Яна Амелина: Грузия с «авансом»

Мы в СМИ
В Женеве завершились российско-грузинские переговоры по вопросу вступления России в ВТО. Эксперты отмечают, что двум странам удалось достичь соглашения по конкретному вопросу впервые с августа 2008 года.  Однако основные проблемы в российско-грузинских отношениях остались нерешенными, считает  начальник сектора кавказских исследований РИСИ  Яна Амелина в интервью для радио "Голос России".

В Женеве завершились российско-грузинские переговоры по вопросу вступления России в ВТО. Эксперты отмечают, что двум странам удалось достичь соглашения по конкретному вопросу впервые с августа 2008 года.

Россия и Грузия 9 ноября подписали долгожданное двустороннее соглашение по вопросу таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами. Это соглашение устранило препятствие на пути вступления России во Всемирную торговую организацию.

Как отметила в интервью "Голосу России" начальник сектора Кавказских исследований Российского института стратегических исследований Яна Амелина, соглашение по ВТО не должно вызывать иллюзий относительно потепления российско-грузинских отношений.


- Можно ли говорить о потеплении российско-грузинских отношений, учитывая, что при договоренности выступала третья сторона - Швейцария?

- Сейчас нельзя говорить о потеплении российско-грузинских отношений. Какие-то ситуативные моменты, наподобие достижения соглашения по ВТО, нас не должны успокаивать. Основные проблемы в российско-грузинских отношениях остались прежними, они не решены. Соглашение по ВТО свидетельствует о поражении России, а не о каких-то достижениях. Поэтому здесь не стоит говорить о потеплении.

- Однако из Грузии в последние месяцы все чаще звучат призывы начать диалог с Москвой, они звучат от оппозиции. Это реальное понимание членов оппозиции, что необходимо возобновлять переговоры с Россией, или это желание пойти против Михаила Саакашвили?

- Скорее, второй вариант. Но более правильно будет сказать, что это - очередной тактический ход. До войны 2008 года не только представители оппозиции, но и представители грузинских властей постоянно выступали с предложениями по поводу тех или иных обсуждений с российской стороной, но на самом деле это было просто тактикой, чтобы показать, что они якобы готовы к диалогу. И сейчас то же самое. Предлагают одно, другое.

Во-первых, все это неинтересно, потому что у оппозиции нет абсолютно никаких рычагов власти, во-вторых, нереализуемо. И до тех пор, пока в Грузии коренным образом не изменится обстановка, нет смысла говорить о серьезности таких предложений.

- Я полагаю, мы говорим о выборах 2013 года, что Саакашвили должен покинуть пост президента, потому что, согласно Конституции, третьего срока не дано, верно?

- Не только об этом. Этого мало. Смена власти ничего для российско-грузинских отношений не решит. Нужна дефашизация Грузии, приведение ее в нормальное состояние, прежде всего - морально-психологическое. Грузинское общество должно осознать то, что оно совершило в 2008 году, и дать за это ответ.

Только после этого мы можем говорить о выстраивании нормальных отношений, потому что то, что происходит в российско-грузинских отношениях сейчас, совсем не ситуативно, оно не зависит только от позиций грузинского руководства по тому или иному вопросу. Это более существенные разногласия.

- Нет ли сегодня разочарования у некоторых представителей политической элиты в том, что когда Россия была партнером, были одни отношения, когда партнером являются США - это другие отношения?

- У кого-то есть такое разочарование, у кого-то нет. В общем и целом то, что происходит в Грузии, устраивает достаточно значительную часть грузинского населения, и нам не стоит обольщаться тем, что настроения там меняются в сторону пророссийских. Я бы об этом не говорила.

Конечно, есть отдельные представители оппозиции и простых граждан, которые говорят о необходимости восстановления отношений с Россией, которые ностальгируют по ним, но говорить о том, что вместе или по отдельности они представляют собой какую-то политическую силу, мы не можем.

- Получается, что Михаил Саакашвили - это не единственное препятствие для возобновления отношений между Тбилиси и Москвой, что грузинский народ должен признать то, что он сотворил в 2008 году. Что еще?

- Надо начать с самого главного, конкретика будет зависеть уже от этого. До тех пор, пока грузинское общество не осознает причины, которые привели к войне 2008 года, которые лежат в глубине самого грузинского общества, пока оно не перестанет бесконечно ссылаться на политическую ситуацию, на деятельность тех или иных политиков, мы не можем доверять тому, что будут говорить грузинские политики.

- Что должна делать Москва на пути к этому? Позиция российского руководства общеизвестна: пока у власти Саакашвили, не может быть и речи о возобновлении дипотношений. Вы согласны с этим? Так и должна поступать российская сторона?

- Само собой разумеется. Я - сторонница жестких мер, особенно когда мы говорим о войне. Между нашими государствами фактически произошла настоящая полномасштабная война. Как мы можем говорить о возобновлении дипломатических отношений и вообще любых отношений, в том числе и торговых, без очень жестких предварительных условий?

 Источник: радио "Голос России"