О «сланцевой революции» в энергетике США

Аналитика
Агентство энергетической информации Министерства энергетики США распространило релиз ежегодного Обзора долгосрочного развития национальной энергетики (АЕО-2011). Полный текст Обзора будет доступен для ознакомления в марте 2011 г., но и на основе представленных фрагментов базового сценария можно сделать ряд комментариев.

 

 И. В. Прокофьев,

заместитель директора РИСИ,

кандидат геолого-минералогических наук

Агентство энергетической информации Министерства энергетики США распространило релиз ежегодного Обзора долгосрочного развития национальной энергетики (АЕО-2011)*. Полный текст Обзора будет доступен для ознакомления в марте 2011 г., но и на основе представленных фрагментов базового сценария можно сделать ряд комментариев.

Как нам видится, первоочередной интерес представляет обновлённый прогноз развития газовой отрасли США, особенно с учётом влияния «сланцевой революции», которая на фоне мирового экономического кризиса 2008 г. оказала заметное влияние не только на энергетику США, но и на газовый сегмент мирового энергетического рынка.

В прошлом году экспертное сообщество уделило много внимания ситуации со сланцевым газом в США, но без преувеличения можно сказать, что представленные в АЕО-2011 данные по запасам и добыче сланцевого газа в США превосходят большинство ранее сделанных оптимистичных прогнозов.

Во-первых, в базовом сценарии АЕО-2011 объём технологически доступных ресурсов сланцевого газа увеличен более чем в два раза. В АЕО-2010 они оценивались в 347 трлн куб. футов, а в АЕО-2011 в 827 трлн куб. футов, что составляет около 23 трлн куб. м (отметим для сравнения, что в 2005 г. доказанные запасы «традиционного» газа в США не превышали 6 трлн куб. м).

Американские эксперты полагают, что заметная часть технологически доступных ресурсов сланцевого газа может представить интерес для промышленной разработки, причём с достаточно низкой себестоимостью. АЕО-2011 предполагает рост внутренних цен на природный газ в США, но они весь рассматриваемый период будут заметно ниже мировых. Ожидается, что средняя цена природного газа на «устье скважины» изменится со 130 дол./тыс. куб. м в 2009 г. до 230 дол./тыс. куб. м в 2035 г. (в ценах 2009 г.).

Прогнозируемый на 2009–2035 гг. более чем 4-х кратный рост добычи сланцевого газа в США приведёт к увеличению его доли в общем производстве природного газа с 14 до 45 %. Нетто-импорт природного газа снизится с 11 % в 2009 г. до почти 1 % в 2035 г. и тем самым США к 2035 г. могут выйти на практически полную самообеспеченность по природному газу.

Также необходимо отметить, что американские эксперты столь уверены в успешном развитии производства сланцевого газа и насыщении им внутреннего рынка, что допускают возможность приостановки реализации проекта Трансаляскинского газопровода. Напомним, что ещё годом ранее ввод в эксплуатацию этого газопровода ожидался в 2023 г., а в целом газовые месторождения Аляски должны были обеспечить до 10 % потребления газа в США.

Другим «островком» энергетического благополучия для американских потребителей может стать электроэнергетика. Резкое снижение цен на природный газ в 2009 г. и традиционно низкие цены на уголь создают основу для формирования долгосрочной тенденции умеренных цен на электроэнергию в США. Причём в 2011–2020 гг. цены на электроэнергию будут снижаться, а последующей рост будет умеренным, так что и в 2035 г. средняя цена киловатт-часа будет ниже, чем в 2009 г. (в сопоставимых ценах).

Возможность поддержания умеренных цен на электроэнергию в США связана не только с тем, что «дешёвые» уголь и природный газ будут обеспечивать почти 70 % производства электроэнергии в 2011–2035 гг., но с ожидаемым сокращением расходов на поддержку проектов по производству электроэнергии на основе возобновляемых источников энергии. Соответственно ожидается резкое снижение доли «зелёной», но дорогой электроэнергии. В подготовленном в 2010 г. прогнозе развития энергетики США суммарная доля гидравлической и других видов ВИЭ в электроэнергетике должна была достичь в 2035 г. 17 % . В АЕО-2011 их доля снижена до 14 %. Это очень серьёзная корректировка, если учесть, что по состоянию на 2009 г. суммарная доля ВИЭ уже составляла 10 %, тем самым можно говорить о почти двукратном снижении темпов использования ВИЭ в электроэнергетике США. Отметим, что наиболее заметным будет спад в ветроэнергетике.

В рамках данного комментария не представляется целесообразным обсуждать реалистичность базового сценария АЕО-2011 по динамике производства «сланцевого» газа и степень его влияния на американскую энергетику. Более интересным является то, что авторы АЕО-2011, вольно или невольно, ещё раз подтвердили – развитие возобновляемых источников энергии в индустриальных странах политизировано.

Применительно к США, можно отметить, что ВИЭ поддерживаются не столько в целях построения «зелёной» экономики, сколько для снижения зависимости от импорта энергоносителей и обеспечения энергетической безопасности страны. Соответственно те сферы экономики/энергетики, где эта проблема устранена или минимизирована, а в нашем случае это «сланцевый» газ в электроэнергетике США, там интерес к ВИЭ резко снижается.

В этой связи возникает вопрос об отношении к ВИЭ стран, которые не имеют зависимости от внешних поставок энергоносителей. Надо ли им развивать ВИЭ за счёт формирования систем государственной поддержки? Ответ однозначно положительный – «да, надо», так как альтернативы просто нет – ВИЭ будут важной составной частью энергетики будущего, а развивать возобновляемую и новую энергетику только на энтузиазме «одиночек», без серьёзной государственной поддержки, невозможно.

Но в тоже время для российской энергетики и экономики в целом развитие ВИЭ по примеру западных стран недопустимо. Энергозависимые страны делают акцент на скорейшее преодоление зависимости от внешних поставок, в том числе за счёт крупномасштабного внедрения экономически неэффективных энергетических технологий. У России иная цель – инновационное развитие с опорой на собственную сырьевую базу – и поэтому должна быть оказана широкая частно-государственная поддержка развитию энергетических технологий, но на уровне НИОКР и опытно-промышленных установок. Выход на крупномасштабное внедрение альтернативных источников возможен только после достижения ими реальной конкурентоспособности с традиционными видами энергии, либо для решения специальных задач в локальных «нишах».

Примечания:

* Annual Energy Outlook 2011 Early Release Overview // U.S. Energy Information Administration.