Участие стран Центральной Азии в топливных поставках в Афганистан

Аналитика
Центральная Азия снабжает армию США нефтепродуктами

Параллельно с запуском Северной сети поставок (ССП) американское командование существенно расширило в Центральной Азии закупки нефтепродуктов для своего контингента в Афганистане. Это позволило США не только сократить транспортные издержки, снизить зависимость от Пакистана и уменьшить остроту топливной проблемы, но также повысить в глазах центральноазиатских правительств привлекательность сотрудничества с Вашингтоном по «афганскому вопросу».

С началом военных операций в Афганистане в 2001 г. и Ираке 2003 г. в зоне ответственности Центрального командования США (ЦЕНТКОМ) резко возрос спрос на нефтепродукты. По данным специализированного американского издания Army Sustainment, вместо прежних 300 тыс. галлонов в день к середине 2010 г. ЦЕНТКОМ ежедневно потреблял уже 5 млн и оперировал резервами в 200 млн галлонов. К этому моменту потребности американских военных в ГСМ на 99% покрывались за счет возможностей самого региона (нефтеперерабатывающих заводов стран Персидского Залива, Центральной Азии, Кавказа, а также Пакистана и Турции). В подавляющем большинстве нефтеперерабатывающие мощности здесь находились и продолжают оставаться в собственности или под контролем местных режимов, что придает проблеме снабжения войск топливом США международный военно-политический характер.

Нужды американской группировки в Афганистане увеличились с 40 тыс галлонов в день в 2002 г. до более чем 1,1 млн галлонов в 2009 г., а объемы складских резервов со 100 тыс галлонов до более чем 30 млн, включая 12 млн. частных емкостей, используемых на коммерческой основе. Узловым потребителем топлива в  северной и центральной части страны стала американская база Баграм, ежедневные потребности которой в середине 2010 г. оценивались в 500 тыс галлонов.

Афганистан не имеет необходимого количества разработанных источников сырья и почти полностью привязан к импорту энергоносителей. На первом этапе военной операции для восполнения запасов топлива американцы вынуждены были использовать преимущественно нефтепродукты арабских стран, доставляемые через пакистанскую территорию, а также прямые поставки с НПЗ Пакистана. Каналы снабжения проходили через опасные участки концентрации пуштунских племен. Росла зависимость американского контингента от Исламабада, который сам страдал от нехватки ГСМ на внутреннем рынке. И то, и другое не устраивало Пентагон, подталкивая его к переговорам со странами ЦА, которые, со своей стороны, также интересовались перспективой выхода на афганский топливный рынок.

С 2007 г. ЦЕНТКОМ и Оборонный центр энергообеспечения США начинают постепенно переносить закупки ГСМ из Пакистана в ЦА. К 2010 г. отгрузки топлива по Северной сети поставок выросли с 30 до 70% в общем объеме снабжения нефтепродуктами американской группировки в Афганистане. При этом рост поставок горючего через ССП не только совпал с увеличением потребностей военных, но и созданием в Афганистане крупных топливных запасов.

По новым контрактам, поставщики были обязаны сформировать на территории ИРА резервы в объеме 9 млн галлонов на случай сбоев в снабжении. В 2007 г. близ Баграма построены коммерческие резервуары, соединенные с основным американским лагерем 2-мильным трубопроводом. Здесь же запущена программа по замене тактических емкостей промышленными топливохранилищами в объеме 12 млн галлонов и сооружению современных топливозаправочных комплексов, рассчитанная на 2007-2012 г. В Кабуле и окрестностях созданы правительственные резервы на 2-5 млн галлонов. Для снижения нагрузки на Баграм разрешены прямые завозы на передовые операционные базы США Fenty (Джелалабад), Sharana (пров. Пактика) и Shank (пров. Логар), находящиеся в зоне ответственности регионального командования МССБ «Восток».

