Дмитрий Попов: «Формирование ШОС как эффективного инструмента региональной безопасности не завершено»

Мы в СМИ
Портал ИнфоШОС задал четыре вопроса, связанных с жизнью Шанхайской организации сотрудничества в 2010 году, экспертам из разных стран ШОС.

Дмитрий Попов, руководитель Уральского информационно-аналитического центра Российского института стратегических исследований (Екатеринбург)

Какую главную запись можно внести в историю ШОС по завершении 2010 года?

- Главный шаг, который сделала ШОС в текущем году, по моему мнению, состоит в решении вопроса о критериях членства в Организации. Шаг не простой, шаг, который (в том виде, в каком он сделан) был подвергнут критике со стороны многих экспертов, но при этом шаг совершенно необходимый для дальнейшего развития объединения.

Не секрет, что у ШОС существует ряд проблем, требующих решения и в некоторой степени тормозящих ее работу. В их числе, например, различное понимание генерального вектора развития ШОС у России (акцент на безопасность) и Китая (акцент, кроме того, и на экономику), несовершенство механизмов имплементации решений органов ШОС и др. Проблема членства тоже находится в этом ряду и, надо прямо сказать, на современном этапе она сводилась прежде всего к участию или неучастию в Организации Ирана, который не первый год на официальном уровне заявлял о своем стремлении повысить свой статус в ШОС.

В соответствии с Положением о порядке приема новых членов в Шанхайскую организацию сотрудничества, утвержденным Советом глав государств-членов ШОС 11 июня 2010 года, вступление Ирана в ШОС было заблокировано в связи с тем, что Тегеран находится под санкциями Совета Безопасности ООН. Следствием такого решения стало некоторое охлаждение отношений с Ираном (так, президент Ирана не приехал на ташкентский саммит ШОС).

Считаю, что "сдерживание" Ирана было оправданным, поскольку это служит интересам самой Организации. Так, участие Ирана могло бы подорвать существующее в ШОС консенсуальное единство по ряду вопросов (Тегеран, что весьма вероятно, попытался бы использовать площадку ШОС для трансляции своей позиции).

Во-вторых, получение членства могло быть понято в Тегеране как сигнал к ужесточению риторики по вопросу об обогащении урана и поставило бы ШОС в условия конфронтации с Западом. И это в то время, когда Россия стремится к более конструктивному диалогу с Западом, который является необходимым для модернизации нашей экономики источником технологий и инвестиций. Некоторые шаги Ирана входят, по моему мнению, в противоречие и с позицией России и ШОС по нераспространению. Отсюда вступление в ШОС оправдано для Ирана, который стремится к преодолению международной изоляции, но оправдано ли оно для самой ШОС и России?

Все аргументы об экономическом потенциале Ирана, приводимые в этой связи, не выдерживают критики, поскольку отсутствие членства в ШОС не препятствует развитию сотрудничества с этой страной. Более того, вступление в ШОС Ирана принципиально не повлияло бы на режим торговли с ним, поскольку ШОС сейчас не является экономико-интеграционным объединением в классическом понимании (как, например, ЕврАзЭС или двусторонние соглашения по ЗСТ России со странами СНГ). Тем не менее, полагаю, что, несмотря на все сказанное, отношения ШОС и Ирана будут развиваться в существующем формате наблюдателя, поскольку и в Москве, и в Пекине, и в Тегеране заинтересованы в этом по широкому спектру региональных проблем. С этой точки зрения, вопрос о полноправном членстве Ирана, скорее, отложен, чем решен окончательно.

Какое событие можно назвать эволюционным шагом на пути развития ШОС?

- Исходя из сказанного выше, - выработка Положения о порядке приема новых членов в Шанхайскую организацию сотрудничества от 11 июня 2010 года.

Испытания конструкции ШОС на прочность: в какой мере они выдержаны?

- С одной стороны, ШОС сделала непростой шаг по вопросу о членстве в организации, что говорит об укреплении ее структуры. С другой стороны, ход весенне-летних событий в Киргизии показал, что формирование ШОС в качестве эффективного инструмента региональной безопасности, способного разрешать конфликты такого рода, не завершено. ШОС пока еще объективно не в состоянии брать на себя подобную ответственность, а значит, правильно, что Организация воздержалась от силового вмешательства во внутренний конфликт Киргизии.

Кого из политического истеблишмента на пространстве ШОС можно назвать "человеком года"?

- Мне сложно кого-то выделить именно в связи со строительством ШОС, которая является результатом общих усилий стран-членов, наблюдателей и партнеров по диалогу.

Источник: ИнфоШос

23.12.2010