Афганский груз

Мы в СМИ
Интервью директора Российского института стратегических исследований, генерал-лейтенанта Леонида Решетникова. Беседовал корр. ИТАР-ТАСС Георгий Летов.

Вопрос: США заявили о выводе своих войск из Афганистана с 2014 года. Изначально войска НАТО прибыли в Афганистан "из-за угрозы международного терроризма, исходящей из региона". Поскольку войска выводятся, надо понимать, что задача решена. Так ли это?

Ответ: Сейчас нельзя определенно сказать, а какую же задачу ставили Соединенные Штаты операцией в Афганистане. Борьба с терроризмом? Мое впечатление, что они ввели туда войска, но особо с терроризмом и не боролись. Терроризм продолжается. Борьба с другими угрожающими миру явлениями тоже под вопросом, потому что только объемы наркотрафика возросли в 40 раз за время их присутствия там. Это российская статистика, она подтверждается и западными источниками. Значительная часть этого наркотрафика идет через Россию.

Какие цели преследовали американцы? Они говорят, что уходят. Сейчас на столе президента Обамы лежат три варианта оставления американских войск - 4, 10 и 20 тысяч. Президент еще не принял решения. Первый вариант – это пара баз, которые будут мониторить ситуацию, связанную с близлежащими к Афганистану западными районами Китая, а также районы Центральной Азии, ориентированные в сторону России. Второй вариант – это и участие во внутренних операциях, которые должна проводить афганская армия. Если 20 тысяч – это, по сути, продолжение военной акции США в Афганистане.

Таким образом, еще не ясно, до какой степени уходят США из Афганистана. Ясно одно – Соединенным Штатам хочется освободиться от этого груза. Они взяли на себя непосильные задачи, наверно, с целью обеспечения своего присутствия в этом очень важном регионе Средней и Восточной Азии. Наверно, соблазн был не только борьба с Аль-Каидой, как они говорили, но военное и политическое присутствие в регионе. Задача оказалась тяжело выполнимой и связанной с большими трудностями.

Сейчас пришел новый госсекретарь Джон Керри. Такое чувство, что он воплощает идею скинуть этот груз на соседний Пакистан, пусть он занимается им как союзник США. Может быть, и на другие страны, окружающие Афганистан, пусть тоже участвуют в умиротворении и стабилизации положения. А США останутся в виде союзника и баз.

Как и в случае с Ираком, и в ряде других, США продемонстрировали провальную тактику. Военные решения, не приводящие к ощутимым результатам, потом – уход. Так было и во Вьетнаме, и в Афганистане, так будет везде, где Соединенные Штаты вмешиваются с оружием и где пытаются решить проблему только военными средствами. Сейчас они пытаются договариваться с разными группами, с Талибаном в частности, но все это тогда, когда поезд практически ушел.

Тридцать лет назад в Афганистане были советские войска. В чем вы видите сходство и различие между входом, присутствием и выходом СССР и США?

Я вижу, прежде всего, общее. И СССР тогда, и США сейчас решили, что жесткой военной силой можно изменить менталитет нации, навязать какую-то модель и убедить их в том, что эта модель работает. Но Советский Союз, в отличие от американцев, кроме военной силы, активно использовал экономическое и культурное воздействие. Что, безусловно, приносило определенную пользу Афганистану. Но все-таки это была коренная ошибка, что можно влияниями извне изменить представления другого народа о жизни, государственном устройстве, об их традициях. СССР и США объединяет то, что руководствовались они этим принципом. Но у нас были более благородные, более учитывающие желание и настроение населения средства. Но все же ошибка была общая. И она продолжается сейчас со стороны других стран, но Россия воздерживается от таких шагов.

Многие заявляют, что Афганистану надо что-то устроить, предложить, навязать и так далее. Недавно в РИСИ была большая конференция, и один афганский представитель в качестве позитива от американского влияния назвал факт, что сейчас в Афганистане 100 политических партий. Это вызвало улыбку у присутствующих экспертов. Но это заявление говорит о том, на что именно в разрешении афганского кризиса направляются силы и средства внешних «авторов».

Тогда работа СССР в Афганистане шла на то, чтобы изменить систему, свергнуть монархию, установить народно-демократическую власть, построить социализм и таким образом осчастливить афганский народ. Сейчас американские действия направлялись та то, чтобы изменить систему, построить демократию, создать сто политических партий и облагодетельствовать афганский народ. История повторяется. Подобным образом попытки изменить систему и внутреннюю ситуацию внешними воздействиями происходят сейчас и в Сирии. Ввести демократию – это значит поддержать какую-то часть оппозиции и активно вмешиваться в сирийские процессы.

У СССР в Афганистане был более человечный подход. Учитывался фактор человека, его жизни. Какую-то пользу советское присутствие тогда принесло, и афганцы сохранили хорошую память о нас. Но если бы мы опять появились там, они бы начали против нас воевать. Потому что афганский народ, как большинство народов мира, не терпит иностранного присутствия. Если американцы надеются, что базы, которые они там собираются оставить, будут там мирно существовать, то это неоправданные надежды. Их будут вытеснять, на американских граждан будут охотиться.

Вывод только один: никогда внешним вмешательством нельзя пытаться решить внутренние проблемы и процессы той или иной страны. Страна сама должна развиваться, переживать кризисы, падения, горечь поражений, восходы и славу.

Что должны - или не должны - делать Россия и международное сообщество для реальной стабилизации в регионе?

Надо дать возможность самим афганцам разобраться с ситуацией в стране. Если это идет через какие-то тяжелые кризисы, не вмешиваться, потому что это углубляет кризисы. Нам надо договариваться с Таджикистаном и Узбекистаном, именно договариваться, и возвращать российских пограничников на границу с Афганистаном, потому что идет огромный поток наркотиков, который уничтожает наш народ. Есть угрозы появления через эти границы и экстремистов из Талибана. Талибан есть разный – афганский, пакистанский и международный. Правильно говорить, что афганские участники Талибана на нас не двинутся, а другие могут пойти и через наши границы. Надо обеспечивать охрану границ, это безусловно.

Нужно собирать большую международную конференцию по Афганистану и обсуждать то, чем мы можем помочь, но только экономической и гуманитарной помощью. Надо исключить военный аспект и присутствие любых иностранных войск на территории Афганистана. Что ж, никого ничему не учит история, длящаяся более 150 лет, начинавшаяся с англичан и заканчивающаяся американцами? Все попытки военного присутствия там завершаются гражданской войной, нестабильностью и кризисом, который распространяется на соседние регионы.

Нам надо укреплять границы соседних государств, бывших советских республик, возвращаться туда и охранять, чтобы не допустить как усиливающийся с каждым днем наркотрафик, так и угроз со стороны международных террористов, которые могут распространять свое влияние и на Центральную Азию и, возможно, на наши регионы.