Авария на подводной лодке в Индии

Аналитика
И её воздействие на перспективы российско-индийского военно-технического сотрудничества

В ночь с 13 на 14 августа 2013 г. на подводной лодке «Синдхуракшак», стоявшей у причала в порту Мумбаи, произошёл взрыв. В результате взрыва вспыхнул пожар, подводная лодка затонула, а находившиеся на её борту 18 моряков погибли. Причины взрыва пока точно неизвестны, но комментарии в индийской (и особенно – в западной) прессе не оставляют сомнения в том, что определённым кругам очень хотелось бы использовать эту аварию для того, чтобы бросить тень на успешно развивающееся военно-техническое сотрудничество России и Индии.

 Дизель-электрическая подводная лодка «Синдхуракшак» – одна из десяти субмарин проекта 877 ЭКМ (по классификации НАТО – Kilo), купленных индийцами у СССР и России в 1986-2000 гг. Данная подводная лодка была заложена на одном из старейших судостроительных предприятий России — «Адмиралтейских верфях» (Санкт-Петербург) в 1995 г. и спущена на воду в октябре 1997 г.

В 2010 г., по истечении нормативного срока службы, «Синдхуракшак» была направлена на северодвинский завод «Звёздочка» для ремонта и модернизации. За два года на лодке были установлены свыше десяти различных систем, главным образом индийского производства. В конце 2012 г. «Синдхуракшак» прошла ходовые испытания и в начале 2013 г. была передана ВМС Индии.

Взрыв на подводной лодке в ночь на 14 августа прогремел в носовом отсеке. Правительство Индии создало специальную комиссию для расследования причин взрыва, и до завершения её работы делать какие-либо выводы было бы преждевременно. Однако некоторые версии уже озвучиваются индийскими и западными СМИ.

Одной из первых была озвучена версия теракта. В пользу этого предположения говорит тот факт, что взрыв произошёл накануне национального праздника Индии – Дня независимости, отмечаемого 15 августа. Однако пока, судя по всему, версия теракта не рассматривается как основная.

Другая версия связана с неисправностью батарейной системы и вызванной ею утечкой водорода. В пользу этой версии говорит тот факт, что в феврале 2010 г. (т.е. примерно за полгода до того, как лодка была передана на модернизацию) на «Синдхуракшаке» уже имело место подобное ЧП. Тогда в результате возгорания в топливном отсеке погиб подводник, а два офицера получили травмы.

Наконец, третья (и на сегодня наиболее часто озвучиваемая) версия связывает взрыв в носовом отсеке с неосторожностью при загрузке ракет.

Как бы то ни было, ни одна из озвученных на сегодня версий в СМИ не увязывает произошедшую аварию с конструктивными недоработками, допущенными в ходе строительства либо модернизации «Синдхуракшака». Однако обращает на себя внимание то, что эта авария уже активно используется индийскими, а также – главным образом – западными СМИ для того, чтобы (пусть даже на подсознательном уровне) создать у индийской общественности впечатление, что корень зла кроется именно в том, что данная подводная лодка – российского производства. Фразы типа «в Индии затонула подводная лодка российского производства» выносятся в заголовки и в первые строки подавляющего большинства газетных сообщений.

Подобная тенденция неоднократно отмечалась в прошлом социологами и в отношении других инцидентов с вооружением российского производства. Так, например, в Индии только за последние 7 лет истребители МиГ‑21 советского и российского производства потерпели более 100 аварий, в том числе сопровождавшихся гибелью пилотов. И каждый подобный случай приковывает к себе пристальное внимание СМИ, использующих подобные инциденты для дискредитации российско-индийского военно-технического сотрудничества[1] – причём независимо от того, произошла ли авария по вине пилотов или просто в силу того, что данные самолёты исчерпали свой ресурс.

При этом следует учесть, что до сих пор значительная часть техники, которой оснащены вооружённые силы Индии, – советского либо российского производства, поэтому частота аварий, связанных с использованием этой техники, вызвана не столько её конструктивными дефектами, сколько простым фактом, что её в три раза больше, чем какой-либо иной.

Пару лет назад Индия вышла на первое место в мире среди импортёров вооружений, потеснив с этой позиции Китай. Это сделало область военно-технического сотрудничества с Дели ещё более привлекательным для ведущих мировых поставщиков вооружений. В связи с этим в последние годы Россия испытывает немалое давление со стороны конкурентов, не гнушающихся порой банальным подкупом неправительственных организаций и СМИ для очернения вооружений российского производства.

Нечто подобное происходит и в сфере атомной энергетики, где АЭС Куданкулам, построенная при российской помощи и готовая вступить в строй ещё в 2011 г., не начала работу до сих пор из-за якобы стихийных протестов экологов и местных рыбаков. О том, что эти протесты проплачены НПО, финансируемыми из-за рубежа (в частности, из США) премьер-министр Индии Манмохан Сингх говорил ещё в начале 2011 г., что не помешало противникам российско-индийского сотрудничества затянуть дело и довести его до рассмотрения в Верховном суде Индии.

В связи со всеми подобными ситуациями, на наш взгляд, представляется необходимым для России активизировать не только совместную работу со специалистами Индии в наиболее чувствительных для двустороннего сотрудничества областях, но и больше обращать внимание на разъяснительную и просветительскую работу с широкой общественностью. Такая работа должна вестись как через российские электронные СМИ, осуществляющие вещание на Индию, так и путём размещения соответствующих материалов в индийских печатных СМИ, а также путём установления прямых контактов с неправительственными организациями, оказывающими немалое влияние на общественное сознание.


[1] Т.Н. Загородникова, В.П. Кашин, Т.Л. Шаумян. «Образ России в общественном сознании Индии: прошлое и настоящее»; Институт востоковедения РАН. – М.: Наука, 2011. – С. 31