Русские спевки

Мы в СМИ
Со второй половины ноября на Украине развивается новое движение, которое может оказаться не менее значимым, чем все украинские «майданы». Правда, оно вообще не про политику: жители Юго-Востока стали собираться на вокзалах и петь русские песни. Казалось бы невинное занятие, но судя по реакции «патриотической общественности» так не скажешь.

Началось движение случайно, непреднамеренно. Первоначальный «флэшмоб» на железнодорожном вокзале г. Запорожья, который стал образцом для всех последующих, был организован местной телекомпанией специально к 83-летию комбината «Запорожсталь», и участвовали в нём вокалисты из запорожского музыкального училища им.Майбороды. Они спели песню из фильма, который здесь воспринимается как свой, знаковый для города (и для комбината, на котором в 1956 году проходили его съёмки) – «Весна на Заречной улице». Но спели так, что тронули душу. А главное – люди услышали в песне что-то гораздо большее, чем просто дань памяти строителям завода. На современной Украине, где идёт официальная дерусификация и декоммунизация, спеть хором старую советскую песню на русском языке – это своего рода вызов, а само название выбранной песни – «Когда весна придёт» – наталкивало на мысль и о чём-то большем.

И вот в целом ряде больших и малых городов Юго-Востока прошли подобные мероприятия. Только теперь они уже были настоящими флешмобами, то есть акциями, в которых участвуют в основном прежде не знакомые друг с другом люди. И мы можем видеть на записях, что в пении песен стали принимать участие люди самых разных поколений. Такие акции не нужно согласовывать, а полиция не может им противодействовать. Да и незаконного вроде ничего нет, зато впечатление производят большое.

Молодёжь сразу определила смысл этих действий выражением «русские пингуются», и это очень точно. За звуками этих песен нетрудно различить «сигнал для проверки целостности и качества соединений». Русскоязычные на Украине ныне не составляют общества и не могут открыто заявлять о своих интересах, отличных от интересов «украинской нации». Они – население, подозреваемое в нелояльности и в особых сантиментах к «врагу», то есть, по сути, люди второго сорта. Однако смириться с таким положением безголосых недоукраинцев они всё же не хотят. И если нельзя устраивать политические митинги, то можно петь песни. Те самые, которые «свидомые украинцы» ни за что петь не станут. И дело здесь не в том, что эти песни советские. Просто они городские. Это песни, которые родила городская демократическая культура, которая здесь была и остаётся русскоязычной. И через них люди этой культуры, которую государственная идеология воспринимает как чужую, проверяют и устанавливают связи друг с другом, удостоверяются в том, что они являются общностью со своим языком и своими традициями. А значит, и своими интересами.

Официоз и «свидомые» граждане в растерянности, потому что непонятно, как этому можно противостоять. Стали обвинять в организации флешмобов Кремль, но это было слишком неубедительно. Потом решили перехватить инициативу – организовывали подобные акции, только уже с пением украинских песен. Но в том-то и дело, что по форме вроде как всё то же, а смысла того же нет. Не вдохновляют. Более того, лишь утверждают раскол общества на людей двух разных культур.

А сама обеспокоенность отнюдь не напрасна. Собрания для совместного исполнения песен – старая технология объединения обществ и даже формирования наций. Например, в Прибалтике ещё в 1860-70-х годах активисты национальных движений стали организовывать «песенные праздники». Тогда латыши и эстонцы были ещё в основном сельской массой, лишь недавно потянувшейся в инокультурные города. Они просто собирались на площадях и пели свои народные песни, пускались в пляс, а потом расходились. Прошло всего несколько десятков лет, и молодая буржуазия и интеллигенция, выросшая на этих праздниках и благодаря ним не превратившаяся в немцев или русских, на руинах межимперских войн смогла организовать новые национальные государства. На Юго-Востоке Украины, правда, в подобном положении находится не сельские, а городские жители с иной, чем официально предписано, культурой. Не удивлюсь, если узнаю, что организаторов этих мероприятий преследуют и даже сажают. Но тут проявляет себя само общество, и оно уже смогло себя услышать и понять, а значит, такие акции войдут в традицию и наверняка будут иметь серьёзные последствия.

