Начало новой фазы сирийского конфликта

Мы в СМИ
«Группа друзей Сирии» на своей четвертой международной конференции – на этот раз она состоялась 12 декабря 2012 г. в колоритном марокканском городе Марракеш – взяла четкий курс на смену режима Башара Асада. С этой запоминающийся даты 12.12.12 в развитии сирийского кризиса начался новый этап. Комментарий руководителя Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ кандидата философских наук Е.В. Супониной.

Е.В. Супонина, кандидат философских наук,

руководитель Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ

«Группа друзей Сирии» на своей четвертой международной конференции – на этот раз она состоялась 12 декабря 2012 г. в колоритном марокканском городе Марракеш – взяла четкий курс на смену режима Башара Асада. С этой запоминающийся даты 12.12.12 в развитии сирийского кризиса начался новый этап.

Официально второй семилетний президентский срок Асада-младшего истекает в 2014 г., но есть большие сомнения в том, что ему удастся удержаться до этого времени. А ведь согласно принятой в феврале 2012 г. новой конституции страны он вправе выдвинуть свою кандидатуру еще на два семилетних срока подряд, вплоть до 2028 г.

Встреча в Марокко ясно показала, что этому не бывать. И это ее самый важный итог. Остальное – уже детали, зависящие от хода событий. Так, остается открытым вопрос, ограничатся ли США и их союзники (в «Группу друзей Сирии» входят более 70 стран и организаций) усиленной поддержкой оппозиции, созданием буферных и бесполетных зон в приграничных районах, в первую очередь, на границе с Турцией?

Для стран НАТО этот вариант, конечно, был бы предпочтительнее. Но нельзя исключать, что при сочетании ряда обстоятельств (например, при угрозе использования имеющихся в Сирии арсеналов химического оружия) им придется вступить в конфликт непосредственно.

Как президент Обама удивил министра Лаврова

«Группа друзей Сирии» определилась с тем, какая из многочисленных организаций оппозиции станет опорой для преобразований. Это Национальная коалиция сирийских оппозиционных и революционных сил, о создании которой было объявлено 11 ноября 2012 г. в г. Доха, столице Катара. Она представляет собой зонтичную структуру, в рамках которой под давлением заинтересованных международных посредников (страны Запада, Турция, арабские монархии Персидского залива) с большим трудом объединилось порядка десяти основных оппозиционных организаций.

Возглавил Национальную коалицию бывший имам Дамасской мечети, инженер-геолог по образованию Муаз аль-Хатыб. Ему в помощь были избраны три заместителя: бизнесмен и бывший депутат Рияд Сейф, активистка Сухейр аль-Аттаси и известный оппозиционер, нынешний руководитель Сирийского национального совета Джордж Сабра (христианин по вероисповеданию, он занял этот пост совсем недавно; ранее считалось, что его получит кто-то из курдов, но с ними продолжаются споры). Генеральным секретарем, ответственным в основном за финансовое обеспечение, стал бизнесмен Мустафа Саббаг.

Новым на встрече в Марокко стало коллегиальное решение, зафиксированное в итоговой декларации, – о признании Национальной коалиции «законным представителем сирийского народа». В сирийском кризисе ей теперь отводится та же роль, что и Переходному национальному совету в Ливии, который к моменту гибели М. Каддафи осенью 2011 г. признали «легитимным» почти сто государств мира.

Предполагается, что это будет временный орган, с помощью которого до конца 2012 г., максимум в начале следующего будет сформировано переходное правительство Сирии. Существование коалиции, несмотря на сохраняющиеся разногласия между составляющими ее звеньями, должно продолжиться до часа «икс» в стране и еще какой-то период после, вплоть до относительной стабилизации и избрания нового парламента.

В середине ноября заявления о признании Национальной коалиции сделали многие арабские страны. В первых рядах оказалась и Франция – победа социалистов на выборах весной 2012 г. не изменила отношения этого государства к событиям на Ближнем Востоке. Интригу, однако, внесли США, не торопившиеся с признанием.

И только перед самым началом встречи в Марокко о намерении сделать это объявил в телевизионном интервью сам президент Барак Обама. Заключительная декларация конференции подтвердила его обещание. Собравшиеся в Марокко высокопоставленные представители внешнеполитических ведомств различных государств вместе с делегатами от оппозиции призвали 47-летнего сирийского президента Башара Асада подать в отставку.

