За 18 минут Обама обрек Ближний Восток на годы нестабильности

Мы в СМИ
Барак Обама недвусмысленно дает понять, что склонен ограничивать военное присутствие США в горячих точках мира. В этом его будут поддерживать новые назначенцы – известные своей осторожностью министр обороны Чак Хейгел и госсекретарь Джон Керри. О влиянии выступлений президента США на ближневосточный расклад читайте в новой статье руководителя Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ Елены Супониной.  

 18-минутная речь президента Барака Обамы во время его инаугурации 21 января 2013 г. несколько разочаровала тех сирийских оппозиционеров, что ожидали от США немедленных решительных действий на Ближнем Востоке. Почти ничего не сказав о внешней политике, Обама, тем не менее, дал понять, что постарается избежать поспешных и конфронтационных шагов на международной арене, да и вообще из его выступления следует, что решение внутренних проблем для Америки сейчас гораздо важнее. 

Для России это означает, что ее мнение продолжат учитывать в Вашингтоне и что ее голос в Совете Безопасности ООН сохранит свою значимость. Если бы на выборах в США в ноябре 2012 г. победил республиканец Митт Ромни, не скрывавший своих антипатий к Кремлю и выступавший за агрессивную внешнюю политику, то все было бы гораздо хуже.

По мнению же Обамы, надо заниматься снижением бюджетного дефицита и созданием рабочих мест. На инаугурации он говорил об опасностях, грозящих американцам внутри собственной страны, упомянув, в частности, о случаях гибели школьников от пуль местных маньяков. Налоги и программы медицинского страхования волнуют сегодня президента Обаму, как и многих других американцев, намного больше, чем это было в период его первого президентского срока. Однополые браки и права сексуальных меньшинств оказались на этот раз важнее борьбы с терроризмом. А из глобальных тем американского президента беспокоят, в первую очередь, вопросы источников энергии и тревожные признаки изменения климата.

В его инаугурационной речи 2009 г. упоминались Ирак и Афганистан, а ныне об этом он предпочел не говорить. О Сирии и «арабской весне» - тоже ни слова. Равно как и о других острых международных проблемах. Азия и Ближний Восток были упомянуты лишь в одном предложении: «Мы должны продвигать демократические ценности от Азии до Африки и от американского континента до Ближнего Востока». Он пообещал «укреплять отношения с союзниками» и сохранить роль США в качестве «главного звена сильных альянсов по всему миру».

Но он подчеркнул, что цель «поддержания мира и безопасности отнюдь не означает постоянной войны ради этого» и что «надо еще уметь выиграть мир, а не только войну», да и вообще: «Мы продемонстрируем мужество в том, чтобы попытаться разрешить наши разногласия с другими нациями миром». Нет, совсем уж голубем представать он не собирался. Отсюда фраза – «мы будем защищать наш народ и наши ценности силой оружия и закона». Но тут же прозвучала мысль о том, что использование «мягкой силы» было бы эффективнее.

О внешней политике в этой речи – всего пара абзацев. Остальное – о задачах развития Америки, но и здесь Обама говорил о том, что «в одиночку с этим не справиться». Он часто употреблял слова «мы», «вместе», «сообща».

Причины не только в неотложности и серьезности внутренних задач, но и в понимании, хотя американцы и не любят говорить об этом публично, что за последние годы США не сумели добиться мира ни в Афганистане, ни в Ираке. Это при Обаме было принято решение вывести к концу 2011 г. войска из Ирака и теперь еще до конца 2014 г. – из Афганистана. Военные советники, конечно, в Ираке остаются, а насчет Афганистана предстоит решать особо – некоторые американские военные настаивают, чтобы несколько десятков тысяч военных все-таки там осталось. В любом случае, ввязавшись в дела Ирака и Афганистана, американцы не желают нести и дальше ответственность за происходящее там.

Барак Обама недвусмысленно дает понять, что склонен ограничивать военное присутствие США в горячих точках мира. В этом его будут поддерживать новые назначенцы – известные своей осторожностью министр обороны Чак Хейгел и госсекретарь Джон Керри.

Вспомним также, насколько неохотно под давлением европейских союзников американцы воевали в 2011 г. в Ливии. А просьбы части сирийской оппозиции повторить подобный сценарий в Сирии так и остались без ответа. И дело не только в противодействии России, но и – в большей степени – в нежелании США глубоко вовлекаться в сложный сирийский конфликт. Вторая инаугурационная речь Обамы показала, что эти тенденции будут усиливаться, если, конечно, к иному не подтолкнет какой-либо неожиданный поворот в развитии ситуации на Ближнем Востоке.

Из этого следует, что гражданская война в Сирии примет затяжной характер. Конечно, США продолжат поддерживать сирийскую оппозицию, особенно созданную в ноябре 2012 г. «Национальную коалицию оппозиционных и революционных сил». Наверняка в этом году состоится еще одна международная конференция «Группы друзей Сирии», предыдущая, напомним, прошла в Марокко 12 декабря прошлого года.

Однако можно полностью согласиться с незамысловатым прогнозом известного ливанского политика Валида Джумблата. И в ходе прошедших на днях переговоров в МИД России, и в беседе с автором этих строк он сказал: «Судя по моему личному опыту гражданской войны в Ливане в прошлые годы, сейчас Сирия вступила на длительный путь нестабильности».

Бои в Сирии продолжаются, ни одна из сторон не может добиться переломного успеха, а появление новых боевых группировок, включая самых радикальных, грозит продолжением конфликта даже при смене режима. Так что первые самолеты МЧС России, взявшие на борт в Ливане имеющих российские паспорта несколько сот беженцев из Сирии, окажутся не последними. Чем хуже будет обстановка, тем, понятно, будет больше желающих уехать. А российских граждан в Сирии, только по официальным данным, не менее 40 тыс. 

Источник: Новое восточное обозрение.