Всё зависит от последовательности и твёрдости нашей позиции

Мы в СМИ
М.Б.Смолин: - Здравствуйте, дорогие радиослушатели! У нас сегодня в гостях Леонид Петрович Решетников, директор Российского института стратегических исследований, историк, публицист, политический аналитик. Мы сегодня затронем внешнюю политику,  конфликтные точки, связанные с нашими, как мы их  называем, партнерами -  с Соединенными Штатами. Насколько ситуация в Сирии на сегодня опасна? Как к ней относиться?

Л.П.Решетников: - Михаил Борисович, ситуация вообще  - не только в Сирии, но и в целом очень сложна для России. В чем причина того, что происходит? Мы должны ясно понимать, что речь идет о попытках США остановить продвижение России к своему естественному положению одной из ведущих стран мира. Это нарушает концепцию США по управлению мира, их монополию.

- Т.е., их избранность.

- Избранность, исключительность, которая сложилась в результате II Мировой войны, когда мы стали военными победителями, но плоды этой победы над фашизмом  собрали в свою корзину США, став, как  они считают  - ответственным  за весь мир.

И вот Россия, начиная с двухтысячных годов, заявляет,  что мы независимое, самостоятельное государство и требуем такого к нам отношения. С этого момента мы столкнулись с откровенным сопротивлением.  Переворот на Украине -  почему  они  поддержали? Только чтобы получить инструмент воздействия на Россию.

- Скажите, какова  степень опасности нашего конфликтного положения в отношении США?  Это грозит войной? Длительными противостояниями? Мелкими конфликтами по периметру взаимных противостояний?

- И то и другое и третье. Конечно, любой острый конфликт между великими державами всегда грозит войной. Даже полномасштабной. Но варианты развития могут быть разными

Сейчас ситуация изменилась в невыгодную для России сторону, потому что, кроме Сирии, это Украина.  Идет   реальное проникновение. Поэтому сейчас трудно предсказать или прогнозировать, по какой линии пойдет, из которых вы перечислили. Вот, турки сбили самолет   в надежде, что развяжется военный конфликт Россия -  Турция.

- Но были наказаны, т.е. доверие к Соединённым Штатам всегда кончается тем, что к той стране, которая доверяет, приходят большие убытки.

- Да, действительно, так и получилось, потому что американцы решают только свои личные -  личные в смысле государства -  интересы. Интересы Турции никак не волнуют их, тем более  - России.

- По-моему, у Алеппо очень натурально показано, что они поддерживают исключительно террористов и всячески пытаются ограничить воздействие  правительственных войск.

- Конечно, их главная задача сейчас, когда они видят, что бандиты терпят поражение -  их сохранить. Почему? Опять же, мы не должны быть наивными, всё упирается в противостояние с Россией. Наши слушатели  - православные люди, они понимают, почему всё упирается в Россию.  Потому что мы для них альтернатива, мы несем другое представление о мире. Иногда мы не понимаем, что на западе нас рассматривают   как христианскую альтернативу .

- Причем, может быть, как единственную надежду христианской веры.

- Да. Они там считают, что достигли всех своих результатов, которые ставили. Остается Россия.

- Скажите, Леонид Петрович, как вы оцениваете шансы нашей страны на противостояние в таком конфликте?

- Всё зависит от твердости нашей позиции. Конечно, в этой ситуации любая уступка приведёт к ухудшению, а то и к поражению.

- И к большему давлению.

- Что такое поражение России? Это раздел России на 15-20 государств, о чём они откровенно пишут .  Сейчас наша задача -  это духовная мобилизация, крепость духа и разумное поведение в критических ситуациях. Вот как было с Турцией, очень разумное поведение.

Мы  добились результата. Но, в целом, исход борьбы зависит от того, насколько Россия, наш народ,  прежде всего -  русский народ, стержневой, самый многочисленный, который создал это государство  -   насколько он будет продвигаться по пути укрепления в вере.  Потому что без веры скрепы нет.

- Да и смысла нет жить.

- Да, даже тогда возобладала другая скрепа  - идеологическая, коммунистическая. А традиционная, связанная с верой предков – отсутствовала.

- Потому что у большевиков изначально не было своего Отечества. Какое может быть у партии Отечество?  У них Отечество  - партия.

- Мы же надеялись на восстание немецкого пролетариата!

- Да, и всего остального.

- К сожалению, такие надежды были. А сейчас они как раз пытаются уничтожить наш традиционный национальный код. Наш код   -  это  вера, Отечество, традиции, семья, почитание старших, почитание руководителя.