Реакция Москвы не заставила себя ждать. Министр иностранных дел Сергей Лавров заявил на пресс-конференции 12 декабря: «С некоторым удивлением узнал, что США устами своего президента признали “коалицию” единственным легитимным представителем сирийского народа. Это противоречит договоренностям, зафиксированным в Женевском коммюнике…».

На встрече в Женеве 30 июня 2012 г. посредники, включая Россию и США, договорились о запуске процесса диалога между враждующими сторонами в Сирии с целью достижения перемирия. Министр как раз и напомнил, что эти договоренности предполагают «начало общесирийского диалога между представителями, назначенными правительством, с одной стороны, и оппозицией – с другой». «…Видимо, США решили сделать ставку на вооруженную победу “Национальной коалиции сил сирийской революции и оппозиции”… Для нас прозвучавшее признание – неожиданный разворот», – сказал глава МИД России.

Собравшиеся в Марокко высокопоставленные представители внешнеполитических ведомств различных государств вместе с делегатами от оппозиции призвали 47-летнего сирийского президента Башара Асада подать в отставку.

Не будем гадать, так ли на самом деле был удивлен российский министр. Но «Группа друзей Сирии» при подготовке своей конференции в Марокко не скрывала, что это мероприятие обозначит новый этап в сирийском кризисе. «Прозвучавшее 11 декабря заявление Обамы было вполне ожидаемым», – так отреагировала газета «Нью-Йорк Таймс». По мнению издания, мы наблюдаем начало «новой фазы американской вовлеченности в этот тяжелый конфликт».

Зачем оппозиции новый «зонтик»

Итак, ядром признанной на конференции в Марокко коалиции (позиция России и Китая была в результате проигнорирована) является созданный в 2011 г. Сирийский национальный совет (СНС). Это тоже своеобразный «зонтик», под которым для борьбы с режимом Асада собралось несколько группировок. В руководство СНС входят и светские оппозиционеры, и члены давно запрещенной в Сирии религиозной группировки «Братья-мусульмане».

Но если есть СНС, зачем тогда понадобилось создавать какую-то новую коалицию? Периодически общаясь со многими руководителями самых различных сирийских оппозиционных групп, автор этих строк хорошо знает ответ на этот вопрос: СНС дискредитировал себя распрями и расколами. Недавно ряды Совета покинул, к примеру, известный правозащитник Радван Зияди, который в июне 2011 г. приезжал в Москву в составе первой делегации сирийской оппозиции.

Оказав помощь в создании оппозиционной Национальной коалиции, американцы и их партнеры не столько реально объединили оппозицию, сколько создали видимость ее объединения.

Тогда под благовидным предлогом министр иностранных дел России отказался принять оппозиционеров на своем уровне. Однако с тех пор уже не одна делегация сирийской оппозиции удостоилась такой встречи. Но проблема оппозиции в том, что лица ее представителей меняются как в калейдоскопе, и нередко бывает так, что вчерашние соратники уже выдвигают обвинения в адрес друг друга и не желают усаживаться за одним столом.

Избежит ли этих проблем Национальная коалиция? Можно уверенно сказать, что нет. Да и вообще реального объединения оппозиции так и не произошло. В Национальную коалицию не вошли некоторые курдские организации. В ней много эмигрантов, но мало тех, кто действует в самой Сирии. Из эмигрантских организаций тоже есть те, кто не пошел в коалицию или не был в нее приглашен. Остались в стороне и недавние соратники Асада, ставшие перебежчиками, например, генерал Манаф Тласс.

Коалицию бойкотирует, в частности, Национальный координационный комитет Сирии. Его лидер Хасан Абдель-Азым, прибывший в конце ноября с визитом в Москву из Дамаска, заявил, что его группа ратует за продолжение сотрудничества с Россией и даже за сохранение в порту Тартус российского военно-морского пункта материально-технического обеспечения.

Можно привести много примеров. Но самый интересный дали американцы. Представительница Госдепа США Виктория Нуланд 11 декабря сделала важное заявление, специально приуроченное к началу конференции «Группы друзей Сирии» в Марокко, о том, что одна из действующих в Сирии оппозиционных группировок – «Фронт поддержки» («Джабгат ан-нусра») – отныне будет считаться террористической. По данным спецслужб США, это один из филиалов «Аль-Каиды», тесно связанный с действующей по соседству в регионе группировкой «Исламское государство Ирак».

