О перспективах строительства атомной электростанции в Литве

Аналитика
14 октября в Литве прошли очередные парламентские выборы. Одновременно с выборами был проведен референдум, в ходе которого население республики должно было высказать своё отношение к планам строительства Висагинской атомной электростанции.

 

Г.В. Кретинин

руководитель Балтийского информационно-аналитического центра РИСИ

доктор исторических наук, профессор




14 октября в Литве прошли очередные парламентские выборы. Одновременно с выборами был проведен референдум, в ходе которого население республики должно было высказать своё отношение к планам строительства Висагинской атомной электростанции. Предполагается, что эта новая АЭС (прежняя Игналинская АЭС по требованию ЕС и при согласии Вильнюса была остановлена 31 декабря 2009 г.), в случае успешной реализации проекта, обеспечит энергонезависимость Литвы. По итогам референдума большинство населения высказалось против строительства АЭС. Этот результат, хотя сам по себе и не является окончательным приговором планируемой АЭС, стал еще одним, весьма существенным фактором, ставящим под вопрос реализацию проекта, по крайней мере в том виде, в каком он задумывался Вильнюсом изначально.

Исторически, идея самостоятельности прибалтийской республики была свойственна её руководству ещё с советских времён. Возникали и уходили в небытие различные проекты (строительство сети гидроэлектростанций на равнинных реках, возведение теплоэлектроцентралей на местном сырье – торфе), до того времени пока советская командно-административная система не приняла решения о строительстве крупных энергопроизводящих объектов (Электренайская ТЭЦ, Игналинская АЭС и др.). До настоящего времени социалистическое наследие в энергетическом комплексе Литвы, хотя и на российском сырье, продолжает обеспечивать производство значительного объёма электроэнергии для нужд республики и её населения.

Идея строительства новой АЭС формировалась по мере того, как приближался срок закрытия Игналинской АЭС. В конечном итоге, было решено строить двухреакторную АЭС, мощностью 2,3-2,5 МВт, со сроком ввода её в строй в 2015-2016 гг. Учитывая, что сама Литва собственными силами подобный проект осуществить не способна, а Евросоюз – не выражает желания оказывать ей здесь поддержку, так как именно по его инициативе была закрыта старая АЭС, было принято решение создать консорциум с участием ближайших соседей Литвы и привлечь к строительству иностранного инвестора. При этом принципиальной стала позиция: ни при каких условиях не использовать помощь России в реализации проекта.

Впрочем, вскоре проект столкнулся с первыми неудачами. Вначале от участия в проекте отказалась Польша. Её не устраивала та роль, которая ей отводилась при дележе будущих энергомощностей. К тому же, Варшава наметила строительство собственных двух АЭС в регионе вблизи Балтийского моря. Затем, совершенно неожиданно, последовал отказ от основного инвестора – южнокорейской компании.

Начался поиск нового инвестора. Им стала японская корпорация «Хитачи», которая когда-то построила печально известную Фукусимскую АЭС. Несмотря на все усилия, Вильнюсу не удалось создать позитивный имидж японскому инвестору среди собственного населения и в окружающих странах. В Латвии и Эстонии появились не только возражения – зачем нам это нужно? – но и предложения по реализации собственных ядерных проектов. Однозначного согласия уже никто не высказывал. Сроки возможной реализации Висагинского проекта стали сдвигаться – в настояще время речь идёт о пуске станции в 2020-2022 гг. Сократилась и планируемая мощность объекта: только один реактор мощностью 1,3 МВт. Возникают уже серьезные сомнения в том, что проект поможет Литве достичь полной энергонезависимости.

Серьёзный урон имиджу литовского проекта нанесла и российская идея строительства Балтийской АЭС на территории Калининградской области. Руководство энергетической отрасли Литвы не смогло предметно объяснить ни политикам республики, ни населению преимущества своего проекта перед в два раза более мощной и планируемой к реализации в более короткие сроки (2016-2018 гг.) российской АЭС. Обструкция Балтийской АЭС на какое-то время смогла всего лишь сформировать недоверие литовского общества к российскому проекту.

Одновременно в Литве стали расти протестные настроения, направленные против строительства собственной АЭС, тем более, что оно планируется при участии концерна, чье имя связано с фукусимской аварией. В результате, литовские власти вынуждены были пойти на проведение референдума по вопросу о строительстве Висагинской АЭС. При этом правительство Литвы сообщило, что решение населения в ходе референдума, будет «консультационным». Однако формировавшийся общественный и политический настрой ставил под сомнение подобное решение. Как показывает развитие событий, связанных с парламентскими выборами в Литве, - не безосновательно. Заколебались и предполагаемые партнеры Литвы в реализации проета — Эстония и Латвия.

