О прошедших в Великобритании всеобщих парламентских выборах

Аналитика
В Великобритании 6 мая 2010 года прошли очередные всеобщие парламентские выборы. Во многом их результаты не стали неожиданностью для британских и зарубежных политологов. Всеобщие парламентские выборы 2005 года отчетливо продемонстрировали те тенденции, которые ярко проявились на выборах 2010 года.

Мамедова Л.К.


старший научный сотрудник отдела евро-атлантических исследований

В Великобритании 6 мая 2010 года прошли очередные всеобщие парламентские выборы. Во многом их результаты не стали неожиданностью для британских и зарубежных политологов. Всеобщие парламентские выборы 2005 года отчетливо продемонстрировали те тенденции, которые ярко проявились на выборах 2010 года.


Во-первых, тогда правящая лейбористская партия во главе с Т.Блэром потеряла 47 мест в нижней палате британского парламента, а консерваторы приобрели 33 места. По итогам выборов пятилетней давности лейбористы сформировали правительство, имея в своем распоряжении критически низкое количественное преимущество в парламенте. Неуклонное падение авторитета лейбористской партии у населения продолжилось в течение последующих пяти лет. Причиной тому были непопулярные решения кабинета Т.Блэра, а впоследствии и Г.Брауна, в области внешней и внутренней политики. Очевидно, что приход Г.Брауна на пост лидера партии и, соответственно, на должность главы британского правительства не затормозил, как предполагалось, этот процесс, а в некоторой степени ускорил. Британские граждане не смогли понять, почему Г.Браун, который некогда был признан лучшим министром финансов, а бывший глава Федеральной резервной системы США А.Гринспен с большим уважением относился к его профессиональным качествам, не смог обезопасить страну от тяжелого экономического кризиса. Влиятельная американская газета Washington Post 8 мая 2010 года так прокомментировала итоги британских выборов: «политики предпочитают выборы с победившим большинством и четкими мандатами по итогам голосования. Один урок очевиден … для всех политиков: нельзя недооценивать вероятность того, что электорат может не оправдать эту надежду политиков».


А вот ситуация с либерально-демократической партией оказалась несколько неожиданной. Пять лет тому назад эта партия получила дополнительные 11 мест в палате общин. Бывший лидер партии Чарльз Кеннеди заявлял о том, что столь заметный рост популярности партии непременно приведет к тому, что она в скором времени сможет занять достойное место рядом с консерваторами и лейбористами. Кроме того, либ-демы стали более настойчиво говорить о необходимости реформы британской избирательной системы, основанной на принципе относительного большинства, что не позволяет либ-демам конкурировать на равных с двумя ведущими политическими партиями. Несмотря на то, что по итогам недавних выборов либерально-демократическая партия потеряла пять мест в палате общин, но, как и прогнозировал Ч.Кеннеди, партия вошла в партийный авангард страны. После формирования коалиционного правительства с консерваторами либ-демы заняли второе место наверху партийно-политической системы Великобритании. Хотя представителям либерально-демократической партии в новом кабинете министров не достались ключевые посты, лидер партии Н.Клегг получил пост вице-премьера, что, по праву, можно считать серьезным достижением для партии.


Помимо изменений в политическом статусе либерально-демократической партии, эти выборы, как и предшествовавшая предвыборная кампания, принесли и другие новые элементы в партийно-политическую систему Британии.


Впервые в истории избирательных кампаний в Британии прошли телевизионные дебаты с участием лидеров трех партий. Хотя участие в телевизионных дебатах не относится к обязательным элементам предвыборной кампании и принято считать, что партия сама выбирает для себя формы агитации избирателей, до последнего времени британские политические лидеры не рассматривали всерьез эту возможность. Британская политическая психология настраивает избирателя на выбор партии, точнее говоря, на голосование за партию, сторонником которой британский гражданин себя считает. Иными словами, избиратели голосуют за политическую программу своей партии. В этом смысле задачей политиков является мобилизация своих избирателей путем предложения им востребованных политических решений. Эта кампания показала, что в политической жизни страны происходят серьезные изменения: сменились акценты, когда избирателям предложили голосовать за лидеров партий. Этот подход, очевидно, заимствован из американской практики президентских кампаний и должен был, скорее всего, продемонстрировать публике, что партии готовы к прямому диалогу с избирателем, втянув его в интерактивное общение. После этих телевизионных передач, рейтинги молодого лидера либ-демов Н.Клегга резко выросли, а популярность Г.Брауна стала снижаться. Авторитетное американское издание Christian Science Monitor 30 апреля 2010 г. в довольно категоричной манере охарактеризовала эту ситуацию. Отмечая большой политический опыт бывшего премьер-министра Г.Брауна, издание назвало его «политическим животным», подразумевая под этим, что Г.Браун – лейбористский политик традиционной формации, который посвятил всю жизнь политике, имеет многолетний опыт управленческой деятельности и «взаимодействия с избирателями через механизмы, предусмотренные демократией». В отличие от него молодые политики Д.Кэмерон и Н.Клегг не имеют этого опыта, свои навыки они получали «далеко от народа в частных пиар – компаниях, поэтому они являют собой представителей нового класса политических менеджеров». Вряд ли можно отрицать тот факт, что прошедшие выборы обозначили смену поколений британских политиков.


Одновременно нельзя забывать, что по итогам выборов лейбористы проиграли, но консерваторы не одержали победу. Несмотря на повышение уровня явки на избирательные участки по сравнению с показателями пятилетней давности до 65%, голоса британских граждан распределились по широкому спектру политических партий. Так, на юге страны впервые был избран в парламент представитель от Партии зеленых. Строго говоря, идет процесс размывания партийных идеологий, стирание четкого деления на правых и левых, что особенно сильно проявилось во время предвыборных дебатов. В связи с этим голосование, скорее носило, протестный характер, направленный против лейбористов, а иногда даже и против персонально их лидера Г.Брауна.


От того удастся ли консерваторам и либ-демам построить взаимоприемлемый механизм для диалога внутри коалиционного правительства зависит характер перспектив развития британской партийно-политической системы. Большинство британских экспертов склонны считать, что Д.Кэмерон и Н.Клегг, получившие возможность управлять страной путем совместных договоренностей и уступок, не поддадутся на провокации и не станут дестабилизировать партийно-политическую систему страны. Кроме того, от этого альянса ждут перемен, в первую очередь, в экономической сфере. Также остается открытым вопрос о реформе избирательной системы, на которой настаивают либ-демы. Есть определенные основания полагать, что консерваторы под руководством Д.Кэмерона, который выдвинул идею «прогрессивного консерватизма», все же пойдут навстречу своим партнерам по коалиции.