О некоторых особенностях ситуации в Юго-Восточной Азии

Аналитика
Обстановка в ЮВА оказывает заметное воздействие на международные отношения в условиях возрастания роли азиатских держав в глобальных процессах

Обстановка в Юго-Восточной Азии (ЮВА) оказывает заметное воздействие на международные отношения в условиях возрастания роли азиатских держав в глобальных процессах и формирования новых границ и сфер влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Оценивая некоторые итоги прошедшего года, можно выделить ряд особенностей текущей ситуации в ЮВА, которые, возможно, будут определять ход регионального развития в 2015 году. В этих оценках целесообразно учитывать также мнение и позицию представителей западных аналитических центров, уделяющих пристальное внимание государствам ЮВА, особенно после активизации многоплановой деятельности США в АТР [1].

Создание Транс-Тихоокеанского партнёрства (ТТП) – новой международной торгово-экономической организации – представляет собой очередную попытку США построить выгодную для себя платформу для экономической интеграции, способную заменить АТЭС в качестве основного механизма регионального торгового и инвестиционного сотрудничества. По информации торгового представителя США Майкла Фромана, ожидается, что 12 стран, ведущих в настоящее время переговоры об условиях своего участия в ТТП, завершат их к середине 2015 г., что позволит Конгрессу до конца года ратифицировать соглашение.

Япония ведет переговоры с США о вступлении в ТПП с марта 2013 г., однако до последнего времени они серьезно тормозились двумя основными вопросами: доступом на рынки сельскохозяйственной продукции и автомобилей. Японским экспортёрам автомобилей, электроники и другой промышленной продукции выгодно вступление страны в ТТП, однако ведущие американские автомобилестроительные компании выступают против её участия. А либерализация аграрного рынка Японии может привести к резкому падению собственного производства основных продовольственных товаров, поскольку японское сельское хозяйство полностью зависимо от господдержки и не выдержит открытой конкуренции. К числу других причин, сдерживающих заключение соглашения, относятся также противоречия в отношении трудовых прав, государственных предприятий и прав на интеллектуальную собственность.

Большие надежды американские эксперты связывают с победой 14 декабря 2014 г. на досрочных выборах в нижнюю палату японского парламента Либерально-демократической партии, в результате чего премьер-министр Синдзо Абэ сохранил за собой пост, получив большинство голосов (328 из 475 депутатов), что должно облегчить ему заключение соглашения с США.

Официальные представители Японии и других стран заявляют, что завершение переговоров возможно только после утверждения Конгрессом США уже использовавшихся ранее (в 1975-1994 и 2002-2007 гг.) президентских «полномочий по содействию торговле» [2], в соответствии с которыми президент может предъявить Конгрессу США на рассмотрение пакет международных торговых соглашений как единое целое – и Конгресс может принять или отклонить пакет только целиком, не внося поправок. Республиканцы-руководители ключевых комитетов Конгресса рассчитывают на принятие законопроекта по таким президентским полномочиям в начале 2015 г., а страны-участницы планируют провести в конце января очередной раунд неформальных переговоров, а после этого – встречу на уровне министров, чтобы завершить переговоры. Создание ТТП считается критически важным для Вашингтона, поскольку продемонстрирует, что его переориентация на Азию предполагает сотрудничество не только по вопросам безопасности, но и в сфере экономики.

Формирование Экономического сообщества АСЕАН. «Дорожная карта» построения сообществ АСЕАН предусматривала формирование Экономического сообщества АСЕАН, которое позволит добиться к запланированному сроку 31 декабря 2015 г. значительного прогресса в снижении барьеров в региональной торговле товарами. Однако в настоящее время ожидается, что задачу либерализации финансовых и других услуг, свободного движения капитала и мобильности рабочей силы не удастся решить в намеченные сроки, несмотря на усилия Малайзии, которая в 2015 г. будет председательствовать в АСЕАН. С самого начала сроки были определены скорее как желательные, а не обязательные, и руководство АСЕАН считало, что более развитые экономики смогут бороться за достижение своих целей, однако в менее развитых странах поставленных целей по интеграции вряд ли удастся достичь к 2015 г.

