Первые экономические результаты развития Таможенного союза и формирования Единого экономического пространства

Аналитика
Всего за 2 года совместной работы почти удвоился объем взаимной торговли

Доклад на международной научно-практической конференции «Приграничное сотрудничество в контексте евразийской интеграции»

Таможенный союз – это интенсивно развивающаяся интеграционная организация, там принимаются новые нормы и стандарты, вырабатываются общие правила. Думается, что попытки представить  Евразийский союз в качестве угрозы Европейскому союзу или  в качестве попытки имперскими методами возродить Советский союз явно необоснованны.

Таможенный союз в экономическом отношении представляет  группу стран, не очень сильно отличающихся по уровню социально-экономического развития. Более того,  эти страны длительное время существовали в рамках экономики с единой валютой, экономической политикой и едиными интересами. Поэтому представляется, что приводить в качестве примера  странам Евразийского союза опыт ЕС – это явный перехлест.

Однако существующие  различия в размерах и объемах экономики  стран Таможенного союза являются, пожалуй, главным фактором, препятствующим налаживанию их более тесного сотрудничества.

Современная экономическая ситуация в России и других странах Таможенного союза характеризуется тремя ключевыми проблемами, унаследованными от прежнего СССР. Это – сильная зависимость от экспорта природных ресурсов, низкая конкурентоспособность несырьевых секторов и слабость финансового сектора экономики.

Тем не менее всего за 2 года совместной работы почти удвоился объем взаимной торговли, а в 10-летней перспективе ожидается, что объединение рынков даст 15%-ный прирост ВВП. Однако рост взаимной торговли – далеко не главный показатель углубления экономической интеграции, ее дальнейший экономический эффект должен определяться результатами формирования общей стратегии развития.

Осознавая это,  президенты Казахстана, Белоруссии и России в ноябре 2011 года подписали Декларацию о евразийской экономической интеграции и поставили задачу к 1 января 2015 года создать Евразийский экономический союз, который будет предполагать формирование общей стратегии развития, включающей совместную промышленную, сельскохозяйственную и научно-техническую политику.  Евразийский интеграционный процесс   является частью политики экономического развития, включающей вопросы координации промышленной политики, среди которых должно быть выравнивание развития регионов государств-участников, поддержка предпринимательства, широкая специализация и кооперация производства, изготовление высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью,  создание антикризисных фондов для финансового сектора, общая  научно-технологическая политика.

По имеющимся расчетам, создание Евразийского экономического пространства может дать к 2030 году совокупный эффект для России, Белоруссии и Казахстана в размере до 900 млрд. долл. США, а в случае присоединения Украины – 1100 млрд. долл. В страновом разрезе эффект составит порядка 14% ВВП Белоруссии, 6% ВВП Украины, 3,5% ВВП Казахстана и 2% ВВП России.

В расчете на душу населения основными благоприобретателями  от интеграции станут Белоруссия, Украина и Казахстан, а в абсолютном значении – Россия. Вместе с тем собственно «быстрые» эффекты, основанные на ликвидации таможенных барьеров, довольно скромные. Основной эффект может быть достигнут лишь в долгосрочной перспективе – в рамках конкретных проектов в технологичных и наукоемких отраслях, при позитивных изменениях на рынках труда и капитала, при изменении логики работы предприятий, учитывающих новые правила игры.

Таким образом, евразийская интеграция означает образование рынка с большой емкостью, который может стать основой для более устойчивого к мировым кризисам экономического развития, а потому и для укрепления суверенитета России и стран-участниц.

Успехи в развитии торгово-экономических связей трех стран Таможенного союза привлекают большое внимание других стран постсоветского пространства. О своей заинтересованности в присоединении к новому интеграционному объединению уже заявила Киргизия, а готовность подписать нормативные документы выразила Армения. И хотя некоторые аналитики склонны расценивать эти желания как в первую очередь политические, думается было бы правильным учитывать и экономические выгоды, проистекающие для стран-участниц из пребывания в этом интеграционном объединении.

Не следует ждать от интеграции быстрых благ и односторонней выгоды. Единое экономическое пространство предоставляет его участникам возможности интенсивного экономического развития, преимущества и перспективы выхода на новые рынки с традиционными и инновационными товарами и услугами.

Безусловно, движение к Евразийскому экономическому союзу не будет прямым и беспроблемным, напротив, оно обязательно будет сложным и противоречивым.

Перманентно интерес к участию в отдельных мероприятиях Таможенного союза проявляет Украина, хотя такие ее пожелания практически обязательно перемежаются с заявлениями о намерении в той или иной форме присоединиться к Евросоюзу. Действия Украины в этом отношении часто носят характер противодействия интеграции на постсоветском пространстве. Украина подписала третий энергопакет, а он направлен против экономических интересов России. Пиар-акции, связанные с  разговорами о сланцевом газе, об освоении и открытии месторождений в черноморских шельфах – пока лишь только разговоры.

Судя по  решению правительства Украины от 18 сентября 2013 г., геополитически ее нынешние правящие элиты  уже определились: выбор пал на евроинтеграционный проект. Но нужно отдавать себе отчет в том, что в экономическом отношении Украину в случае подписания соглашений с ЕС ожидают глубокие разочарования и серьезнейшая структурная перестройка. В определенных сферах страна на десятилетия может быть отброшена назад и ей придется привыкать к статусу второразрядной страны. Наглядным примером здесь могут служить страны ЦВЕ, вот уже 10 лет пребывающие в ЕС и не получившие до их пор тех пряников, которые первоначально ожидались.

Памятуя  народную мудрость о том, что ласковый теленок двух маток сосет, можно предположить, что к моменту подписания в ноябре этого года соглашения об ассоциации с ЕС украинское руководство придумает что-нибудь этакое, чтобы порадовать страны постсоветского экономического пространства.

Нужно, однако,  понимать, что  Евразийский проект еще только находится в стадии формирования, поэтому здесь должна быть высокая исполнительская дисциплина. А если Украина будет постоянно высказывать свое особое мнение и в рамках проекта подписывать каждый пятый или десятый документ, то дело вряд ли сдвинется с точки.

Кроме того, Украина уже неоднократно блокировала транзит по своей территории природного газа из России в Европу, подрывая авторитет России как надежного поставщика. В значительной степени по этой причине Россия была вынуждена искать альтернативные пути доставки газа в Европу. Так возникли проекты Северного и Южного потока, в результате которых Украина лишится доходов от транзита газа по своей территории. Решения России по обеспечению диверсификации поставки газа абсолютно обоснованны.  Но вместе с Украиной этих доходов лишаются и такие ни в чем не повинные транзитные страны, как Чехия и Словакия, которые безусловно будут иметь претензии к Украине.