- Мы боимся таких слов, как патриархальность.  Т.е. ощущение того, что есть старший, есть младший– словом,  иерархия. В принципе это то, что и создает общество.

Леонид Петрович, ещё вопрос. Очень многие связывают надежды, , что мы можем соединиться с Китаем. Какая степень адекватности в союзничестве с Китаем? Какова реальная польза для нас?

- Китай - это не союзник, но наш партнер, наш сосед, у которого свои противоречия, которому тоже не нравится монополия США на управление миром. Для нас китайский фактор очень важен. Но всегда надо надеяться на собственные силы.

- Мне кажется, нам этого очень не хватает. Мы никак не понимаем, что нам не надо ни к кому прислоняться: ни к западу, ни к востоку.

- У нас многие столетия была такая линия:  прежде всего -  надеяться на себя. Сейчас все больше и больше общественных деятелей, политиков, которые понимают, что Россия - это цивилизация, которой Господь дал особую роль  быть носителем христианской цивилизации.

- Но как экономические возможности...

- Экономические  и  политические. Где-то выступать вместе,  где-то координировать усилия.

- Скажите, вы долгое время работали на Балканах и в Югославии, были в Болгарии, в Греции. Какова ситуация сейчас на Балканах, и есть ли у нас шансы?

- Эти народы, которые вы назвали, нетрадиционно тяготели к России. К Греции, может быть, в меньшей степени. Что касается современной ситуации, то мы ушли оттуда, с Балкан в 1991 году. Из Болгарии.   Но и в значительной степени и из    Югославии, которая была  связана с нашей страной.  Туда пришел запад.

Поставили первую цель - Болгария. Для чего? Чтобы отрезать Югославию от России. Вот, отрезали Югославию, потом разбомбили наиболее непокорную ее   часть. Сербию пытаются сейчас додавить, она удержалась, а остальные страны перешли под контроль США. Сейчас Черногория сдалась. Большая часть народа оказалась нестойкой.

- Наверное,  это разделение на людей верующих и неверующих.

- Примерно так. В Сербии сложнее. Сербы ещё сопротивляются. Мы не должны обвинять этих людей, этот народ. Мы ушли оттуда. Там развязали  руки, дали свободу действовать США. Они действуют в той же Болгарии. 20-25% поддерживают тех, кто готов  обниматься с Соединёнными Штатами. Остальные просто дезориентированы.

- Причем смотрите, какие упущенные   выгоды. Турция вроде тоже в НАТО, но она идёт на отношения с нами. Она более самостоятельная страна.

- Конечно, огромная страна. А в Болгарии или в Черногории стоят у власти марионетки, а остальная часть дезориентирована. С ней никто не работает, России там нет.

- Частная инициатива русских, болгарских, греческих православных людей ориентирована на Россию. Но они сразу начинают проигрывать государству. Их начинают давить.

- Но даже на уровне общества. Допустим, в Болгарии есть большое движение русофилов, но на уровне русского общества с ними общения нет.

- Всё очень формализовано, и эти контакты очень ограничены и формальны.   Хорошо, мы все против того, чтобы давать деньги болгарам, сербам.  Но они часто и не просят деньги. Они просят наши ансамбли, наши фильмы, наших писателей. Обмена студентами. Надо наладить посещение России этими молодыми людьми. В нашем институте это мы делаем мы и с болгарами, и сербами,  и в последние время и другие страны участвуют.

- То, что делают те же американцы. Они все время зовут к себе на конференции, организуют какие-то разработки . Здесь мне кажется, я бы сказал, чтобы никого не обидеть -  советское отношение. Нет указивки  ЦК КПСС делать, вот и не делает никто.

- Ещё  и ЦК КПСС нет.

- Поэтому все на самотек. И формально.

Сейчас один наш сотрудник был на конференции в Болгарии, в 3-х городах. Я спрашиваю, от России ещё кто-нибудь был? Хотя для нас это непросто послать на 12 дней сотрудника.

- У нас бюджет очень скромный.

- Но мы послали, мы понимаем, о чем идет речь, историческая конференция, где была тема участия Болгарии в Первой мировой войне. Мы старались,  чтобы прозвучал наш голос, чтоб не было русофобии.

- Такая же ситуация на книжных выставках, на которые мы ездим в эти страны. Там, кроме нас, почти никого нет из России.  - А наши  не едут, потому что заработать в этих странах невозможно. Эти сложные, бедные страны, покупают дешевые, маленькие туры.