Изначально среди стран Центральной Азии ключевую роль в топливном снабжении американцев в Афганистане играла Киргизия. Если верить появившимся в прессе дипломатическим утечкам, к началу 2009 г. через авиабазу США в бишкекском аэропорту Манас переваливалось до трети необходимого им горючего. В 2009 г. для нужд Манаса, где дислоцированы топливозаправщики, обслуживающие натовскую авиацию в воздушном пространстве ИРА, было закуплено топливо на сумму 230 млн дол.  При этом, как показала серия скандалов и расследований 2005 и 2010 гг., в интересах бесперебойных поставок через Бишкек американскими военными поддерживалась корыстная заинтересованность местных коррумпированных кланов, включая родственников президентов А. Акаева и К. Бакиева. К тому же значительная часть ресурсной базы пришлась на нелегальный реэкспорт российских нефтепродуктов, которые поставлялись беспошлинно для внутренних нужд республики.

Запуск ССП в начале 2009 г. позволил Пентагону расширить транспортировку ГСМ из ЦА наземным транспортом, т.е. более ёмким и менее затратным способом, а также снизить зависимость от воздушного канала через Манас, на закрытии которого настаивала Москва. С этого момента в лидеры в части снабжения нефтепродуктами американского контингента постепенно выбивается нейтральная Туркмения, официально в ССП не участвующая, но получившая основание и возможности для более активного включения в афганские дела.

В 2008 г. оффшорная компания Red Star Enterprises ltd, известная причастностью к разбирательствам вокруг Манаса, выиграла тендер на поставку до 2011 г. на авиабазу Баграм топлива на сумму 1,03 млрд дол. По данным американской Федеральной системы закупок, страной-производителем этого топлива была обозначена Туркмения. Позже, в 2012 г. Соединенные Штаты направили на приобретение туркменских товаров 820 млн дол., из которых, по экспертным оценкам, подавляющее большинство средств пошло на оплату очередных топливных контрактов, и лишь незначительная часть – на продукты питания и строительные материалы. Тыловые расходы в Туркмении, таким образом, составили 63% всех американских закупок в Центральной Азии в 2012 г.  В апреле 2012 г. также стало известно, что Red Star утратила монопольное право на снабжение топливом авиабазы Баграм и заключила новый двухлетний контракт стоимостью 688 млн дол., уступив часть поставок в размере 140 млн дол. компании Asia Commerce Network (ACN).

Тот факт, что наиболее крупные закупки топлива для Афганистана производятся американцами в Туркмении, а не в Узбекистане и Казахстане, по всей вероятности, объясняется ограниченностью экспортных возможностей последних в связи с высокими внутренними потребностями. Киргизия и Таджикистан и вовсе являются чистыми импортерами в основном российских ГСМ. Из Туркмении поставки в Афганистан наладил модернизированный с помощью американской компании Merichem Chemicals and Refinery Services LLC Туркменбашинский НПЗ, мощностью около 7 млн тонн нефти в год, который ранее отгружал часть своей продукции в Манас через посреднические схемы. О серьезности намерений Ашхабада говорят, среди прочего, планы по сооружению к февралю 2015 г. нефтетерминала на 540 тыс т. в районе приграничного с Афганистаном таможенного пункта Ымамназар.

Сотрудничество с Соединенными Штатами воспринимается центральноазиатскими производителями топлива как весьма перспективное направление, несмотря на планирующееся сокращение военного присутствия в ИРА. Связано это с тем, что американцы помимо собственных  потребностей оплачивают закупку ГСМ также для Афганских сил национальной безопасности (АСНБ). В период с 2007 по 2012 гг. только на топливные нужды Афганской национальной армии (АНА), т.е. без учета Афганской национальной полиции (АНП), ими выделено 1,1 млрд дол.  В количественном исчислении с сентября 2009 по июнь 2012 г. Пентагон закупил для АНА, по меньшей мере, 115,2 млн галлонов топлива. На эти же цели в 2013 г. оборонное ведомство США запросило у Конгресса 323 млн дол., дополнительно к 123 миллионам, которые, как ожидается, обеспечат международные доноры. В будущем Объединенное командование по передаче безопасности оценивает потребности АНА в топливе в год в среднем в 555 млн дол. или в 2,8 млрд в период с 2014 по 2018 гг.

