Леонид Решетников: «Послевоенная Европа могла иметь совсем другую политическую модель»

Мы в СМИ
13 февраля 1945 г. советские войска освободили столицу Венгрии Будапешт, а авиация союзников превратила в руины немецкий город Дрезден. Значение этих событий для послевоенной истории в интервью «Голосу России»  комментирует директор Российского института стратегических исследований Леонид Решетников.

Советские войска освободили от фашистских захватчиков столицу Венгрии Будапешт 13 февраля 1945 года . Одна из самых ожесточенных и кровопролитных битв в истории Второй мировой войны длилась 108 суток. Красная Армия  разгромила 56 вражеских дивизий, взяла в плен более 110 000 солдат и офицеров противника во главе с командующим Будапештской группой войск. Немцы окрестили это сражение «вторым Сталинградом».


В этот же день отметились и союзники. Военно-воздушные силы Великобритании и США без согласования с советской стороной массированной бомбардировкой с применением 1100 бомбардировщиков стёрли с лица земли незащищённый с воздуха город Дрезден, архитектурную жемчужину Европы.  Всего по союзным данным на город  было сброшено 1400 тонн  фугасных и 1100 тонн зажигательных бомб. Точное число мирных жертв города с 600-тысячным населением до сих пор не установлено, называют от 35 до 135 тысяч.


По просьбе  радиостанции «Голос России» значение этих событий комментирует директор Российского института  стратегических исследований Л.П.Решетников:

 

«Освобождение советскими войсками Будапешта - это важнейшая операция в ходе заключительного этапа Второй мировой войны. Будапешт оборонялся гитлеровцами ожесточенно. Его потеря означала выход советских войск дальше на Австрию и Германию. Этот бастион гитлеровцы держали  как  последний рубеж. Поэтому бои были ожесточенные. Наша армия потеряла около ста тысяч человек, которые погибли и на подступах к городу, и в самом городе, где шли страшные уличные бои. Закончилось все победой наших войск, но с огромными жертвами и потерями.


Символично, может быть, - ведь ничего случайно не бывает, - что в этот же день союзническая американо-английская авиация практически полностью уничтожила немецкий город Дрезден. Тут можно провести определенную параллель. Зачем это было сделано? Ясно, что поражение Германии не за горами. Что Дрезден не является важным стратегическим пунктом. Что сухопутные войска были далеки от этого города. И, судя по всему, этот город должна была освободить советская армия, что и произошло в итоге. Но город был уничтожен полностью с воздуха. Американцы и англичане продемонстрировали, как «надо» воевать с наименьшими потерями. Они просто уничтожили целый исторический город с памятниками, с историческими зданиями, город с самой известной в мире картинной галереей.


Такая параллель наводит на определенные размышления. Ведь часто сегодня на Западе, в Восточной Европе, в той же Венгрии, да и у нас в России пишут, что Советский Союз освободил Восточную Европу от фашизма, но тут же принес другое иго - иго коммунизма. Мол, ничего, собственно говоря, не поменялось от этого освобождения. Те, кто так пишет, конечно, лукавят. Потому что  Советский Союз, освобождая Восточную Европу, решал, прежде всего, задачу разгрома фашистской Германии. Второе. Освобождая Восточную Европу от фашизма, Советский Союз не намеревался устанавливать там точно такой же режим, какой был в СССР. Это подтверждают  многочисленные исторические документы. Ответственный и объективный исследователь эти документы может найти и прочитать.


Сталин в 1945 году, и даже в 46-м,  советовал коммунистическим лидерам освобожденных стран - и Болгарии, и Румынии, и Венгрии, и Чехословакии -  не копировать Советский Союз. А создавать народные фронты, включать в правительство крестьянские партии, буржуазные партии, но только не те, которые были замешаны в сотрудничестве с Гитлером. Создавать страны  так называемой народной демократии. Тогда был такой замысел. Зачем это делал Сталин? Он рассчитывал на американскую финансово-экономическую помощь после окончания войны. Советский Союз понес огромные потери - и людские, и материальные.


Нужны были инвестиции, нужна была помощь. У Сталина были установлены деловые отношения с Рузвельтом. Он рассчитывал, что американцы, видя, что Советский Союз не устанавливает такой режим, какой был в СССР, пойдут на оказание этой помощи. Был такой расчет. И поэтому не было попытки установить даже коммунистический режим, не то  что диктатуру. Но Рузвельт умер. Президентом США стал ярый противник Советского Союза Трумэн. А после фултонской речи Черчилля в 46-м году стало ясно, что Запад, новое руководство США и руководство Англии не пойдут на установление сотрудничества с Советским Союзом и оказание экономической помощи. И только тогда стала постепенно меняться политика сталинского руководства в отношении Венгрии и Чехословакии,  других стран Восточной Европы. Только тогда началось постепенно закручивание гаек. Т.е. если нас обвиняют в том, что мы, освобождая ту же Венгрию, якобы устанавливали одновременно другую диктатуру, то,  повторяю, это лукавство.


Советская армия освободила Восточную Европу от фашизма. Будапештская битва - символ этого освобождения. Советский Союз готов был содействовать странам Восточной Европы в развитии демократии. А Запад этого не хотел. Он хотел замкнуть Советский Союз и близлежащие страны в отдельный лагерь, изолировать его, понимая, что полностью влияние в этих государствах осуществлять не может.


А второй акт - полное уничтожение древнего города Дрездена без всяких стратегических и тактических военных целей - это была политическая акция. По-видимому, Советскому Союзу хотели показать, что ему достанутся, если он войдет на территорию Германии, развалины и полная разруха».

Голос России

13.02.2010