Станет ли Юго-Восток Украины полноценным субъектом украинской политики?

Аналитика
Запрос на третью силу в современном украинском обществе как никогда велик

18 февраля в Киеве, после окончания перемирия, между экстремистами и сотрудниками правопорядка вновь начались столкновения. На этом фоне многие по-прежнему ждут решительных шагов со стороны юго-восточных регионов Украины. 

Кризис на Украине после несостоявшейся евроассоциации всколыхнул всё украинское общество, в том числе его восточную часть, традиционно отличающуюся политической пассивностью по сравнению с идеологически заряженным западом страны. По всему Юго-Востоку прокатилась волна возмущения экстремистскими лозунгами и действиями украинских неонацистов: начали формироваться «антимайданные» общественные структуры с целью недопущения развития радикального сценария в южных и восточных регионах страны. Достаточно жёсткую позицию в отношении экстремистов заняли региональные власти: в некоторых регионах Юго-востока были запрещены ряд националистических и нацистских организаций. Так, в АР Крым 27 января была объявлена вне закона радикальная парламентская партия «Свобода». В конце января 2014 г. местным властям совместно с гражданскими структурами удалось отразить попытки захвата экстремистами обладминистраций в Запорожье, Николаеве, Одессе, Днепропетровске и т.д. Многие эксперты стали говорить о «пробуждения Востока», который весь «незалежный» период пребывал в политическом летаргическом сне.

Однако насколько данные оценки отвечают реальной действительности? И можно ли говорить о том, что Юго-Восток наконец-то готов стать полноценным субъектом политического процесса на Украине?

Исторический опыт разных стран свидетельствует о том, что народный подъём как реакция на разного рода экстремистские проявления в условиях долгосрочного политического кризиса со временем сходит на нет. Для того чтобы быть субъектом политического процесса необходимо иметь устойчивую идеологию, организацию, лидеров, а также, помимо всего прочего - политическую волю. С последним у нынешней правящей партии на Украине – большие проблемы, что проявилось в бездействии властей в ходе боевых столкновений сил правопорядка с экстремистами, незаконно захватившими здания некоторых государственных ведомств в Киеве и областные администрации в ряде регионов страны.

Действительно, серьёзной альтернативы «Партии регионов» у противников Майдана и неонацистов на юго-восточной Украине в данный момент нет. Между тем, сугубо оборонительная тактика, демонстрируемая властями и общественностью Юго-Востока Украины, вряд ли сможет сделать его полноценным субъектом политического процесса в стране и посему является бесперспективной.

Некоторую аналогию с ситуацией на Украине можно провести с событиями в Москве после парламентских выборов 2011 г. Тогда одна крупная «антиболотная» акция в Москве стоила дюжину подобных мероприятий в провинции. Митинг на Поклонной горе в поддержку политической и экономической стабильности охладил горячие головы московских «белоленточников»: последним стало ясно, что их оппоненты имеют свою политическую позицию и в состоянии её отстаивать, в том числе с помощью активных действий.

Схожая ситуация наблюдается и на Украине: сколь бы многочисленные и резонансные митинги и шествия не проводились в юго-восточных регионах страны они не смогут принципиально изменить характер политических изменений в стране: усугубляющуюся политическую и этно-культурную поляризацию общества, а также рост радикальных настроений. Чтобы к требованиям восточной Украины прислушались основные политические игроки: от либералов до неонацистов, требуется конструктивная и чётко обозначенная позиция по всем ключевым вопросам, а также демонстрация готовности её отстаивать, прежде всего, в столице страны – Киеве. Иначе Юго-Востоку вновь придётся со стороны наблюдать за исходом политической борьбы в центре, а затем приспосабливаться к изменившимся без его участия правилам игры на собственной территории.

В данной ситуации актуальным остаётся вопрос: какой регион Украины способен взять на себя роль лидера всего Юго-Востока. И похоже, что на нынешнем этапе эстафета регионального лидерства переходит к Харьковской области, где 1 февраля было создано основное антимайдановское движение – «Украинский фронт». Примечательно, что символом этого движения стала георгиевская ленточка. Тем самым демонстрируется приверженность к традиционным для всего русско-культурного сообщества ценностям, в том числе Победе 1945 г., роль и значение которой на протяжении всего периода независимости Украины подвергались ревизии.

Логичным развитием ситуации может стать вхождение в «Украинский фронт» общественных организаций и индивидуальных членов других юго-восточных регионов – Донбасса, Крыма, Поднепровья и т.д. Конечный успех «Украинского фронта» в значительной степени будет зависеть от позиции и действий региональных элит: сумеют ли они переступить через свои политические амбиции, побороть политическую ревность, преодолеть многолетнюю привычку оглядываться в своих действиях на центр.

Слабой стороной «Украинского фронта» является тот факт, что его учредителями выступили функционеры «Партии регионов», популярность которой за последние годы неуклонно снижалась. Поэтому можно предположить, что в перспективе будет создана новая политическая сила, которая сможет дистанцироваться от регионалов или проведёт её своеобразный ребрендинг. Неслучайно, одним из активных учредителей «Украинского фронта» является заместитель руководителя фракции Партии регионов в Верховной Раде Олег Царёв. Возможно, такой шаг со стороны одного из лидеров правящей партии обусловлен назревшей необходимостью восполнения пустующей ниши в политическом спектре Украине -  создания политической силы, способной адекватно выражать интересы русско-культурных юго-восточных регионов страны. Ведь «Партия регионов» так и не смогла справиться с этой задачей.

Так или иначе, но запрос на третью силу в современном украинском обществе как никогда велик, а её появление способно уравновесить сложившуюся на Украине политическую комбинацию и предотвратить сползание страны в хаос гражданского противостояния.