Всем назло

Мы в СМИ
Приднестровцы выживают, невзирая на молдавских националистов и российских бюрократов.  Старший научный сотрудник Центра исследования проблем стран ближнего зарубежья РИСИ Василий Каширин дал интервью журналу «ОДНАКО».

О будущем непризнанной республики часто говорят в контексте гипотетического вхождения Молдовы в состав Румынии и возможного размораживания конфликта. Но Европе выгоднее ограничиться разовыми подачками в виде всевозможных программ помощи в обмен на гарантии неприсоединения Молдовы к евразийским структурам и другим проектам с участием России, чем взять на себя новую обузу в случае членства Молдовы в ЕС.

Угасший было интерес российской прессы к непризнанной Приднестровской Молдавской Республике (ПМР) разгорелся с новой силой. В СМИ появились сведения о натовской военной базе, которая вот-вот начнет действовать на территории Молдовы в нескольких километрах от границы с Приднестровьем, а также материалы о молдавских таможенниках в ПМР. Кое-кто поспешил истолковать эти факты как стратегическую уступку новых тираспольских властей Кишиневу и, следовательно, измену интересам приднестровского народа. Подобные сообщения появились на фоне взаимных обвинений, которыми власти Молдовы и Приднестровья обмениваются в последнее время регулярно. Так, председатель Комитета государственной безопасности (КГБ) ПМР Владислав Финагин заявил, что Кишинев форсирует появление натовских военнослужащих на территории страны. По его словам, база Североатлантического альянса будет располагаться на военном полигоне близ села Бульбоака, примерно на полпути между Кишиневом и Тирасполем.

По предположению Финагина, которое он высказал в интервью «Независимой газете», уже в ближайшее время в Конституцию Молдовы (сейчас это нейтральное государство) будут внесены соответствующие поправки, которые позволят размещать на территории страны иностранные войска.

В свою очередь, Кишинев, которому давно не по душе присутствие в Приднестровье российских миротворцев, обвиняет Тирасполь в якобы наращивании военной мощи и в том, что этой милитаризации активно способствует Россия.

Надо сказать, что обмен такого рода декларациями особенно активизировался после визита в Приднестровье посла МИД России по особым поручениям Сергея Губарева, который на состоявшейся 13 октября пресс-конференции в Тирасполе сказал буквально следующее: «В случае утраты Молдовой суверенитета или нейтралитета Российская Федерация вернется к вопросу реализации Приднестровьем права на самоопределение». Проще говоря: если Молдова объединится с Румынией или разместит на своей территории иностранные — в данном случае натовские — войска, Россия может признать Приднестровье.

Правда, уже через пять дней МИД РФ заверил, что российская позиция по Приднестровью остается неизменной и по-прежнему основана на уважении к суверенитету, территориальной целостности и нейтральному статусу Молдовы. Тем не менее достаточно резкое заявление российского дипломата дало некоторым наблюдателям повод сделать заключение о серьезном обострении обстановки в регионе и даже скором размораживании конфликта.

Есть, однако, ощущение, что опасность грядущего поглощения Приднестровья Молдовой, а Молдовы Румынией и маячащей на горизонте новой войны несколько преувеличена. Уже хотя бы потому, что ни Румынии, ни Европе Молдова не нужна.

По мнению старшего научного сотрудника Российского института стратегических исследований и известного эксперта по региону Василия Каширина, пресловутое скорое присоединение Молдовы к Румынии существует только в воспаленном воображении некоторых кишиневских националистов.

— Мне часто приходится бывать в Румынии, — заявил «Однако» Василий Каширин, — и я могу утверждать, что никто в Бухаресте не говорит о политическом объединении с соседней республикой. Речь идет лишь о создании некоей культурной и языковой общности по принципу «две страны – одна культурная румынская нация, но никак не о том, чтобы получить одно государство с разными народами. Самые ярые «объединители» сидят не в Бухаресте, а в Кишиневе. Это группа политиков, избравших русофобию средством борьбы за власть. Но не все они прагматики — среди них есть и откровенно нездоровые люди, для которых все российское как красная тряпка для быка. Кстати говоря, сами молдаване относятся к таким бесноватым политикам с изрядной долей юмора.

