Евразийская интеграция. Отражение в национальных СМИ

Мы в СМИ
Диалектика интеграционных процессов на евразийском пространстве с миропроектной точки зрения не носит специфического характера. Конечно, Евразия как феномен имеет вполне конкретное развитие и системную географию, но социальные факторы, определяющие динамику и направление таких процессов, отнюдь не однородный, если так можно выразиться, субстрат. У них, как у большинства объектов общественных наук, нет какой-то общей стабильной структуры, изменение которой поддавалось бы изучению «железобетонными» методами анализа.

Эти факторы настолько текучи, разнонаправлены, противоречивы, что их выявление и осмысление требует всего арсенала научных методов, привлечения новых методик и новых, нетрадиционных массивов количественных данных, равно как и систем их выявления, сбора и обработки.

Одной из таких методических новаций может стать не только изучение роли медиа в интеграционных процессах, но и статистический анализ конкретных результатов деятельности СМИ различных стран по сопровождению евразийских проектов.

Сегодня, когда появились соответствующие информационно-аналитические системы с блоком политической медиаметрии, подобные подходы вполне поддаются реализации.

Давайте определимся с тем, как в количественном и качественном отношении в 2014 году происходило освещение в ряде государств СНГ процессов евразийской интеграции и перспектив евразийского партнерства.

Проанализируем, как интенсивно и в какой тональности публиковались материалы по созданию Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который начнет функционировать с 1 января 2015 г., в течение 2014 года.

Наибольшую активность в этом вопросе проявили СМИ Белоруссии, опубликовав около 130 значимых материалов. Достаточно неожиданно, что для определенной (и весьма заметной) части прессы этой страны характерно стремление сформировать отрицательное отношение населения к экономической интеграции. При этом число позитивных публикаций весьма незначительно.

Заметные объемы негатива генерируют медиа Армении, однако в этой республике отрицательный поток компенсируется мощной позитивной составляющей.

В таких странах, как Казахстан и Киргизия, тема ЕАЭС, в основном, подается нейтрально, а интенсивность появления публикаций существенно ниже, чем в Армении и Белоруссии.

Если обратится к такому показателю, как отношение числа негативных материалов к числу нейтральных (это отношение эксперты-медиологи называют индексом агрессивности (ИА) информационной среды), то лидером оказывается Армения. Здесь на одну нейтральную статью, связанную с сюжетом «Усилия РФ по формированию и расширению ЕАЭС», приходится больше, чем одна негативная статья. Среднее значение ИА равно 1,15, что вряд ли может считаться фактором торможения процессов евразийской интеграции. Причем набор негатива активизировался только во второй половине 2014 г., и в третьем и четвертом кварталах подскочил до 1,6 и 1,8. Это уже заметная величина. Но все это можно списать на ожидаемое противодействие оппозиции.

Вместе с тем и индекс доброжелательности (отношение числа публикаций позитивной тональности к числу нейтральных) в Армении также высок.

Интересно, что в 2013 г. картина освещения процесса движения к ЕАЭС по странам была совершенно другая. Тогда лидером и, как можно предположить, мотором интеграции был Казахстан. Впрочем, число публикаций по рассматриваемой теме было в 2013 году сравнительно небольшим (48 значимых публикаций).

Основными источниками негатива по теме ЕАЭС за 2014 год оказались армянский портал Lragir.am и белорусский naviny.by. Они разместили по 22 негативных материала. Остальные СМИ опубликовали гораздо меньше статей негативной тональности.

Рассмотрим теперь особенности освещения в национальных СМИ такой темы, как: «Таможенный союз Россия – Казахстан – Белоруссия», которое имело место в 2014 году. Здесь бросается в глаза весьма активное сканирование и комментирование событий в медиа Киргизии – свыше 180 публикаций. И это при том, что пресса данной страны по количеству присутствующих на рынке изданий существенно уступает Белоруссии, Казахстану и Армении.

В заключение хочется сделать акцент на том, что приведенная медиастатистика может рассматриваться только в контексте деятельности ангажированных, т.е. участвующих в политическом процессе национальных СМИ. Понятно, что на пространстве СНГ медиа функционируют в подавляющем числе случаев в связке «действующая власть – оппозиция». Именно здесь кроется причина того, что газеты, телевидение и электронные издания не столько формируют положительное отношение населения к интеграционным процессам на просторах Евразии, сколько пользуются возможностью решить насущные внутриполитические задачи за счет эксплуатации естественного интереса населения к ходу реализации и перспективам этих процессов.

В центре внимания СМИ не «простой человек» или целые социальные группы со своими запросами и представлениями о будущем стран, а действия элит, критика или поддержка таких действий.

Конечно, нынешняя ситуация не может считаться идеальной и требует известной корректировки, но в целом можно сделать вывод, что противодействие программам интеграции не носит острого, непримиримого характера. Наше совместное будущее имеет хорошие перспективы, а новые формы межгосударственного сотрудничества – неплохой потенциал реализации.