Интересно, что флешмобы подхватили и русские эмигранты на Западе – в целом ряде европейских городов прошли схожие мероприятия. Русские перестали стесняться друг друга и им хочется увидеть, как их много и как много их объединяет. Песни (преимущественно из нашего старого кино) для этого идеально подходят. Только здесь люди не сразу расходятся – им не страшно и они не ждут полиции. Они начинают петь песни одну за другой, знакомиться, общаться. И местные жители на это смотрят с улыбкой, ведь песни и правда красивые.

Но что больше всего впечатляет во всём этом движении, это реакция на него в России. Тут тоже стали проводить подобные акции. Только вместо русских песен стали петь украинские. Идеология акций такова: вы там на Украине поёте русские песни, значит мы здесь будем петь украинские, и всё это будет означать, что мы за мир и дружбу народов. Вот только в этой дружбе народов русскому (русско-культурному) населению Украины как бы и нет места. Смысл-то изменён полностью. Если на Юго-Востоке поют русские песни именно потому что они свои, то в России поют украинские, потому что они чужие, ведь здесь нет крупного украиноязычного населения. Да и чужие для российских горожан все эти «Розпрягайте, хлопці, коні», «Їхали козаки» и т.д. Когда Харьков поёт «Старый клён», Мариуполь «Я люблю тебя жизнь», Николаев подхватывает «Надежда, мой компас земной», а через линию фронта Донецк – «От героев былых времён», Луганск – «С чего начинается Родина» и т.д. – они поют свои песни, а не чужие. Они проявляют в них себя и обретают свою общность. Но в России к этому глухи. С кем «пингуются» россияне своими акциями? Со свидомыми украинцами, но никак не с жителями Юго-Востока, то есть де факто участвуют в прямо противоположной кампании. Здесь украинскими песнями как бы хотят сказать: «Русские Украины! Вас для нас не существует! Мы вас в упор не видим, и видеть не хотим. Для нас на Украине живут украинцы! И дружить мы будем с ними!» Вот только вряд ли с собственно украинской стороны кто-то на это сейчас ответит.

По сути, это трагедия. В первую очередь для Юго-Востока, для русскоязычной Украины. Они так и не смогли достучаться до русских собратьев в России. Так и не смогли убедить заметить себя и хотя бы морально поддержать. В ответ на «От героев былых времён» и «На безымянной высоте» они слышат «Ти ж мене підманула».

И это не просто глухота к своей идентичности и к своим собратьям со стороны отдельных россиян. У нас так вся государственная политика в отношении Украины строилась. Русские там всегда своей активностью и недовольством нелегальным статусом своего языка мешали проводить политику дружбы с официальным Киевом, ссорили Россию «с братским славянским народом». А то, что эта дружба под угрозой совсем не из-за них, а из-за национальной идеологии, принятой в этой стране, как-то не замечали. Не хотели замечать. И, как теперь особенно видно, это не просто ошибка политиков. Общество такое же.

Но надо обратить внимание и вот на что: через эти флешмоб-акции русскоязычные жители Украины уже и не пытаются достучаться до России. Они пингуются друг с другом, они обретают самосознание своей собственной общности. И если у них это получится, то, возможно, они смогут обратить на себя внимание и россиян.

Есть хорошее русское слово – «спевка». Кажется, это как раз то, что делают люди русской культуры на вокзалах своих городов. А спевки обычно проходят перед основным выступлением.

Песенно-вокзальный флешмоб начался с фразы «Когда весна придёт не знаю». И это очень точное определение того, что настоящая русская весна нам дана пока только в ожидании. 

Сокращённый вариант статьи был опубликован в авторской колонке ведущего научного сотрудника РИСИ Олега Неменского в "Литературной газете".

Украина культура