- Всем хочется во Франкфурт, Лондон.

- Да, подписать договора, получить деньги, продать эти книги. Но надо выбирать, если мы хотим иметь друзей. Что такое Болгария и Сербия? Это наш Русский православный мир. И их миссия -  быть вместе с Россией. Иначе  они погибнут, исчезнут. И большинство народа понимает. Но оно брошено, это большинство.

- С ним никто не работает.

- Оно дезориентировано. Они ещё не понимают, что в России происходит.

- Может быть, такая же ситуация и с Украиной. Мы забросили эту часть России -  и там появились антироссийски настроенные люди.

- Мы сначала откололи её, сами создав УССР.

- Вот, эта Советская власть действительно массово создала украинцев.

- И белорусов.

- С нуля.

- Белоруссия с нуля - это абсолютно. Украина -  уже в дореволюционное время эти попытки были предприняты. А после Советского времени вообще не обращали внимания.

Мы   полагали, что мы все деньгами решим. Дадим кредит Януковичу  -  и будет нормально. Это непонимание значения духовной составляющей внешней политики, мировоззренческой позиции – оно губительно.  Человек может быть голодранцем, но упираться! Да и какую злобу испытывать при этом!

- Именно родственники могут так разодраться до смерти, что называется.

- Мы всё считали, что мы рублем, долларом, евро всё это решим. Вот наша основная ошибка.

- А на ближайшее будущее, как вы считаете, будут разворачиваться события, связанные с Украиной, меняться  её внутреннее состояние?

- На мой взгляд -  идет процесс отрезвления. Но медленно -  это раз. Во-вторых, мы же опять в работе по Украине, мы не используем то, что мы не используем в России. Ведь наиболее эффективно говорить с украинцами, это -  возвращать   их сознание к русскости, что их история -  это история русского народа. 25 лет назад  на Украине  было 15-20 миллионов русских. Куда они делись?

- Потому что за это время с ними работали, как и в любой стране.

- Мне кажется, всё происходило из-за того, что Советский период корни-то отпилил, и все стало как перекати  - поле. С ними легче работать, у них нет исторической памяти, нет семейной памяти.

- Абсолютно верно. Я сам учился в школе с 4-го класса там и университет закончил. Учителя старались говорить и учить нас говорить, что мы советские. А что такое советские, когда Советский Союз пал? Кто ты тогда? Вот и получилось, что мы все украинцы.

- Но в национальных республиках ещё, кроме советских, пропагандировали, что ты ещё украинец, казах, узбек, грузин.

- Да, особенно в тех республиках. Но на Украине, на западном берегу -  да, очень активно. В Киеве так говорили. В Харькове тоже говорили: украинец. Получилось никто. Харьков  -  русский город. А если нет Советского Союза, какой же ты советский?   Я 5 лет работаю в Югославии. Там развивалась идея: ты -  югослав.

- Как и советский.

- Да. Каждый год всё писали: югослав, их число увеличилось на 50 тысяч. А потом, когда началась война, где эти югославы? Они исчезли, все стали сербами, хорватами, словенцами. Это все, Михаил Борисович, богоборчество. Всё, что мы устраивали – это  изобретение народов. Господь решил  его  отменить.

- А мы стали творить народы, создавать общую нацию. Один раз создали  уже.  На Вавилонской башне.   Вот,  Он разделил, Ему это не понравилось. А мы сами своих же людей направили на неправильный путь.

- Их переделали, переформатировали.

- Конечно, легко. Мы лишили их корней.

А теперь мы удивляемся: как вы там, на Украине? Да вот же результат наших последних ста лет. Столетие этого безобразия, которое прошло в 17-м году. Вот он, результат.

- Частично эти проблемы характерны для современной России. Мы эти годы, после 91-го, тоже все не можем решить, какую страну мы строим. Какой вектор выбрать, чему учить детей? Все время мы пытаемся какие-то варианты европейского духа сюда пересадить -  и они не дают плодов.

- Но, знаете, поразительно другое. Ведь мы же видим, что там, в Европе, к чему всё это идет.   Потеряли связь со своими корнями, с верой. С верой нет связи, поэтому и хватаем то, что там проваливается и сюда внедряется.

- Здесь, наверно, центральным моментом является слом национального кода в 17-м году. Как вам кажется, как политическому аналитику, историку, что такое произошло в нашей стране?

