Тамара Гузенкова: «Потепления в отношениях с Украиной пока нет»

Мы в СМИ
До парламентских выборов на Украине осталось полгода – время повышенной активности и громких программных заявлений. На вопросы об актуальной политической жизни республики «Файл-РФ» отвечает заместитель директора Российского института стратегических исследований, доктор исторических наук Тамара Гузенкова.

– Тамара Семёновна, насколько типологичны наши нынешние отношения с Украиной? Можно ли их сходу определить какой-то популярной фразой, вроде «ни мира, ни войны» и т. п.?

– Наиболее адекватно нынешние отношения между Россией и Украиной – на высшем, правительственном уровне – можно было бы охарактеризовать как попытку избежать «войны» – газовой, дипломатической и т. д., стремление как можно дальше отойти от края пропасти, в которую, по сути, были вовлечены оба государства в 2008–2009 годах. С одной стороны, это определённое достижение, поскольку в конце прошлого года – начале нынешнего мы всё-таки обошлись без обострения межгосударственных отношений и крупных газовых конфликтов, без резких нот и громогласных взаимных упрёков. С другой стороны, российско-украинские отношения сейчас находятся в стадии некой замороженности.

Украина как страна, как общество, как культурный феномен практически ушла из информационного пространства России, и мы о ней вспоминаем только тогда, когда обостряется российско-украинский диалог, происходят какие-то экстраординарные, форс-мажорные обстоятельства, которые заставляют российские СМИ обратить пристальное внимание на Украину, дабы сообщать жареные, «топовые» новости.

Это накладывает свой отпечаток на все остальные сферы межгосударственных отношений, которые сейчас можно определить как вялые, не принёсшие в последние два года сколько-нибудь серьёзных прорывов, существенных изменений. В общем, потепления в этих отношениях явно не произошло. Мало того, надежды и ожидания, которые были связаны с приходом Януковича к власти в 2010 году, в значительной степени растаяли. И многие важные вопросы, по сути, исчерпали свой потенциал, долго находясь в нерешаемом, замороженном состоянии.

– Как поведёт себя Партия регионов? Продолжит конъюнктурно подстраиваться, демонстрируя несколько противоположных по духу позиций одновременно?

– Украинскому правительству и тамошней партии власти сейчас не позавидуешь. Они стоят на пороге парламентских выборов и понимают, что социальная поддержка за те два года у них существенно уменьшилась. Украина переживает тяжёлые времена, с огромным трудом выходит из экономического кризиса. Реформы, которые ожидались обществом и в своё время были обещаны правительством, практически не были реализованы. Поэтому сейчас правящая партия находится перед очень сложным выбором. И этот разновекторный выбор диктует политику лавирования – между проевропейскими, прозападными силами с одной стороны, и провосточными, пророссийскими – с другой. Для того чтобы получить весомое большинство на парламентских выборах, как считает эта партия власти, необходимо удовлетворить запросы или минимизировать тревожные ожидания и носителей европейского вектора, и тех, кто ориентирован в значительной степени на Россию.

Чтобы привлечь на свою сторону достаточное количество голосов, надо не озлобить ни тех, ни других. И при этом не огорчать какими-то опрометчивыми обещаниями. Ситуация очень тяжёлая, и поэтому Янукович со своей партией пытаются предпринять шаги, которые бы символизировали прочность их позиций. С одной стороны, правительство как бы демонстрирует успехи, парафировав соглашения о зоне свободной торговли и ассоциированном членстве с Европейским союзом, а с другой – заявляет о том, что партия приступает к процедуре признания русского языка в качестве второго государственного.

Здесь президент Украины действует по принципу Мальчиша-Кибальчиша, которому нужно день простоять и ночь продержаться. Парафирование ровным счётом ничего не значит, ибо это – не имплементация и не ратификация соглашения в парламенте. То есть оно не делает документ действующим, и когда оно будет официально принято – неизвестно. Что же касается обещания сделать русский язык вторым государственным, то ведь мы с вами слышим подобные обещания на протяжении более десятка лет. Каждый раз, когда очередной кандидат в президенты Украины выходит на выборы или его политическая сила идёт в парламент, объявляется кампания по укреплению статуса русского языка. Избирательная кампания заканчивается, а воз, как говорится, и ныне там. Возможно, конечно, что на сей раз ситуация в этом плане как-то изменится, но лично я не верю в то, что Партия регионов предпримет такой решительный шаг, который повлечёт за собой конституционные преобразования с изменением соответствующей статьи в Основном законе Украины. Сомневаюсь и в том, что она способна собрать для этого 300 голосов в своём парламенте.

