Эксперты РИСИ о конференции «Евразийская экономическая интеграция»

Аналитика
Специалисты РИСИ, участвовавшие международном форуме, поделились впечатлениями

9 октября 2014 года в Москве, в преддверии подписания соглашения о вступлении в действие Евразийского экономического союза и присоединения к «тройке» четвертого члена - Армении, состоялась международная конференция «Евразийская экономическая интеграция». На конференции был поставлен вопрос о том, реализуется ли идея соглашения об экономической интеграции между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом. Тема интеграционного соглашения обсуждается экспертным сообществом уже несколько лет. Специалисты РИСИ, участвовавшие в этом международном форуме, поделились впечатлениями о нём.

Тамара Семёновна ГУЗЕНКОВА, заместитель директора РИСИ, руководитель Центра исследования проблем стран ближнего зарубежья, доктор исторических наук: Я считаю, что эта конференция была очень своевременной и нужной. И не только потому, что она предваряла подписание соглашения о вступлении в действие Евразийского экономического союза и присоединение к «тройке» четвертого члена Армении. Но ещё из-за того, что у нас катастрофически не хватает экспертных площадок, на которых бы обсуждались серьезные и актуальные проблемы евразийской интеграции.

На мой взгляд, наше экспертное сообщество, да и политическое тоже, может быть, в какой-то степени и вынужденно, но идет не по самому позитивному и оптимальному пути анализа вообще всей этой системы проблем и вопросов. Я имею в виду то, что, к сожалению, наши эксперты и политики чрезмерно сосредоточились на анализе тех потерь и угроз, которые связаны с присоединением целого куста постсоветских государств к соглашению об ассоциации с Европейским союзом. Мы так увлеклись анализом этой негативной ситуации и критической риторикой, что совершенно забыли про свой Евразийский союз и почти не говорим о том, что он дает, какие здесь плюсы и минусы, какие перспективы. Критика Европейского союза затмила собой объективный, может быть, не всегда комплементарный, но, тем не менее, абсолютно необходимый анализ своей собственной евразийской интеграции и евразийского проекта.

В этом смысле международная конференция, которая была организована Евразийским Банком Развития, оказалась очень нужной ещё и потому, что вся эта финансовая система уже традиционно в течение длительного времени уделяет большое внимание экспертной аналитической и экспертной составляющей. И это не одноразовый, не конъюнктурный интерес компании, а долгосрочная стратегия этой финансовой структуры, которую они поддерживают уже на протяжении многих лет. Надо сказать, что специалисты РИСИ, с большим интересом знакомятся с новыми наработками Евразийского Банка и его экспертов и используют их в своей аналитической работе.

Если говорить о самом мероприятии, то можно обратить внимание на две составляющие. Первое, что это была не политическая площадка, а исключительно экспертная площадка. И в этом смысле люди делились своими наработками, которые были в их руках. Всеобщее внимание привлекло выступление советника президента России Сергея Глазьева. Это действительно был гвоздь программы. В том числе лично для меня было важно, каким образом Глазьев вообще оценивает сам факт подписания этого соглашения, и как он видит перспективы евразийского проекта, с одной стороны, и взаимоотношений с Европейским союзом, с другой стороны. И мне понравился тот очень спокойный, взвешенный с внутренней уверенностью оптимизм, с которым Глазьев говорил о перспективах Евразийского союза.

Что еще очень важно, в его докладе не было такой абсолютно разрушающей отрицательной риторики, направленной на Европейский союз. Наоборот, посылы его выступления как раз и были направлены на то, что и Россия, и Евразийский союз, в целом, неизбежно обязаны наладить прагматический взаимовыгодный диалог. На что я особенно обратила внимание – сейчас уже в значительной степени Западом дискредитирована идея единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. Она не отброшена в мусорный бак, она продолжает существовать как перспектива, как идея. Два проекта со стороны Евразийского союза и со стороны Европейского союза движутся навстречу друг другу, и когда-нибудь это единое экономическое пространство так или иначе будет реализовано.

Что касается постановочной проблемной части, то здесь, как мне показалось, значительная часть экспертов придерживалась осторожного пессимизма. Указывалось, в частности, на целый ряд недостатков, которые проявились уже сейчас в ходе действия Евразийской экономической комиссии и позиций участников Таможенного союза. Что здесь обратило на себя внимание? Один из экспертов говорил, что в документах СНГ, связанных именно с интеграционными процессами, практически нет упоминания Таможенного и Евразийского союза.

