Азербайджан накануне выборов президента

Мы в СМИ
Нестабильная политическая ситуация в Азербайджане в год президентских выборов, рост активности оппозиции и беспорядки внутри страны, исторический фон предстоящих выборов, нерешенность нагорно-карабахского конфликта и маневры Ильхама Алиева, динамика российско-азербайджанских отношений, - об этом в беседе с обозревателем «Голоса России» Иваном Суховым и главным редактором интернет-портала Iron Times Мадиной Шавлоховой размышляет старший научный сотрудник Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья Евгений Бахревский.

Полная версия доступна в аудиоформате:

Иван Сухов: 16 октября этого в Азербайджане пройдут президентские выборы. Каких-то сюрпризов от этого не ждут, большинство экспертов сходится во мнении, что Ильхам Алиев сохранит за собой этот пост, но, с другой стороны, есть и другие оценки, есть такая экспертная разноголосица. Некоторые даже считают, что Ильхам не будет выдвигать свою кандидатуру. Давайте поговорим о том, как Азербайджан идет навстречу президентским выборам, о всех сопутствующих этому скандальных подчас историях, о том какой исторический фон это сопровождает. Только что мы отметили 25-летие формального начала конфликта в Нагорном Карабахе. На прошлой неделе исполнилось 25 лет с того момента, как Верховный совет Нагорно-Карабахской автономии официально провозгласил выход из состава Азербайджана и попросил Армению включить Нагорный Карабах в ее состав. На днях исполняется 21 год Ходжалинской трагедии, которая очень по-разному оценивается в Армении и Азербайджане. Существует еще масса тем, связанных с современным Азербайджаном. На самом деле, складывается впечатление, что эта страна, которая доминирует на Южном Кавказе, в силу своего исключительного экономического положения и исключительной экономической мощи, на самом деле является колоссом на глиняных ногах, потому что внутренних проблем столько, что проблемы могут обостриться в любой момент, и возможен даже крах государства. Давайте поговорим о том, что сегодня происходит в Азербайджане, что происходит в азербайджано-российских отношениях, как изменяется динамика этих отношений. Согласны ли вы, Евгений, что динамика эта негативная? Есть устойчивое ощущение, оно усилилось после прекращения аренды Габалинской радиолокационной станции, что отношения между двумя странами ухудшаются. Так ли это?

Евгений Бахревский: Я полагаю, что говорить о том, что отношения резко ухудшились, нельзя. Да, конечно, закрытие Габалинской станции – это очень неприятный момент прежде всего для России, но и для Азербайджана тоже. Потому что они сталкиваются сейчас с тем, что дальше делать с этой станцией. Никому она, кроме России, особо не нужна. Понятно, что сделано это было неслучайно. Понятно, что символическое повышение цены на аренду станции имело не экономический характер. Но нашла коса на камень, Азербайджан, видимо, выдвинул побочные условия, на которые Россия должна была пойти для перезаключения договора. Россия сказала «нет». И теперь обе стороны не очень хорошо себя чувствуют.

Иван Сухов: А вам не кажется, что вопрос не только и не столько в Габале, сколько то, что Россию не очень устраивает Азербайджан как самостоятельный субъект южнокавказской политики, который к тому же является производителем и транзитером полезных ископаемых? И дело в том, что у России нет никаких инструментов, как поставить Азербайджан и его нефтяной и газовый экспорт и транзит под свой контроль.

Евгений Бахревский: В принципе, Россия не должна задаваться такими вопросами, потому что Азербайджан – это независимая страна, которая признана Россией. На самом деле, если посмотреть на отношения в целом, мы могли иметь гораздо более плохие отношения с Азербайджаном. То, что они достаточно неплохие сейчас, говорит о том, что у нас действительно очень много есть пространства для сотрудничества, взаимопонимания, и оно в значительной степени работает.

Мадина Шавлохова: Можно уточнить, по каким вопросам у России и Азербайджана взаимопонимание?

Евгений Бахревский: Прежде всего, по экономическим, потому что с начала 90-х годов, когда возникали вопросы по статусу Каспийского моря, по разделу нефтяных и газовых богатств, Россия сначала занимала активно позицию, не сходящуюся с азербайджанской, но потом достаточно быстро договорились об этом и стали сотрудничать. Другой вопрос, что некоторые эксперты считают, что Россия зря пошла на эти договоренности по разделу шельфа, и мы могли бы настаивать на гораздо более выгодных для нас условиях, но почему-то этого не сделали. Есть много других факторов, которые нас сближают – та же борьба с исламскими экстремистскими течениями.

Иван Сухов: А как выйти из такого тупикового положения, которое связано с Нагорным Карабахом? Россия постоянно декларирует, что Армения является ее стратегическим союзником на Южном Кавказе и одновременно пытается строить хорошие отношения с Азербайджаном? Что Россия сейчас говорит своим азербайджанским партнерам по поводу Нагорного Карабаха?

