«Холодная война» не заканчивалась…

Мы в СМИ
Автор  Александр ФРОЛОВ, «Красная звезда»

Воспользовавшись нынешним кризисом на Украине, а скорее всего, намеренно создав его, Организация Североатлантического договора, которая только что отметила 65-летие со дня своего образования, заметно активизировала военную деятельность по периметру западных границ России. Она проявляется прежде всего в масштабных манёврах НАТО в государствах Восточной Европы, совершенствовании там инфраструктуры альянса, готовности разместить на постоянной основе на территории Польши, Литвы, Латвии и Эстонии дополнительные войска. При этом официальные представители НАТО уже впрямую называют нашу страну противником. Что за этим стоит и к чему это может привести? О сегодняшней политике НАТО в отношении России, её целях и задачах наш корреспондент беседует с автором книги «Армия нового мирового порядка», главным редактором журнала «Обозреватель», членом Научного совета при Совете Безопасности России Владимиром ШТОЛЕМ.

- Владимир Владимирович, оценивая нынешние действия НАТО, некоторые обозреватели усматривают в них некую вторую волну «холодной войны». А что вы можете сказать на этот счёт?
- Для начала необходимо подчеркнуть, что «холодная война» не может ни начаться заново, ни пережить некую «вторую волну» по той причине, что она никогда не прекращалась – ни на минуту за почти четверть века, которые прошли после распада Советского Союза. Прекращались разговоры о ней и то в основном с нашей стороны.
Ведь задача, которую ставил перед собой Запад, ведя «холодную войну» против нашей страны, с разрушением СССР не была решена: преемницей Советского Союза стала Российская Федерация. А ещё британский историк А. Тойнби – крупная и влиятельная фигура в западном истеблишменте – говорил, что Россия, подобно сердцу, сжимается в трудные времена, разжимаясь в более благоприятной обстановке, подобно пружине. Запад продолжил «холодную войну» для того, чтобы на этот раз «пружина» не разжалась, а лопнула.
Подтверждением этого служит расширение НАТО: сначала были поглощены бывшие союзники СССР по Организации Варшавского договора, затем республики Прибалтики, входившие в состав Советского Союза. Потом начались манёвры вокруг Украины, завершившиеся «оранжевой революцией». Конечной целью было вовлечение в НАТО и этой республики, но жёсткая позиция, занятая Россией, примером которой может служить знаменитая мюнхенская речь Президента Владимира Путина в феврале 2007 года, посеяла у европейских союзников США сомнения в целесообразности дальнейшего расширения НАТО. И в результате на Бухарестском саммите НАТО в апреле 2008 года Украина приглашения не получила.
После этого инициатива по втягиванию Украины в западный альянс была передана Европейскому союзу, который через «Восточное партнёрство» намерен был заключить с Украиной договор об ассоциации и тем самым развернуть её против России. Однако в последний момент Виктор Янукович, поняв, чем чреват для Украины этот договор, отказался его подписывать.
Это и положило начало нынешнему кризису, за которым стоит, повторюсь, политика США и НАТО, нацеленная на реализацию старой как мир «стратегии анаконды», изобретённой адмиралом А. Мэханом: окружить Россию, выдавив её из Европы на северо-восток. И тем самым создать условия для её полного распада, которым грезили все американские и западные стратеги – от советника президента США Вудро Вильсона полковника Хауса, который ещё в 1918 году сказал: «…остальной мир будет жить спокойнее, если вместо огромной России в мире будут четыре России. Одна – Сибирь, а остальные – поделённая европейская часть страны», до Гитлера и Бжезинского.
Вот эта неизменность целей и задач, рассчитанных на уничтожение нашей страны, и есть главное, что определяет внутреннюю логику поведения Запада в украинском кризисе. Россия должна прекратить существование. Нынешним киевским властям отводится в этом проекте роль внешнего тарана, а российской «болотной» оппозиции – внутреннего. Именно поэтому совершаемые Киевом преступления ни в Америке, ни в Европе в упор не видят.
На этом фоне наращивание сил и средств НАТО на западных границах России – скорее, второстепенный фактор, ибо борьба с нашей страной в настоящий момент ведётся другими средствами, с помощью так называемого организационного оружия.
- Как известно, в основе политики, военных акций всегда лежат экономические причины. И если с этой точки зрения рассматривать действия Запада в отношении России, то нельзя не видеть, что экономические интересы США и Европы по ряду важных направлений разнятся. Санкции против нашей страны, на расширении которых настаивает Вашингтон, ударят прежде всего по европейцам. Военные приготовления – тоже всё за их счёт. Как это всё может сказаться на деятельности НАТО?
- «Концентрированным выражением экономики», если брать марксистский метод, служит политика. Война, и это уже определение Клаузевица, принятое марксизмом, – это продолжение политики, но насильственными средствами.
