и не только. 13.07.2020. URL: https://kireev.livejournal.com/1766167.html

7 Trzaskowski: Nie ma w moim programie postulatu wprowadzenia karty LGBT w całym kraju // Gazeta Prawna, 09.07.2020. URL: https://www.gazetaprawna.pl/artykuly/1485780,rafal-trzaskowski-karta-lgbt.html

8 Polish election: Andrzej Duda says LGBT 'ideology' worse than communism // BBC, 14.07.2020. URL: https://www.bbc.com/news/world-europe-53039864

9 „Kto nadużywa władzy, zostanie zmieciony ze sceny politycznej”. Trzaskowski słowo w słowo w Lesznie. Magdalena Chrzczonowicz // OKO.press, 07.07.2020. URL: https://oko.press/trzaskowski-slowo-w-slowo-w-lesznie/