Стремление Тбилиси на Запад затмевает отношения с Москвой

Мы в СМИ
Кто бы ни был выдвинут единым кандидатом от «Грузинской мечты», этот человек вряд ли будет усердно способствовать преображению российско-грузинских отношений, и курс на сближение с Западом останется приоритетным, убежден главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований (РИСИ) Аждар Куртов.

2 мая в Грузии, возможно, назовут имя кандидата на президентский пост от коалиции «Грузинская мечта». Это объединение занимает большинство мест в парламенте, находится в жесткой оппозиции к действующему президенту страны Михаилу Саакашвили.

Кандидат от «Грузинской мечты» имеет все шансы стать фаворитом предвыборной гонки. Пока явных соперников у этого пока еще неизвестного широкой публике человека нет. Премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили, выдвинутый на этот пост «Грузинской мечтой», уже говорил, что у него есть своя кандидатура на президентский пост, однако с партийными товарищами он ее еще не обсуждал.

Выборы в Грузии пройдут в октябре.

Кто может стать единым кандидатом на пост президента от «Грузинской мечты» и как после выборов изменится внешнеполитический курс страны, «Голосу России» рассказал главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований (РИСИ) Аждар Куртов.


- Есть предположение, что это обещание назвать имя кандидата будет носить формальный характер, что это некая игра, можно сказать, праймериз, чтобы узнать, у кого какой рейтинг в партии. Вы согласны с этим?

- Да. Такая версия имеет право на существование. Тем более что о возможности провести праймериз заявляли не только сторонники Иванишвили, но и сторонники Михаила Саакашвили.

В Грузии в постсоветской ее истории всегда выдвигалось множество кандидатов. Я думаю, что двумя кандидатами от двух основных политических сил, сторонников Иванишвили и Саакашвили, дело не ограничится, список будет достаточно большим.

Сейчас, судя по опросам, которые проводятся, например, я приведу результаты опроса, проведенного в марте, 58 процентов грузинских избирателей предпочли бы проголосовать за сторонников «Грузинской мечты». То есть у сторонников нынешнего премьер-министра Грузии все преимущества.

- Возможный кандидат - это личный кандидат премьер-министра, раз он не советовался пока с партийными товарищами? Кстати, Иванишвили планировал обсудить несколько кандидатур на пост президента со стороны коалиции на заседании политического совета.

- Нет. Я думаю, все-таки будет выслушано и учтено мнение его партнеров по партии, поскольку все-таки Иванишвили - это не тот политик, который может претендовать на исключительно собственную харизму, чтобы вывести Грузию из того тупика, в котором она сейчас находится, или, по крайней мере, удержать свою власть.

Я думаю, что список кандидатур, которые сейчас обсуждаются, в общем-то, известен. Скорее всего, будет выбрана одна фигура. Кстати, обсуждаются фигуры не только политиков, но и людей, не очень зарекомендовавших себя в этой сфере.

- Почему кандидатура министра обороны Ираклия Аласании, ранее обсуждавшаяся в качестве единого кандидата от коалиции «Грузинская мечта», сейчас уже не обсуждается?

- Потому что он был в ранге вице-премьера, отвечал за определенный участок работы и был отправлен в отставку. То есть сформированное правительство Иванишвили может не дожить тот срок, который отпущен премьеру, и перестановки вполне возможны.

- Как вы считаете, кто явный фаворит? Местные СМИ, например, пишут о том, что кандидатом на пост президента от «Грузинской мечты» может быть футболист, нынешний министр энергетики Каха Каладзе.

- Если мы примем во внимание очень важный фактор, что все-таки грузинская Конституция, неоднократно менявшаяся, в настоящее время предполагает, что пост главы государства не будет сопряжен с таким объемом полномочий, который был ранее, то тогда вполне можно назначить и футболиста в качестве основного кандидата, ведь основная власть останется в руках премьер-министра после выборов.

Эта кандидатура может устраивать Иванишвили по той причине, что этот человек очень известен, очень раскрученный бренд, и за него наверняка будет отдано значительное число голосов. Но его профессиональные качества как политика, конечно, оставляют желать лучшего.

- Каковы главные особенности выдвижения кандидатов в президенты на этот раз?

- Я думаю, что основные особенности связаны с тем, что это проходит все-таки не в условиях острой политической борьбы, как это бывало в 1990-е и в начале 2000-х годов. Все-таки тех массовых демонстраций, которые были перед так называемой «революцией роз» или еще ранее, когда свергали первого президента Звиада Гамсахурдиа, в Грузии нет. Это, кстати, очень отрадный факт.

- Как вы полагаете, как изменится страна после выборов?

 - Я не думаю, что Грузия претерпит радикальные изменения. Мы должны прекрасно понимать, что среди грузинских политиков, которые стремятся занять пост президента, как от партии Саакашвили, так и от партии Иванишвили, нет людей, которые действительно стремятся качественно преобразовать отношения с Россией. Курс на сближение с НАТО, с Евросоюзом остается неизменным. Так что будут какие-то частичные изменения, но отнюдь не революционные.