Румынии и Евросоюзу, которые испытывают сейчас серьезные трудности, не нужна полунищая аграрная Молдова с трехмиллионным населением, которое совершенно нечем будет занять. Не стоит забывать и о том, что в случае объединения Румыния получит не только молдавских безработных, но и большей частью русскоязычное Приднестровье, а также Гагаузию, народ которой хорошо помнит ужасы румынской оккупации. Европе незачем взваливать на себя новую обузу в виде Молдовы — куда выгоднее ограничиться разовыми подачками в виде всевозможных программ помощи в обмен на гарантии неприсоединения Молдовы к евразийским структурам и российским проектам.

В некоторых СМИ появились предположения о том, что новые власти Приднестровья делают шаги в сторону Кишинева и даже идут на некоторые уступки. Василий Каширин назвал подобные выводы «дилетантскими» и «провокационными», сказав, что ни один приднестровский политик – если только он не находится в состоянии буйного помешательства – не пойдет на реинтеграцию с Кишиневом, так как это означало бы немедленный конец его политической карьеры.

Обвинения друг друга в «западничестве» и «связях с Кишиневом» — неотъемлемая часть борьбы за власть между приднестровскими кланами. Повесить на конкурента более тяжкий грех здесь просто невозможно, но на самом деле все подобные утверждения — не более чем обычная риторика.

Народ Приднестровья категорически не приемлет идеи объединения с Молдовой, что следует из результатов референдума 17 сентября 2006 года. Тогда подавляющее большинство жителей республики высказались за государственную независимость с последующим вхождением в состав России.

Другое дело, что политика самой России в отношении Приднестровья невнятна. И это несмотря на то, что все 20 лет своей де-факто независимости Тирасполь не устает подтверждать свое стремление максимально интегрироваться с Россией, протекторатом которой, по сути, является. Есть, правда, мнение, что подвешенное состояние, в котором находится Приднестровье, выгодно Москве, поскольку непризнанная республика служит чем-то вроде якоря, не позволяющего Молдове слишком уж отдаляться от России.

Такую точку зрения, которой придерживаются эксперты на Западе, не разделяют многие их российские коллеги. Например, Василий Каширин считает позицию российского МИДа не просто слабой, но и откровенно безыдейной и безответственной. — Сохранить Молдову в орбите российского влияния, используя Приднестровье, не получится, это давно понятно. Но в нашем МИДе вот уже 20 лет, твердят, как мантру, о признании целостности Молдовы в границах 1 января 1990 года. Это чисто чиновничья позиция: досидеть в кресле до пенсии и передать нерешенную проблему следующему поколению бюрократов.

— Приднестровье следует признать, — продолжает эксперт. — Да, это будет означать ухудшение отношений с Западом, и к этому надо быть готовыми. Ничего страшного. Признали же мы Абхазию и Южную Осетию – и ничего ужасного не произошло. Если Россия позиционирует себя как сильное государство, она должна защищать своих друзей и собственные интересы, нравится это кому-то или нет. Существует же Турецкая Республика Северного Кипра, никем не признанная, кроме собственно Турции.

Говоря о прогнозах на ближайшие годы, Василий Каширин подчеркнул, что пока нет оснований ожидать серьезных изменений ситуации, о которых говорят СМИ. Молдавские таможенники в Приднестровье действительно появились — в Бендерах и Рыбнице. Оба эти города с точки зрения Тирасполя находятся на территории ПМР, но пригород Бендер Варница, где как раз находится таможенный пост, контролируют власти Молдовы.

Совместные таможенные посты учреждены по взаимной договоренности сторон, что очень облегчает жизнь приднестровским производителям, которым, чтобы вывезти продукцию, ранее приходилось делать крюк через Молдову.

Что же касается натовской базы, то пока с определенностью можно говорить лишь о программе помощи молдавской армии по линии Североатлантического альянса, которая сейчас составляет 1,5 млн долларов в год. Собственно, один этот факт дает повод говорить о размывании конституционного нейтралитета страны и можно прогнозировать, что военное сотрудничество Молдова — НАТО будет развиваться и дальше. По крайней мере, министр обороны республики, выпускник Рязанского высшего воздушно-десантного училища Виталий Маринуца — убежденный сторонник интеграции Молдовы в НАТО и Евросоюз.

Приднестровью в этих условиях остается только одно: продолжать выживать. Назло друзьям и недругам. 

Источник: «ОДНАКО».