Хотя, на мой взгляд, можно поспорить с правомерностью принципа экономического детерминизма, который лежит в основе марксистской и либеральной политэкономии. Ведь, как говорил ещё Ф. Бродель, экономика – всеобъемлющий взгляд на мир, но только с одной из сторон, а имеются и другие, к которым он причислял политику, культуру, социальную иерархию.
И ещё более чётко ставит под сомнение приоритетность экономики набирающая влияние проектная теория, которая вводит в представления об объективном развитии событий субъективный фактор – определённые интересы: корпоративно-групповые, социально-классовые, цивилизационные. Между прочим, первым, кто доказал неразрывность объективного и субъективного воздействия на любые социальные и политические процессы, был В.И. Ленин. Всё новое, как видим, – хорошо забытое старое.
Различия экономических интересов между США и Европейским союзом имеются, но не надо забывать, что в отличие от Америки Европа не обладает собственной субъектностью и потому вопреки национальным интересам своих стран соглашается на антироссийские санкции. Это взаимоотношения ведущего и ведомого.
Кроме того, в стратегическом плане у них совпадают и экономические интересы. Между Северной Америкой и Европой строится зона свободной торговли, создание которой приторможено из-за обиды европейцев на США после разоблачений Э. Сноудена. Но американцы своё возьмут. В чём, например, логика нового плана «сдерживания России», который изложил Дж. Фридман, шеф близкого к ЦРУ агентства «Стратфор»? Напомню, что он предложил провести новый «санитарный кордон» вокруг России по линии Варшава – Бухарест – Баку, то есть за пределами Украины.
Расчёт на то, что мы завязнем и погрязнем в украинском кризисе, конечно же, присутствует. Но не только. Более важным мотивом мне представляется стремление напугать Европу российской угрозой, укрепив над ней американский контроль, прежде всего в сфере безопасности. И только после этого речь пойдёт о том, чтобы европейцы, как вы говорите, «оплачивали военные приготовления» НАТО. Этого они сейчас не делают, что им поставил в упрёк Обама, когда во второй половине апреля посещал Брюссель.
- Считается, что НАТО, впитывая в себя новых проблемных партнёров, становится всё более рыхлой организацией. При этом, чтобы оправдать своё существование, иметь финансирование своей громоздкой структуры, институтов, штабов, узлов, баз и т.д., ей нужно придумывать для себя новые цели и задачи…
- Расширяясь за счёт новых членов, американцы решают целый комплекс задач. Помните заявление бывшего главы Пентагона Д. Рамсфелда о том, что есть «старая» Европа, а есть «новая». И новая Европа нужна для того, чтобы не допустить сближения и координации между Россией, Германией и Францией. Или по крайней мере чтобы управлять этим процессом из Вашингтона, опираясь на амбиции новоиспечённых сателлитов вроде Польши, которые, как любые неофиты, самые шумные и крикливые и которые готовы за одобрение Вашингтона буквально рыть землю.
Что касается нового формата НАТО, то действующая стратегическая концепция этого блока, как мы уже говорили, фактически отводит ему роль «глобального полицейского», который под видом разрешения внутренних конфликтов в других странах манипулирует ими в собственных интересах.
- В этой связи нельзя не отметить, что Североатлантический альянс давно уже вышел за пределы зон своей прежней ответственности. Более того, он уже неоднократно демонстрировал, что готов заменить собой Организацию Объединённых Наций, что, естественно, чревато серьёзными последствиями для мирового сообщества. Каким вы видите выход из этой ситуации?
- С возобновлением российско-западного противостояния ООН и в первую очередь один из главных её органов - Совет Безопасности, с одной стороны, вернулся в формат «холодной войны»: постоянные его члены вовсю применяют право вето, чего не наблюдалось уже давно. С другой стороны, влияние этого органа в последнее двадцатилетие действительно упало. И связано это с его игнорированием в Вашингтоне, который долгое время действовал по своему усмотрению.
Тем не менее ограничения у НАТО существуют и сегодня, и их создаёт объективная реальность. США сильнее всех и могут, условно говоря, уничтожить любого оппонента, скажем, десять раз. Или двадцать. А конкурент, например, может сделать это только два раза. Но ведь и Америке этого достаточно. В этих условиях многократное превосходство уже не гарантирует безопасности, и начинает действовать другая логика.
На мой взгляд, дальнейшее укрепление России, нашей национальной и военной безопасности обусловлено выстраиванием глобальной альтернативы - мировой системы, объединяющей ведущие незападные страны. ОДКБ, ШОС, БРИКС – это зарождающиеся элементы этой системы.
Самое опасное сегодня – отстать от жизни, динамики её развития и застыть на неизменном уровне кругозора, понимания и анализа. Распад СССР – результат именно такого отставания, вызванного неспособностью советской политической элиты выйти за рамки устаревшей и потерявшей актуальность идеологической догматики.