Что касается меня, то я подтверждаю именно такую тенденцию. Она, к сожалению, никуда не годится. И в информационном отношении - это полный провал. Я со своей стороны пыталась проанализировать целую линейку современных экономических словарей, и выяснилось, что терминологий и понятий, связанных с евразийской интеграцией, практически вообще нет. В некоторых словарях так или иначе упоминается ЕврАзЭС или Таможенный союз, но такие определения, как евразийская интеграция или Евразийский экономический союз, отсутствуют. Если этого нет в словарях, в понятийном аппарате, то этого нет и в научных исследованиях, этого нет в сознании и в информационном пространстве.

Таким образом, мы с большим сожалением, но совершенно определённо можем констатировать, что у нас идёт интеграция, но это немая интеграция. Во-первых, она совершенно не просматривается ни в каких информационных пространствах. А во-вторых, это интеграция, которая идёт на уровне межгосударственной бюрократии и саммитов. То есть получается, что интегрируются друг с другом президенты и сервильные группы, которые их сопровождают, но не страны, не народы, не общество и не экономики. Это одна из самых главных угроз, которая у нас существует. И в этом смысле европейцы и американцы пользуются этим.

Кстати говоря, на конференции говорилось, что ни в одном из европейских документов или программах взаимодействия не существует такого феномена как Таможенный союз. Идёт речь только о двусторонних отношениях: Европейского союза и Белоруссии, Брюсселя и Алматы, когда каждая страна выхватывается не как член определенной интеграционной организации, а как самостоятельное государство, и сам факт интеграции абсолютно игнорируется. И это тоже одно из серьезных слабых мест и недостатков.

Но нам остаётся надеяться, что эта ситуация будет изменяться. Сама по себе она, конечно, не изменится. Для этого нужны определенные усилия. И то, что сейчас тройка уже превратилась в четверку, (а я думаю, что в самое ближайшее время это уже будет пятерка в лице Казахстана, а возможно и включение Таджикистана не заставит себя долго ждать). Это будет свидетельствовать о том, что все-таки существуют достаточно серьёзные намерения развивать евразийскую интеграцию, а не похоронить ее, как на это надеются некоторые антироссийские силы на Западе, полагая, что кризисом на Украине они «вобьют гвоздь в гроб Евразийской интеграции».

Александр Максимович ШЕВЧЕНКО, старший научный сотрудник сектора европейских стран СНГ и Балтии, кандидат экономических наук: На мой взгляд, самое главное, что можно было взять для движения вперед Евразийского экономического союза - это умение договариваться и решать те вопросы, которые поначалу кажутся трудноразрешимыми. Поскольку в тот момент, когда евразийская интеграция находилась ещё на своём начальном этапе развития, казалось невозможным всего лишь за несколько лет выйти на такие крупные договоренности, которые зафиксированы в договоре о создании Евразийского экономического союза.

Мы все хорошо знаем, что Европейскому союзу для того, чтобы он сформировался как союз, понадобилось несколько десятилетий. Нам же понадобилось фактически меньше десяти лет, чтобы пройти аналогичный путь. Конечно, сказалось и умение договариваться, которое продемонстрировали наши руководители, их понимание тех задач, которые стоят перед союзом. И конечно, большую роль сыграл тот факт, что у населения всех стран-участниц сформировался единый подход относительно того, что это нужно и это соответствует интересам народов наших стран. Вот эти факторы, на мой взгляд, явились тем движущим моментом, мотором, который привел к тому, что с 1 января 2015 года договор о создании Евразийского экономического союза вступит в свою операционную фазу.

Все такие договоренности и соглашения подписываются не ради чиновничества. Они, в конечном итоге, должны работать на удовлетворение потребностей людей. В этом смысле небезынтересно, что за прошедшие годы значительно увеличился товарооборот между нашими странами. Для бизнес-сообщества, видимо, интересно, что снимаются барьеры для движения капитала, становится проще регистрировать компании в наших странах, и в целом улучшается предпринимательская среда. Ну и, наконец, немаловажно то обстоятельство, что создаются условия для формирования общего рынка рабочей силы, снимаются ранее действующие преграды для движения тех людей, которые хотели бы работать в Казахстане, для работы в России, Белоруссии. То есть по всем направлениям идет движение, которое нацелено в первую очередь на людей. И это, пожалуй, основное в данном проекте. 