Либерализация финансовых услуг открывает огромные возможности для АСЕАН и компаний других заинтересованных стран, поскольку будет способствовать устойчивым темпам экономического роста. Наибольшие опасения у стран-членов АСЕАН в связи с открытием рынков капитала и финансовых услуг связаны с проблемами финансовых потрясений и волатильности валютных курсов, хотя интеграция предусматривает обеспечение возможностей для распределения рисков. Тем не менее, усилия по экономической интеграции в АСЕАН уже привели к росту прямых иностранных инвестиций, объёмы которых увеличились с 21,8 млрд дол. в 2000 г. до 122 млрд дол. в 2013 г.

Иск Филиппин к Китаю. Весной 2014 г. Филиппины, не без поддержки США, обратились в Постоянную палату третейского суда в Гааге (международный арбитражный суд) с просьбой признать незаконными притязания Китая на значительную часть Южно-Китайского моря (примерно 90%), приложив к своему заявлению 4 тыс. страниц документов, подтверждающих их позицию. Обращению в суд предшествовал целый ряд инцидентов, в ходе которых, как заявляла филиппинская сторона, китайская сторона грубо нарушала права Филиппин, пытаясь, в частности, воспрепятствовать деятельности филиппинских судов в оспариваемых водах.

Помимо Китая на различные территории в этом районе претендуют Тайвань и входящие в АСЕАН страны: Бруней, Вьетнам, Малайзия и Филиппины. В июле 2011 г. на Бали были утверждены Основные принципы Кодекса поведения в Южно-Китайском море, предполагающие отказ от применения силы. Однако страны АСЕАН добиваются, чтобы он был юридически обязателен, а Пекин предпочитает, чтобы он носил лишь декларативный характер, вдобавок настаивая на том, чтобы территориальные споры решались на двусторонней основе, а не между КНР и АСЕАН. Конвенция ООН по морскому праву от 1982 г., ратифицированная более чем 160 странами, включая КНР и Филиппины, устанавливает ограничения на претензии, которые прибрежные государств могут выдвигать на прилегающие участки акватории, а также регулирует вопросы её использования во всем мире.

Данное решение может быть самым значительным, которое когда-либо выносил трибунал, созданный в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву. Так или иначе, оно будет знаменовать собой переломный момент в споре по Южно-Китайскому морю. Если судьи посчитают, что этот вопрос не относится к юрисдикции арбитража ООН, то рассеются надежды на использование арбитража в качестве средства мирного разрешения конфликтов в будущем.

Но если судьи решат, что проблема находится в их юрисдикции, они почти наверняка расценят территориальные претензии Китая, отображённые на так называемой карте «девяти пунктирных линий», охватывающей практически всё Южно-Китайское море, как недопустимое требование морского пространства. В этом случае Пекин, заявивший, что он не будет принимать участие в разбирательствах и предоставлять свои аргументы по иску Филиппин в трибунал, столкнётся с трудным выбором. Вряд ли Китай сможет пренебречь решением международного суда, т.к. в этом случае его назовут безответственным игроком на международной арене. Филиппины будут апеллировать к США, Японии, государствам-членам АСЕАН и другим своим партнёрам с целью международной поддержки, пытаясь убедить Пекин, в конце концов, прояснить свои территориальные претензии на основе «девяти пунктирных линий».

Самое главное, примеру Филиппин могут последовать другие оппоненты Китая в споре по Южно-Китайскому морю.