Наиболее существенным возражением против участия в строительстве Висагинской АЭС стали слова эстонского премьера А. Ансипа в начале октября с.г. на встрече с литовскими корреспондентами в Таллине. Он, правда, вначале заверил собравшихся, что Эстония хочет участвовать в литовском проекте. Но тут же продолжил: «Страна, ориентированная на энергетические связи с Финляндией, смогла бы обойтись и без литовской электроэнергии». И далее ещё более откровенно: «Если на рынке электроэнергии будет действовать свободная торговля, атомная электростанция не сможет выдержать конкуренции, ей грозит банкротство. Мы заинтересованы в участии в проекте АЭС, и, надеемся, что жители Литвы на референдуме решат, что делать дальше. Если они скажут «нет», то у нас имеются и другие варианты, откуда брать дополнительные мегаватты электроэнергии». Однако у Вильнюса таких вариантов нет.

На следующий день схожую оценку высказал литовским журналистам заместитель председателя Комитета по делам Европы и член комитета по иностранным делам Сейма Латвийской Республики А. Лейинис. Отвечая на вопросы корреспондента «Вильняус дена», он подчеркнул, что руководство Латвии чётко заявляет: если проект Висагинской АЭС будет экономически выгодным для Латвии, то препятствий участию в нём – не будет. Хотя, латыши не одобряют проект после аварии на «Фукусиме». А вообще-то, продолжил политик, если литовцы скажут «нет» проекту Висагинской АЭС, то ту сумму денег, которую собираются выделить на него, Латвия может с успехом использовать на развитие терминала СПГ. Учитывая, что строительство терминала СПГ стало камнем преткновения в отношениях между Литвой и Латвией, ожидать чего-то светлого в судьбе атомного проекта в Висагинасе, по-видимому, не стоит.

Совсем неожиданную точку зрения в отношении Висагинского проекта высказал в канун выборов в партийном издании «Вильнюсский социал-демократ» заместитель председателя комитета Сейма по делам Европы, заместитель председателя партии СДПЛ В. Андрюкайтис (неожиданную, поскольку подобных мыслей, дабы «не отпугнуть» электорат, деятели любой партии в ходе предвыборной кампании себе еще не позволяли). Андрюкайтис заявил, что он бы поддержал строительство, если бы проект был международным, в нём могли принять участие французы, немцы, русские, белорусы. Выгоды для Литвы были бы несомненны: перспектива помощи ЕС, вывоз радиоактивных отходов Игналинской АЭС, а не захоронение их в Литве, новые рабочие места и т.д.

В начале президентской деятельности Д. Грибаускайте нечто подобное предлагал литовцам В.В. Путин, но тогда Грибаускайте была категорична: мы будем строить свою АЭС сами.

Однако в самый канун парламентских выборов, «Вильняус дена» публикует интервью старшего советника президента Д. Грибаускайте по вопросам внешней политики Й. Нялюпшене. Отвечая на традиционный для литовцев вопрос: как будут диверсифицироваться поставки электроэнергии, Нялюпшене перечислила не менее традиционный набор – терминал СПГ, электросоединения со Швецией и Польшей, участие в электроэнергетическом рынке Балтийских и Северных стран. Но ничего не было сказано про строительство АЭС. Вместе этого появились слова: «Ведь важно не то, какая страна (выд. авт. - Г.К.) поставляет энергетические ресурсы, а то, справедливую ли цену мы за них платим?». «Справедливая цена» за ресурсы - термин явно не политический, а скорее торгово-экономический. Означает ли это, что Вильнюс согласен за определённую плату отказаться от полного неприятия возможности российских поставок энергоресурсов и перейти к рациональному диалогу по проблеме?

Уже после объявления предварительных результатов референдума, в котором население высказалось против строительства в Литве АЭС, газета «Вярсло жинёс» сообщила, что литовские эксперты ожидают перемен в энергетической политике республики. Руководитель института политики и общественного администрирования Каунасского технологического университета А. Крупавичус прямо завил, что в ближайшем будущем отношение к проекту Висагинской АЭС будет пересмотрено.

Начавшиеся переговоры о формировании правящей коалиции (весьма вероятен вариант: Партия труда (ПТ) – Социал-демократическая партия Литвы (СДПЛ) – партия «Порядок и справедливость» (ПС)) уже показали неприятие энергетической политики консерваторов. По сообщению той же «Вярсло жинёс», ПТ и СДПЛ, в целом не отрицая проекта строительства АЭС, высказывают скепсис относительно участия в нем компании «Хитачи». К В. Андрюкайтису присоединился и его коллега по партии А. Сисас, который публично заявил, что Литва должна искать партнёров по строительству АЭС в ЕС и России. Лидер ПТ В. Успасских, дабы успокоить сторонников строительства, высказал предположение о проведении повторного референдума в 2015 г.