ДОВСЕ для России умер

Мы в СМИ
Европе нужен новый договор о контроле  над обычными вооружениями

Россия решила приостановить участие в заседаниях Совместной консультативной группы (СКГ) по Договору об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ), который ограничивал пять категорий обычных вооружений и техники – танки, боевые бронированные машины, артиллерию калибром более 100 мм, боевые самолёты и ударные вертолёты. Об этом говорится в заявлении руководителя российской делегации на переговорах в Вене по вопросам военной безопасности и контроля над вооружениями Антона Мазура, которое было сделано 10 марта.

Напомним,  ДОВСЕ был подписан 19 ноября 1990 года в Париже и вступил в силу в 1992 году. Изначально подписи под ним поставили представители 16 государств НАТО, а также шести государств – участников Организации Варшавского договора (ОВД). Соглашение устанавливало ограничения на размер обычных вооружённых сил и определяло предельные численности обычных вооружений, развёртываемых сторонами в Европе. После прекращения существования ОВД и распада СССР,  расширения НАТО за счёт бывших стран – союзников Советского Союза образовался дисбаланс по названным выше категориям вооружений. С учётом роспуска ОВД и расширения Североатлантического альянса в 1999 году был разработан адаптированный ДОВСЕ, предусматривавший переход от блоковой структуры договора к национальным и территориальным уровням вооружений и техники для каждого государства, присоединившегося к нему. Однако этого по сути не произошло.

По словам Антона Мазура, курирующего в МИД России вопросы, связанные с договором, российская сторона полностью останавливает с 11 марта текущего года действие ДОВСЕ и обратилась в этой связи с просьбой к Республике Беларусь представлять её интересы в СКГ. При этом дипломат подчеркнул, что этот шаг не означает отказа Москвы от дальнейшего диалога о контроле над обычными вооружениями в Европе (КОВЕ), «если и когда для него созреют наши партнёры». «Мы по-прежнему готовы к совместной работе над новым режимом KOBE, отвечающим интересам как России, так и других европейских государств», – заявил он.

Говоря о причинах, которые побудили Москву на такой шаг, представитель МИД напомнил, что по настоянию стран НАТО диалог о будущем KOBE был остановлен в 2011 году и с тех пор не возобновлялся. «Западные партнёры регулярно используют эту площадку для обращений к российской стороне с ритуальными и не имеющими отношения к действительности призывами вернуться к соблюдению ущербного для нас старого ДОВСЕ», – подчеркнул дипломат.

Он отметил, что «в этих условиях продолжение участия в заседаниях СКГ, как правило, сводящихся к зачитыванию повестки дня, становится для Российской Федерации бессмысленным с политической и практической точек зрения и неоправданно затратным - с финансово-экономической».

Учитывая все эти обстоятельства, Россия начиная с 12 декабря 2007 года ввела мораторий на своё участие в ДОВСЕ, то есть прекратила предоставление партнёрам по договору информации о перемещении своих войск, вооружений и техники, приостановила приём и проведение инспекций, а также осуществление других мер контроля, предусмотренных документом. Действие моратория, как было указано в справке к указу Президента Российской Федерации, продлится до тех пор, «пока страны НАТО не ратифицируют Соглашение об адаптации и не начнут добросовестно выполнять этот документ».

Последующие после этого шага события подтвердили правильность принятого решения. В частности, дискуссия в рамках КОВЕ в целом показала, что страны НАТО игнорировали все российские предложения по выводу ДОВСЕ из кризиса, ограничиваясь обещаниями обсудить их после вступления адаптированного Договора в силу. В ноябре 2011 года страны альянса объявили на заседании СКГ по ДОВСЕ в Вене о приостановке предоставления России информации по Договору и приёма российских инспекционных групп на своей территории, мотивируя это «необходимостью отреагировать на действующий с 2007 года российский мораторий». 

В ответ Российская Федерация с декабря 2011 года приостановила представление обобщённой информации о наличии вооружений и военной техники, которую она в порядке доброй воли представляла остальным государствам - участникам ДОВСЕ с декабря 2007 года.

Проблема негативного отношения Российской Федерации к ДОВСЕ объясняется целым рядом объективных факторов. К ним относятся: отказ от его ратификации всеми без исключения государствами - членами НАТО, подписавшими его, в то время как Россия сделала это вместе с Белоруссией, Казахстаном и Украиной; наличие в нём разного рода искусственных ограничений применительно к России, например «фланговых ограничений»; отказ от вступления в него трёх государств Балтии, которые вошли в НАТО. Кроме того, в течение всего периода действия договора западная группа его участников упорно возражала давать трактовку определения «существенные боевые силы» применительно к этому договорному акту, имея в виду, что однажды они пойдут на наращивание своих обычных вооружений и вооружённых сил в зоне действия договора. Недостатком этого договорного акта также являлось то, что он не распространялся на военно-морские силы и их деятельность, по крайней мере в морях, прилегающих к европейскому континенту.

Вместе с тем страны - члены НАТО, участвовавшие в договоре, всячески настаивали на его реанимации, но без внесения в него принципиально новых корректив, которые отражали бы новые реальности в военно-политической обстановке в Европе и учитывали бы законные интересы России в сфере её национальной безопасности и обороны. Более того, под разными надуманными предлогами они нарастили свои обычные сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы в Европе, а также усилили их своими ядерными и противоракетными средствами «передового базирования» относительно Российской Федерации и её союзников. 

Таким образом, страны - члены НАТО, подписавшие ДОВСЕ, дважды нарушили его принципы: как с точки зрения юридической (не ратифицировали), так и с практической (активизировали военную деятельность с использованием обычных вооружений).

Поэтому вполне логично, что в ноябре 2014 года о полном прекращении существования ДОВСЕ заявил руководитель МИД России Сергей Лавров, уточнив, что Москва не намерена возвращаться к нему. В декабре того же года заместитель министра обороны России Анатолий Антонов квалифицировал договор как явный «анахронизм». Нынешнее решение России о приостановке своего участия в заседаниях Совместной консультативной группы по ДОВСЕ продиктовано всеми отмеченными выше обстоятельствами.

Естественно, возникает вопрос: а что делать дальше? Ответ на него прост - нужен новый договор. И его проект должен составляться на принципиально новой основе. Он должен быть свободен от всех коренных недостатков прежней договорённости в этой сфере; выстраиваться на основе принципа равенства и равной, неделимой безопасности применительно ко всем районам Европы; ликвидировать значительные преимущества стран - членов НАТО в обычных вооружённых силах; распространяться на военно-морские силы и их деятельность в акваториях, прилегающих к Европе. 

Новый договор также должен предусматривать полный вывод американского тактического ядерного оружия и всей соответствующей инфраструктуры из Европы и азиатской части Турции, а также наземной системы ПРО США с европейского континента и ее морскую составляющую ПРО из прилегающих к нему морей.

Иными словами, новый ДОВСЕ или ДОВСЕ-2 должен стать принципиально новаторским договорным актом, который реально содействовал бы укреплению европейской безопасности, а не её ослаблению или даже её подрыву.