Эти политические манипуляции, пасы едва ли могут конвертироваться в какую-то более или менее устойчивую реальную политику.

– Складывается впечатление, что лишение свободы Юлии Тимошенко оказалось выгодно всем и прежде всего Европейскому союзу, чьи требования об освобождении бывшего украинского премьера выглядят несколько неестественными, наигранными…

– Фактор Юлии Тимошенко для Европейского союза появился, на мой взгляд, очень удачно и весьма вовремя. Он существенно облегчает выбор формы и способов давления на украинское правительство. Всё остальное сейчас можно отмести на второй план. Отпала нужда заниматься какими-то изощрёнными кампаниями по общей защите прав человека, свободы слова и т. д., а главное – настаивать на проведении реформ европейского типа на Украине. Ведь это очень сложная и непопулярная тематика в украинском социуме. И зачем её затрагивать, ежели всё можно сконцентрировать, сосредоточить на факторе Тимошенко и постоянно дёргать за эту ниточку, держа украинское правительство в напряжении и страхе. С Юлией Тимошенко украинские власти, конечно, загнали себя в ловушку, сознательно и бессознательно. Наверное, они недооценили этот фактор в международном масштабе. Возможно, им представлялось, что Запад окажется более равнодушным к судьбе лидера оппозиции (хотя не так давно это была никакая не оппозиция, а самая настоящая правящая партия), однако на деле произошло иначе. Западу очень выгодно иметь такой крючок, на котором держится украинское правительство и за который можно дёргать в нужный момент.

Если бы Украина не так рвалась на Запад и не настаивала на подписании соглашения об ассоциированном членстве в ЕС, то, я думаю, в судьбе Юлии Тимошенко, может быть, принимало бы участие гораздо меньшее количество западников, различных международных структур. Но раз уж такая возможность есть, то, как говорится, грех ей не воспользоваться. Там ведь помимо Тимошенко есть и ещё один заключенный, в прошлом высокопоставленный чиновник – Юрий Луценко, о котором на Западе практически никто не вспоминает. Никто не рассматривает связанный с ним вопрос «в пакете», хотя по идее Запад должен был бы озаботиться насчёт и его интересов и прав.

Так что здесь мы наблюдаем политическую игру, обусловленную сиюминутной политической конъюнктурой. Не исключено, что это поможет Юлии Тимошенко в её заключении, по-видимому, тяжёлом не столько в физическом плане, сколько в психологическом. Поговаривают, что её собираются лечить за пределами колонии, а там, глядишь, и за границу отправят здоровье поправлять.

Как бы там ни было, Тимошенко, наверное, какое-то время побудет костью в горле для Партии регионов, однако не такой опасной, как это было ещё совсем недавно.

– Каковы, на Ваш взгляд, самые реальные перспективы у этой партии? На что она может претендовать в ближайшем будущем?

– Украинская политика характерна тем, что очень часто преподносит сюрпризы для экспертов, политологов, и столь же часто прогнозы, в которых многие бывают уверены, не срабатывают из-за появления каких-то неожиданных факторов. И тем не менее, можем предположить, что на предстоящих парламентских выборах произойдёт несколько «ожидаемых неожиданностей». Есть основания полагать, что Партия регионов, несмотря на свои судорожные, популистские обещания, раздаваемые направо и налево, конечно же, потеряет часть своих голосов. И в дальнейшем ей придётся вступать в союзы и комплоты с другими политическими силами, которые войдут в следующий украинский парламент, чтобы создать если уж не конституционное, то по крайней мере простое большинство в нём.

Ещё одна ожидаемая особенность этих выборов – то, что в парламент, скорее всего, пройдёт радикальная националистическая партия Олега Тягнибока «Свобода». И сама Рада получит уже другой партийно-политический рисунок, вобрав в себя новую силу, которая наверняка попытается создать в союзе с другими организациями свою фракцию. И с её мнением придётся считаться.

