Новые перспективы для сотрудничества в формате РИК

Аналитика
Меняющая реальность в Азии заставляет по-новому взглянуть на перспективы трёхстороннего взаимодействия России, Индии и Китая

Состоявшийся 21-22 октября визит индийского премьера Манмохана Сингха в Москву можно оценивать по-разному. Если судить только по подписанным в ходе визита документам, то следует согласиться с теми наблюдателями, которые заявляют, что ничего прорывного на саммите не произошло: близость позиций России и Индии по большинству двусторонних и мировых проблем хорошо известна, и от того, что стороны вновь её констатировали, мало что меняется. Также известен высокий уровень сотрудничества в военно-технической сфере.

Правда, в ходе саммита прозвучало одно громкое заявление: Индия выразила готовность к созданию зоны свободной торговли с Таможенным союзом России, Казахстана и Белоруссии. Но это пока только благое пожелание, а сумеют ли заинтересованные стороны преодолеть объективное препятствие на этом пути – отсутствие общей границы, покажет будущее.

Между тем, если посмотреть на визит в более широком контексте, то можно утверждать, что приезд Манмохана Сингха в Москву имеет шансы стать поворотным моментом в целом комплексе геополитических проблем Азии. Весьма символично, что из Москвы индийский премьер направился в Пекин, где днями раньше находился его российский коллега Дмитрий Медведев. В китайской печати даже заговорили о возможности создания тройственного союза России, Индии и Китая.

Идея не нова. В современной истории первым её высказал ещё в 1998 г. тогдашний глава российского правительства Евгений Примаков. Создан и формат взаимодействия РИК. Однако этот формат пока не наполнен реальным содержанием: с одной стороны, РИК как бы "растворился" в более широком формате БРИКС, с другой – в рамках РИК, объединяющего, казалось бы, соседние страны, до сих пор не заработал ни один крупный трёхсторонний экономический проект – дело сводится к контактам на двусторонней основе.

Но меняющая реальность в Азии заставляет взглянуть на перспективы трёхстороннего взаимодействия России, Индии и Китая по-новому. Очень значимым фактом представляется то, что пока Манмохан Сингх гостил в Москве и Пекине, его пакистанский коллега Наваз Шариф совершал визит в США. И в Вашингтоне обе стороны выразили надежду на скорейшее преодоление проблем, накопившихся за годы американской военной операции в Афганистане.

Очевидно, что в преддверии вывода иностранных войск из Афганистана США пытаются сделать ставку на то, что региональные державы будут проводить в этой стране выгодную им политику. А поскольку другой страны, обладающей столь же мощными рычагами воздействия на ситуацию в Афганистане, как Пакистан, просто нет, то естественно возникает желание снова привязать Пакистан к американской "телеге".

Вряд ли это намерение может понравиться Китаю и Индии – пусть и по разным причинам.

Конечно, само по себе американо-пакистанское сближение не может толкнуть Китай и Индию в объятья друг друга, так что ни о каком "союзе" пока речь не идёт – обеим странам надо ещё многое сделать для преодоления комплекса спорных и конфликтных проблем в их отношениях. Однако, как известно, друзей можно выбирать, а соседей – нет. Так что объективная действительность будет подталкивать обе стороны к сближению.

Россия как страна, имеющая прекрасные отношения и с Индией, и с Китаем, в этой ситуации может выступить своего рода посредником, деятельность которого будет направлена на сглаживание углов и безболезненное разрешение споров.