Оказав помощь в создании оппозиционной Национальной коалиции, американцы и их партнеры, таким образом, не столько реально объединили оппозицию, сколько создали видимость ее объединения. В будущем это приведет к новым конфликтам в Сирии.

Почему американцы медлили

Кто-то, возможно, поспешит сказать, что не было и сомнений в таком исходе работы «Группы друзей Сирии», нацеленной теперь на кардинальные перемены в стране. И напрасно. Сомнения были , прежде всего, у американцев. А их роль, как показал в 2011 г. пример Ливии, остается ключевой как в политическом, так и в военном аспектах.

США, однако, не хотят брать на себя всю полноту ответственности за происходящее на Ближнем Востоке. Слишком сложна и непредсказуема ситуация. А когда 11 сентября 2012 г. в г. Бенгази был убит американский посол Кристофер Стивенс, активно содействовавший свержению Каддафи, скептики еще больше забеспокоились: а за такую ли демократическую Ливию он боролся?

Многие арабские страны вступили в длительный период нестабильности. Наиболее же организованной силой выглядят исламисты. И взаимодействовать с ними придется даже тем, кому это не очень приятно. В общем, это далеко не тот дружественный новый «Большой Ближний Восток», концепция содействия которому была выдвинута американцами еще в 2004 г.

Об опасности «сомализации» Сирии предупреждает, например, бывший госсекретарь США Генри Киссинджер. Продолжение гражданской войны, новые жертвы и разрушение инфраструктуры, раздел территории на сферы влияния тех или иных группировок, терроризм и бандитизм – вот что он имеет в виду. Такой сценарий не исключается и после ухода Асада, хотя понятно, что лично он уже точно не справится с задачей восстановления порядка.

Многие арабские страны вступили в длительный период нестабильности. Наиболее же организованной силой выглядят исламисты. И взаимодействовать с ними придется даже тем, кому это не очень приятно.

Есть еще один серьезный вопрос – о соблюдении определенных правил игры на международной арене. Россия, конечно, в гораздо большей степени ратует за сохранение прежних международных норм, ее они больше устраивают. Но и утверждать, что кому-то другому нравится управлять хаосом, что само по себе оксюморон, было бы опрометчиво. Американцы, во всяком случае, пытаются просчитать риски. Не случайно свою статью на эту тему Киссинджер назвал так: «Интервенция в Сирии грозит подорвать глобальный порядок».

В ней он задается вопросами, ответа на которые не дает ни он сам, ни, что важнее, находящиеся сегодня у власти политики. Например, будет ли Саудовская Аравия союзником США до тех пор, пока на ее территории не начнут разрастаться народные выступления? Должна ли Америка считать себя обязанной поддерживать любое народное движение против любого недемократического правительства? А как быть, если это правительство важно для сохранения международной стабильности? Или для безопасности соседей?

Не зная до сих пор ответа на эти важные стратегические вопросы, США и их союзники, тем не менее, приняли решение перейти к более активным действиям. Обратим внимание на то, что «Группа друзей Сирии» с момента своего создания в конце февраля 2012 г. провела всего четыре, включая нынешнюю декабрьскую, конференции – в Тунисе, Турции, Франции и Марокко. Сначала это было раз в два месяца, затем раз в три месяца и, наконец, после третьей – июльской – встречи в Париже наступил перерыв более чем в пять месяцев.

И дело было не только в необходимости понять, чем закончатся ноябрьские президентские выборы в США. Обаме, более осторожному, чем его соперник-республиканец, еще надо было убедиться в том, что риск несколько отстраненного реагирования на происходящее в Сирии для Соединенных Штатов все-таки будет выше, нежели риск действия, причем безотлагательного.

Ливийский опыт оказывается полезным. Мало кто помнит, в частности, что «Контактная группа по Ливии» была создана в конце марта 2011 г. лишь спустя десять дней после начала войны. Позднее, незадолго до ликвидации Каддафи, она была преобразована в «Группу друзей Ливии». Случай Сирии более сложный, к тому же на этот раз Россия и Китай совсем не так сговорчивы. Как видим, в случае с Сирией и «группа друзей» была сформирована заблаговременно. Здесь меньше горячности, больше расчета, как на минном поле. А Сирия – это и есть минное поле. 

Источник: РСМД.