Думается, что гораздо меньше мест получит партия «Батькивщина». Блоковое вхождение в парламент по обновлённому законодательству исключено, а значит, эта партия, можно сказать, оголилась. Кроме того, в парламенте могут оказаться различного рода миноритарии, которые получат возможность манипулировать своими «золотыми акциями», вступая во всевозможные союзы и соглашения с теми или иными крупными фракциями.

– Может ли появиться новый центр политической силы, который в дальнейшем заявит о себе как реальный претендент на высшую власть на Украине?

– Пока этого не видно. За последние 5–7 лет политическое поле на Украине оказалось очень сильно растрёпанным. Целый ряд партий, которые претендовали на значимые позиции в политическом ландшафте республики, вообще сошли с политической сцены и почти перестали существовать. Исчезла как таковая «Наша Украина», претендовавшая на роль партии власти. Очень сильно ослабло объединение блок Юлии Тимошенко – партия «Батькивщина». Перестала быть сколько-нибудь серьёзной политической силой Народная партия Владимира Литвина. Не состоялась партия Анатолия Гриценко. Виртуальным проектом-однодневкой практически оказалась партия Яценюка «Фронт перемен». Показательна в этом плане следующая история.

В разгар кампании в защиту Юлии Тимошенко её сторонники блокировали часть Крещатика. Там же находились представители некоторых политических партий, присоединившихся к кампании, в том числе «Фронт перемен». В разбитых на площади палатках партийцы агитировали, раздавали листовки, плакатики, различную пропагандистскую литературу. Только в палатке «Фронта перемен» ничего такого не было, там просто сидел и спал один из членов этой партии. И для меня это стало своего рода символом партии Яценюка и подобных ей организаций.

В общем, растеряла свой потенциал довольно внушительная часть прежнего политического спектра Украины, включая Коммунистическую партию. И хотя левое движение вроде бы начинает крепнуть, и может быть, за счёт этого коммунисты получат дополнительные проценты голосов своих избирателей, всерьёз говорить о возрождении этой партии, однако, не приходится. Во всяком случае, во время этого избирательного цикла.

Поэтому вряд ли сегодня следует ожидать появления мощной альтернативной силы, способной реально бороться за власть на Украине. Скорее речь может идти о сохранении нынешнего расклада политических сил, который будет свидетельствовать, в общем-то, о стагнации политической жизни. Другой вопрос – как долго это будет продолжаться…

– С кем на Украине следовало бы вести предметный диалог российским политикам и властям, ратующим за сближение с ней?

– В сложившейся ситуации необходима диверсификация отношений с различными политическими силами. В России ведь тоже не гомогенный политический ландшафт, и у нас любая организация может найти своего контрагента на Украине, вести с ним сотрудничество, как-то взаимодействовать. Хотя, надо признать, в нынешней среде украинских элит и интеллектуалов немногие российские политические силы вызывают симпатии и желание тесно сотрудничать. Некий «договор» существует у партий власти, тесно контактируют между собой и гордятся своим сотрудничеством российские и украинские коммунисты. А вот другие политические силы здесь и там если и поддерживают какие-то межпартийные отношения, то так, что это практически не заметно.

У нас есть выход из этого положения, который, в общем-то, не связан с взаимодействием на политическом и межпартийном уровне. На мой взгляд, гораздо перспективнее могло бы стать сотрудничество на уровне гражданского общества, различных групп интересов, молодёжных и прочих схожих по духу проектов в культурно-образовательной сфере, в области, связанной с какими-то интеграционными процессами. И конечно, межрегиональное и приграничное сотрудничество.

Любые попытки России продвинуть свои интересы в направлении политического центра Украины, как правило, вызывают ответную негативную реакцию и даже обострение русофобской риторики, которую нередко формируют и формулируют достаточно известные украинские политики. Взаимодействие же простого населения в совершенно конкретных делах и проектах продолжает быть весьма эффективным. Ведь нас связывает многовековая история с её славными и важными для всех нас датами, совместными победами и достижениями. И безусловно, в этом плане мы могли бы нормально сотрудничать на благо обоим народам.

Источник: «Файл-РФ».