Выборы в Мьянме. Парламентские выборы, намеченные к проведению в Мьянме в конце 2015 г., покажут насколько устойчива ситуация в стране после почти четырёхлетнего перехода от военного к демократическому правлению. Даже если выборы будут прозрачными и достоверными, население по-прежнему не будет признавать, что страна встала на демократический путь развития до тех пор, пока в Конституции будет сохраняться возможность для военных накладывать вето на проведение реформ. А чтобы внести эти необходимые изменения в Конституцию, нужны переговоры для достижения компромисса между политической элитой страны (включая президента Тейн Сейна, главнокомандующего вооружёнными силами Мин Аунг Хлайна, спикера парламента Шве Манна, лидера оппозиции Аун Сан Су Чжи) и представителями национальных меньшинств.

Эйфория по поводу реформ, начатых в 2011 г., закончилась. Предстоит тяжёлый год, поскольку ведущие партии страны будут готовиться к выборам. Пока же переговоры между правительством и вооружёнными группировками, которые вступили в оптимистическую фазу в августе, затормозились в сентябре после того как представители вооружённых сил отступили от ранее достигнутого согласия на формирование федеральной армии с участием представителей этнических меньшинств. Не удаётся также выработать компромиссный план действий по работе с бесправным меньшинством мусульман-рохингья, населяющим западный штат Ракхайн, для снижения напряжённости и предотвращения насилия.

По-видимому, события в Мьянме не случайно оказались в фокусе внимания американских экспертов. Вашингтон с 2012 г. начал активно развивать двусторонние отношения, поддерживая процесс дальнейшего реформирования страны. В 2012-2013 гг. состоялся обмен визитами президентов США и Мьянмы, в 2014 г. Б. Обама приезжал в Мьянму для участия в Восточноазиатском саммите. За истёкший период стране была оказана помощь в размере более 200 млн дол. на программы сотрудничества с США в области совершенствования демократии, прав человека, верховенства закона и пр. Дальнейшее развитие ситуации наглядно продемонстрирует успех или провал американской политики в этой стране. Очевидно и то, что замораживание реформ в Мьянме станет серьёзным ударом по авторитету США в регионе.

Ситуация в Таиланде. Премьер-министр Прают Чан-Оча и другие генералы, которые захватили власть в результате военного переворота в мае 2014 г., по прошествии нескольких месяцев массовых беспорядков, включая столкновения между проправительственными и антиправительственными группировками, перестали говорить о проведении выборов, изначально обещанных ими на конец 2015 г. Согласно заявлениям официальных лиц, Национальному совету для мира и порядка, ответственному за разработку проекта новой конституции страны, требуется больше времени для завершения широкомасштабной политической реформы. Одной из её целей является лишение политического влияния свергнутого в результате военного переворота в 2006 г. экс премьер-министра Таксина Чинавата, остававшегося с тех пор «серым кардиналом» реальной политической силы в стране, поскольку на всех выборах, начиная с 2001 г., победу всегда одерживали его соратники. Отсрочка выборов может составить до 1,5 лет.

Долгосрочной целью последнего военного переворота является, по-видимому, стремление сконцентрировать в руках военных политические рычаги в критически важный период смены королевской власти, поскольку нынешний король Таиланда Пумипон Адульядет [3] правит страной почти 70 лет, отметил в начале декабря свое 87-летие и отличается слабым здоровьем. В Таиланде и раньше действовал закон об уголовной ответственности «за оскорбление его величества», считающийся одним из самых жёстких подобных законов в мире. Статья 112 УК Таиланда предусматривает от 3 до 15 лет тюремного заключения за оскорбления, угрозы или клевету в отношении короля, королевы или наследников престола. Пришедшее в настоящее время к власти военное правительство запретило также любую политическую активность, необходимую для подготовки к выборам, включая активность политических партий.

  1. Например, Центр стратегических и международных исследований США, созданный по инициативе ЦРУ в разгар «холодной войны» для анализа стратегических вопросов и вызовов безопасности США. Призван защищать и продвигать американские интересы в мире.
  2. Trade Promotion Authority.
  3. Известен как Рама IX. Находится на троне с 9 июня 1946 г. Является самым долгоправящим из действующих глав государств и всех монархов в истории Таиланда. Один из самых пожилых действующих руководителей государства в мире.