На сегодняшний день как минимум четыре из восьми афганских фирм-поставщиков нефтепродуктов для АНА приобретают их в ЦА – у Туркмении и Казахстана. Сведения по остальным пока отсутствуют, хотя с ноября 2012 г. они обязаны раскрывать информацию о стране происхождения продукции. В Вашингтоне опасаются, что выделенные Соединенными Штатами средства для АНА могут идти на закупку ГСМ у Тегерана, запрещенную американскими санкциями. В частности у надзорных структур США вызывает беспокойство возможность добавления иранского топлива к туркменским поставкам как непосредственно на территории Туркмении, так и при транспортировке через территорию Ирана в Афганистан. Благоприятную почву для махинаций подобного рода создает непрозрачная и пораженная коррупцией система закупок для Афганских сил национальной безопасности, которая, как предполагается, будет постепенно передаваться в ведение Кабула.

Наконец, страны ЦА привлекает сам внутренний рынок Афганистана. Согласно данным, Управления по энергетической информации США, до 2009 г. Кабул ежегодно импортировал в среднем 76,7 млн галлонов ГСМ (по большей части дизель, бензин и авиационное топливо). В 2009 и 2010 гг. импорт (по не указанным причинам) подскочил до 552 млн в год, а в 2011 г. вернулся на отметку 76,7 млн галлонов. По приблизительным оценкам Государственного департамента США октября 2012 г. (точная статистика отсутствует), 30-50% этого объема ИРА завозит из Ирана, 25% - из Туркмении, еще четверть – из России, Казахстана и Узбекистана, а оставшуюся часть – из Киргизии (возможно, с Кантского НПЗ) и Пакистана. При этом из Ирана и Пакистана распространена контрабанда нефтепродуктов. Без достаточного контроля еще одним источником такой контрабанды может стать реэкспорт из Таджикистана, ожидающего получение в 2013 г. от России 1 млн т беспошлинных нефтепродуктов при собственном ежегодном потреблении 400-450 тыс т в 2011-2012 гг.

Афганская экономика продолжает испытывать дефицит горючего. Особенно острый энергетический кризис в ИРА пришелся на 2011 г. В конце 2010 г. Иран приостановил ввоз в Афганистан своих нефтепродуктов (равно как и транспортировку через свою территорию ГСМ Туркмении и Ирака), поскольку, по сведениям Тегерана, предназначенная мирному населению продукция нелегально попадала на базы США и НАТО. В ноябре 2011 г. после закрытия пакистанских маршрутов западные войска стали массово скупать топливо на внутреннем рынке, что еще более ускорило рост цен.

Стабилизировать ситуацию удалось только с началом закупок горючего в России, которая в 2011 г. подписала с правительством Х. Карзая соглашение об экспорте 500 тыс т топлива по льготным ставкам. Контракт позволил увеличить товарооборот России с Афганистаном в 2011 г. до 984,9 млн дол., а российский экспорт – до 953,8 млн, где на минеральные продукты пришлось почти 70%. Дальнейшей нормализации обстановки способствовало согласие Тегерана возобновить с 2012 г. поставки в Афганистан 1 млн т топлива.

В целом, хотя чиновники в Кабуле заявляют о том, что к 2015 г. страна сможет самостоятельно обеспечивать себя энергоносителями и связывают большие надежды с разработкой китайскими компаниями нефтяных месторождений в бассейне реки Амударья  в северных провинциях, скорее всего, Афганистан еще долго сохранит статус нетто-импортера нефтепродуктов. Высокий внутренний спрос, помноженный на западное военное присутствие, и обеспеченная финансовой поддержкой США платежеспособность будут по-прежнему привлекать сюда поставщиков из ЦА.