Хосейн Амир Абдоллахиян: «Правительство Сирии достойно выходит из кризиса»

Мы в СМИ
В Москве находится делегация МИД Ирана, которую возглавляет заместитель министра иностранных дел Хосейн Амир Абдоллахиян. Он курирует проблемы Ближнего Востока и Африки. Свое мнение о ситуации вокруг Ирана и Сирии дипломат изложил в интервью  руководителю Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Елене Супониной для Голоса России.

В Москве находится делегация МИД Ирана, которую возглавляет заместитель министра иностранных дел Хосейн Амир Абдоллахиян. Он курирует проблемы Ближнего Востока и Африки. Свое мнение о ситуации вокруг Ирана и Сирии дипломат изложил в интервью "Голосу России"

- Господин замминистра, экономические санкции против Ирана становятся все тяжелее, свои односторонние санкции ужесточают Евросоюз и США. Недавно это коснулось будущего запрета на продажу из Ирана нефти и нефтепродуктов в Европу. Как Иран справляется с этим давлением?

- В первую очередь, позвольте через радиостанцию "Голос России" поздравить народ России с успешным завершением президентских выборов и пожелать успехов руководству вашей страны.

А что касается новых санкций, то для нас они не стали шоком хотя бы потому, что Иран был готов к таким мерам. С первых дней иранской революции в 1979 году против нас ввели свои односторонние санкции американцы. И с тех пор мы ведем свою торгово-экономическую политику с учетом этого фактора – и ведем вполне успешно. Вот сейчас на освещении только что закончившихся парламентских выборов в Иране было много иностранных корреспондентов. И все они в один голос говорят, что влияние санкций на жизнь в Иране не ощущается.

При этом раскрою один секрет – на словах европейцы и американцы говорят одно, а на практике нередко позволяют себе другую линию поведения в отношении Ирана. Так, несмотря на санкции, те же американцы через третьи компании продолжают вести бизнес с Ираном и закупать нефть.

- Важной темой ваших переговоров в Москве является непростая ситуация в Сирии. В середине марта группа "друзей Сирии", куда входят поддерживающие оппозицию государства, соберется в Стамбуле для выработки программы с целью изменения режима в Сирии. Первая такая встреча состоялась в феврале в Тунисе. Как видим, они делают что-то конкретное. А чем конкретно может ответить Иран, чтобы помочь своей союзнице Сирии?

- Во-первых, никаких конкретных результатов на первой встрече этой группы в Тунисе не было. Наоборот, были серьезные разногласия между ее участниками. Мы в Иране уверены, что главное слово в урегулировании конфликта в Сирии будет за ее руководством и народом. А внешнее вмешательство только усугубит ситуацию.

И в таком подходе мы не одиноки. Среди арабских стран далеко не все разделяют позицию так называемой "группы друзей". Помимо этого, напомню о вето, что применили в Совете Безопасности ООН по сирийской резолюции Россия и Китай. Об этом же свидетельствует совершенный тогда же в феврале визит в Дамаск главы МИД России Сергея Лаврова и руководителя Службы внешней разведки России Михаила Фрадкова. Словом, очень многие страны – против внешнего вмешательства в ситуацию в Сирии.

Отношения между Ираном и Сирией являются стратегическими. И сейчас мы видим, что народ и правительство Сирии успешно и достойно продвигаются в направлении выхода из кризиса. Возьмите тот же недавно проведенный референдум по проекту новой конституции. Определять будущее своей страны должны правительство и народ Сирии, а не кто-либо еще.

- Принципиальная позиция России в этой связи вам хорошо известна. Тем не менее вы сейчас приехали в Москву для консультаций. Вас что-то беспокоит? Возник какой-то особый вопрос?

- Мы решили провести эти консультации на фоне перечисленных мной ряда обнадеживающих признаков по улучшению ситуации в Сирии. Повторюсь, что референдум по конституции – тому доказательство. Но хочу отметить, что есть одна красная линия, за которую нельзя переходить - это жизни людей. Вот это нам небезразлично. Нельзя, чтобы в Сирии гибли люди, причем неважно, с какой стороны.

Поэтому президенту Башару Асаду необходимо завершить объявленные реформы. Некоторые требования сирийского народа вполне обоснованны и должны быть выполнены. Эту тему я и мой российский коллега, замминистра иностранных дел Михаил Богданов также обсуждали в Москве.

- Иранская сторона не намерена вернуться к обсуждению с Москвой идеи закупки российских ракетных зенитных комплексов С-300? Два года назад российское руководство решило отменить эту сделку – и иранская сторона явно была этим недовольна.

- Этот вопрос находится в ведении военного ведомства. Главное, что мы хорошо знаем: отношения между Ираном и Россией были и остаются прочными и стратегическими.

Источник: Голос России