- Я убежден, что это был результат отхода большей части народа, населения нашей страны, от веры, забвение веры, забвение традиций. Это процесс апостасии. Процесс  пошел, как только Россия стала бурно развиваться, как люди зажили богаче.

- Да, и эта охульность, достаток потихоньку стали приводить  к   отходу от Бога. А зачем молиться, зачем соблюдать все требования Церкви, требования веры?  Вот на западе всё спокойнее.  И это приводило к отходу  даже среди крестьянства, казачества.

- Как говорил один консерватор, в эти годы  Россия покрылась жиром благополучия. И за это Господь наказал Россию.

- Ведь большевики столько времени положили на то, чтобы убедить народ, что до революции все жили плохо! А  те, кто тогда жил -  с теми боролись, уничтожали, заключали в лагеря, чтоб они молчали.

Те, кто  жили при этом -  потом стали убеждать тех, кто не жил,  и сложилось такое впечатление. Жили, конечно, не в раю, но шло постоянное улучшение. Создалась ситуация дохода, комфорта. Люди жили очень прилично. Я хочу сказать, что это угроза и для нас. Многие богатеют и пускаются во все тяжкие, Бог уходит.

- Многие говорят, особенно в либеральной историографии, что февраль был бескровный, что он произошел на фоне радости населения. Но очень быстро ощущение праздника ушло.

- Максимум месяц, полтора. В феврале было много жертв, особенно в Петербурге, и в Москве. Пострадало офицерство, пострадала, полиция на уровне городовых, т.е. участковых.

- Жесточайше, как в большевицкие времена.

- Это чернь убивала. Чернь вывела на улицы буржуазная элита. Это было единственное оружие, потому что пока опираться было не на кого.

- Между февралем и октябрем  - небольшая разница.

- Это этапы разрушения России.

- Ещё хочу задать вам такой вопрос. До революции, в эмиграции, да и сегодня говорили о давлении на Церковь со стороны государства. А во время революции духовенство оказалось ли на высоте?

- Духовенство, как часть общества, тоже пребывало  в достатке и самодовольстве.

Беспокоит, что  сейчас  в  нашей Церкви начались странные явления. Появился православный сталинизм. Некоторые    батюшки вдруг начинают  превозносить Сталина.  Это мне напоминает новгородскую ересь жидовствующих. Это  - подмена Христа Сталиным. Они с иконами портреты Сталина носят.

- Причем противоположного направления духа.

- Тут национальный вопрос не имеют в виду. Просто было  такое  название ереси.

- Причем удивительно, что именно духовенство понесло наибольшие потери. Там почти 100%  при Сталине было уничтожено духовенства. И позиция этих людей  не объясняется ничем, кроме глупости.

- Михаил Борисович, как можно заявлять, что я верующий, церковный человек, тем более -  священник, почитаю Новомучеников российских, и в тоже время Сталина?

- Почему при жизни Сталина люди, крестьяне относились к нему по-другому?  Современные люди, не находясь под давлением Сталинского режима, думают, что при нем христианам было неплохо жить. А реально при Сталине им был выход либо в концлагерь, либо в отказ от веры.

- Сейчас появилась ностальгия по Советскому Союзу, по советскому образу жизни. Все заговорили, как хорошо мы тогда жили, а сейчас проблем много.

- Люди ностальгируют по   тому, чего не было или вообще забывают, что было реально.

- Я к чему это веду?  Мы живем всё равно лучше и богаче.  Во всяком случае  - многие слои населения. Но молодежь сейчас живет богаче.   И ей хочется неизведанного.

- Когда человек занят трудом и добывает себе хлеб насущный, то у него.....

- Мечтательность отходит.

- У него молитва появляется: Господи, помоги. А здесь люди  не удовлетворяются ничем.

- Что бы у них в жизни ни было, он может быть хоть  миллиардером -  всё равно недоволен. Это духовная проблема -  недовольство своей жизнью.

- Это  - питательная среда для революционных настроений.

- Сегодня вы видите какие-то черты   начала ХХ столетия. Есть четкие параллели.

- Именно -  в духовном состоянии общества. Единственное, что мне кажется -  у нас верующих сейчас больше, чем перед революцией. - Есть какая-нибудь осязаемая надежда на то, что у России имеются задумки Божьи, раз мы существуем?

- Конечно. Я вообще-то оптимист и считаю, что если у России нет задумок -  то конец всему миру. Я думаю, что Россия и станет той страной, которая поведет мир по другому пути.

- Спасибо, Леонид Петрович.

США геополитика