Евгений Бахревский: Позиция России не изменилась. Армения является нашим стратегическим союзником при том, что Азербайджан имеет статус стратегического партнера. Это, конечно, некоторое противоречие. Но в принципе позиция России однозначная, она выражается, что мы стремимся мирным путем решить конфликт между двумя братскими нам народами, а с другой стороны, есть такая позиция – чума на оба ваших дома, и пока сами армяне и азербайджанцы не захотят решить этот конфликт, он не будет решен. В Азербайджане постоянно обвиняют Россию в том, что Россия могла бы решить этот вопрос, так или иначе надавив на Армению. Но Россия этого не делает по тем или иным причинам. В какой-то мере Россия придерживается не абсолютно нейтральной позиции, потому что все-таки в сторону Армении мы больше делаем преференций. Но тем не менее, Россия не предпринимает каких-либо шагов, направленных непосредственно против Азербайджана и пытается всячески мирить стороны. Но сейчас уже скорее усилия направлены не на то, чтобы их помирить, а чтобы не дать развязать новую войну.

Мадина Шавлохова: А вы думаете, что новая война возможна? Ведь на самом деле, обеим сторонам конфликт в таком виде, в каком он существует сейчас, более выгоден.

Евгений Бахревский: Я не исключаю, что война может начаться, причем в любой день, потому что противостояние на границе постоянно идет.

Иван Сухов: Нет такого движения из этой мертвой точки, которое бы устроило обе стороны. С другой стороны, короткие боевые действия позволят изменить статус-кво и начать устраивать новый механизм разрешения конфликта.

Евгений Бахревский: Я полагаю, что любой конфликт неприемлем для азербайджанской стороны, прежде всего, потому что они опасаются, видимо, что это приведет к ухудшению экономической ситуации в стране, которая полностью зависит от нефтепроводов, газопроводов и так далее. По поводу усилий Минской группы, понятно, что они зашли в тупик.

Мадина Шавлохова: Насколько Иран влияет на ситуацию в Азербайджане. Насколько я знаю, Иран пытается стать лидирующим игроком в Закавказье.

Иван Сухов: Традиционно Азербайджан воспринимается как младший брат Турции, а Иран обычно недооценивается. Что Иран делает в Азербайджане?

Евгений Бахревский: В принципе, Азербайджан цивилизационно и исторически – это часть Ирана, которая была отвоевана Россией в начале 19-го века. И было бы странно, если бы Иран никак не влиял на ситуацию. Ирано-азербайджанские отношения очень сложные, чаще всего комментируются как очень плохие. Потому что постоянно идут какие-то шпионские скандалы.

Иван Сухов: Часто говорят в год выборов в Армении и Азербайджане, что вот пройдут выборы, и тут же Армения и Азербайджан начнут договариваться. А тут, как мне кажется, очень непонятная ситуация с самими выборами складывается. Непонятно, останется ли в Азербайджане действующий президент. Что с выборами в Азербайджане происходит?

Евгений Бахревский: С выборами происходит, как ни странно, интересная история. Потому что еще до сентября прошлого года всем было понятно, что президентом следующим будет Ильхам Алиев. Некоторые считали, что это будет его жена Мехрибан. Но это для любителей авантюрных романов.

В сентябре начался самый интересный процесс за многие годы в Азербайджане. Это история с выкладыванием в интернете записей бесед бывшего ректора одного из университетов Азербайджана. Его брата похитили в начале 2000-х годов. Ильшат Абдуллаев пытался его искать и понял, что его разводят на деньги. После этого он начал записывать на камеры свои беседы. И вот как гром среди ясного неба, когда была выложена запись с депутатом от правящей партии «Ени Азербайджан» Гюляр Ахмедовой, которую сразу же окрестили «гюляргейт». Содержание беседы было о том, что он пытался купить место в парламенте, но место не получил, пытался вернуть деньги. В общем, потрясающий коррупционный скандал. Закончилось все тем, что бывшая депутат арестована.

Вся правящая элита сейчас в большом стрессе. Они не знают, на кого падет следующий компромат. Следующий фактор – российский. После того, как не договорились по Габале и последовало несколько достаточно резких телодвижений в отношении друг друга, в Москве появился так называемый Союз миллиардеров. Все миллиардеры азербайджанского происхождения, среди которых зятья правящей семьи.

Мадина Шавлохова: Чего удалось достичь Алиеву-младшему? Пойдет ли за него голосовать народ? Не будет ли использован административный ресурс?

Евгений Бахревский: Когда Ильхам Алиев пришел к власти, было понятно, что это была передача трона по наследству. Ильхам Алиев очень быстро взял ситуацию в свои руки, очень быстро навел порядок среди своего окружения. Гигантские доходы, которые получает Азербайджан от продажи нефти и газа, инвестируется в страну, идет огромное строительство. Но там совершенно чудовищный раскол между богатыми и бедными, что приводит к тому, что происходят беспорядки, как, например, в Исмаиллы. Сыновья местного начальника администрации столкнулись с кем-то на машине и кого-то оскорбили, после чего было атаковано имущество клана. Жгли отель, автомобили, им принадлежащие, и нанесли большой урон. Два дня это усмиряли внутренние войска. По всей стране возникали стихийный бунты, цепная реакция, народ сказал, что нам надоела власть этих людей, которые чувствуют себя полными хозяевами.

Иван Сухов: А это такая «азербайджанская весна», или это связано с интернет-историей, или с историей про миллиардеров в Москве?

Евгений Бахревский: Вроде бы это никак не связано. Потому что бунт в Исмаиллы был абсолютно стихийный.

Источник: РГРК «Голос России»