Как вы знаете, подобные конференции и проводятся для того, чтобы услышать мнение экспертного сообщества о приоритетных задачах, которые необходимо решать при движении к дальнейшим этапам интеграции. Надо отметить, что те люди, которые руководят интеграционными процессами, могли многое почерпнуть из выступлений представителей бизнес-сообщества, так как эти выступления носили конструктивный и, зачастую, даже порой нелицеприятный характер. Присутствовала определённая конструктивная критика в адрес тех лиц, которые руководят интеграционными процессами. В частности, указывалось, что необходимо принять меры для исправления отдельных негативов в области торговли. Откровенно говорилось о том, что, несмотря на то, что торговля товарами - это одна из четырёх свобод, к которым мы стремимся, существуют целые гаммы так называемых нетарифных барьеров, которые порой съедают до 30% товарооборота. То есть если бы не они, то он мог бы быть на 30 % больше. Также говорилось, что необходимо активнее принимать меры для продвижения внешней торговли, темпы которой в этом году несколько замедлились. Это связывают с тем, что наши страны, и в первую очередь Россия, переживают определенные процессы замедления темпов развития.

У нас, к сожалению, данный факт имеет место и отражается на темпах развития торговли. Поэтому в адрес российских компетентных органов было высказано пожелание к нашим руководителям с тем, чтобы принимались более активные меры по развитию экономики России, поскольку этот фактор во многом является определяющим и для развития торговли как таковой, и для движения капиталов. То есть для всех аспектов продвижения интеграционных процессов. На конференции была высказана целая гамма таких предложений.

Затрагивались и текущие проблемы, и перспективные проблемы. В частности проблемы, связанные с присоединением к союзу Армении и с разработкой «дорожной карты» присоединения Киргизии. Определённый упрек был сделан в адрес организаторов интеграционного процесса относительно того, что темпы разработки дорожной карты присоединения Киргизии могли быть и выше, и Киргизия могла бы уже даже вступить в союз. Сейчас, к сожалению, мы этого пока не видим. Высказывались конкретные соображения о том, что необходимо делать и в экономической, и в организационной сфере для ускорения продвижения этих процессов.

Константин Игоревич ТАСИЦ, старший научный сотрудник сектора кавказских исследований: Конференция не столько касалась темы перспектив в плане решения насущных проблем, сколько носила скорее некий узкоспециальный характер. В частности, одна из тем была посвящена проблеме энергосбережения. Представители различных стран делились опытом по поводу того, как у них решаются те или иные возможности, как повышается энергоэффективность производств, какие возможно использовать технологии. Аналогично решались проблемы тарифных барьеров, которые существуют в рамках союза, как можно с этим бороться, улучшать и облегчать товарооборот между странами, поскольку, к сожалению, сейчас происходит стагнация в этой сфере.

Суть в том, что конференция все-таки проводилась Евразийским Банком, и там значительной частью докладов были просто проекты, нуждающиеся в финансировании. Люди представляли своего рода стартапы, вложив в которые, можно что-то развивать и получать. Молодёжи в возрасте от 25 до 30 лет было достаточно много, особенно с центральноазиатских республик. От Казахстана присутствовало много участников.

Один из плюсов Евразийского Банка – то, что у них есть грантовая программа. Я впервые услышал, что наконец-то появилась программа для молодых исследователей, которые занимаются экономической составляющей Евразийской интеграции. Насколько я знаю, страна-участница Армения получила такой грант от центральноазиатских республик под изучение конкретных аспектов, как, например, перспективы введения единой валюты; проблемы, связанные с координацией кредитной финансовой системы. Эти исследования пользуются спросом. Соответственно, участников этих программ привлекли для такой большой конференции.

Поскольку я не экономист, конференция была интересна с точки зрения расширения кругозора, поскольку обсуждались довольно узкоспециальные темы. И самое наверно главное, что был представлен конкретный взгляд конкретных специалистов на решение тех или иных проблем.