Саммит АТЭС-2012 мог бы каким-то образом затронуть и вопросы безопасности в АТР

Аналитика
8-9 сентября 2012 года во Владивостоке состоится саммит форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС). В повестке дня встречи будут стоять важные вопросы, конструктивное решение которых будет во многом определять торгово-экономический климат и социально-экономическое развитие в обширном Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В.П. Козин, кандидат исторических наук,

ведущий научный сотрудник Отдела оборонной политики РИСИ



8-9 сентября 2012 года во Владивостоке состоится саммит форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС). В повестке дня встречи будут стоять важные вопросы, конструктивное решение которых будет во многом определять торгово-экономический климат и социально-экономическое развитие в обширном Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это – торгово-инвестиционная либерализация и углубление региональной экономической интеграции, формирование надежных транспортно-логистических потоков, интенсивное взаимодействие для обеспечения инновационного роста, продовольственная безопасность и многие другие.


Азиатско-Тихоокеанский регион действительно является одним из наиболее динамично развивающихся районов мира. Роль азиатско-тихоокеанских экономик как локомотива глобального финансово-экономического роста в дальнейшем будет только усиливаться. Через АТР проходят глобальные торговые пути. Сюда постепенно смещаются инвестиционные и инновационные потоки. Здесь формируются новые эффективные финансово-экономические связи, создаются определенные природно-сырьевые запасы, выстраиваются высокотехнологичные направления. В регионе интенсивно разворачиваются интеграционные процессы, складывается переплетение двусторонних и многосторонних зон свободной торговли. Заметный экономический рост Китая и Индии, успешное развитие национальной экономики России и ряда других стран создают предпосылки для еще более активного наращивания там торгово-экономического потенциала. Активизируется сотрудничество в рамках существующих региональных организаций и диалоговых форумов.


Короче говоря, регион стабильно укрепляет свое положение в международной системе координат. По прогнозам авторитетных экспертных организаций, к 2020 году в этой зоне сосредоточится 50% мирового ВВП и на нее придется примерно 20% мировой торговли.


Нет особой нужды доказывать, что плодотворное и взаимовыгодное развитие торгово-экономических отношений, финансовых и культурных связей в АТР во многом будет зависеть не только от масштабов и характера усилий всех государств этого региона на указанных направлениях, но и от уровня региональной стабильности и степени региональной безопасности, которые еще далеки до идеала.


Хотя военно-политическая ситуация в АТР в целом отличается относительной стабильностью, в регионе все еще сохраняется конфликтный потенциал. Прежде всего, это ядерная проблема Корейского полуострова; очагами напряженности являются территориальные споры вокруг островов Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей, существует тайваньская проблема, периодически возникают всплески вооруженной конфронтации между отдельными государствами региона, требует урегулирования ряд пограничных проблем. Крайне сложной остается военно-политическая ситуация в Афганистане, создавая угрозу перелива нестабильности в сопредельные государства, включая Центральную Азию. В АТР сосредоточены значительные ракетно-ядерные силы и противоракетные средства США:  больше половины их стратегического ядерного арсенала морского базирования; в два раза больше корабельных средств ПРО, чем в Атлантике; весь арсенал наземной стратегической системы ПРО (на Аляске и в Калифорнии). Там регулярно проводятся крупномасштабные военные учения с участием Соединенных Штатов их союзников.


В «мозаичной» азиатско-тихоокеанской зоне присутствуют множественные вызовы безопасности и иного рода. Серьезный характер приобрели ее «нетрадиционные» проявления – этнический и религиозный терроризм, транспортировка наркотиков, пиратство и грабежи на морских просторах, другие виды организованной преступности, распространение пандемических заболеваний, негативные климатические изменения. Наконец, в связи с кризисными явлениями в мировой экономике там зачастую проявляются проблемы продовольственной, финансовой и энергетической безопасности. Достижение задач устойчивого роста и социально-экономической интеграции сдерживается насущной для многих стран проблемой бедности, сохраняющимся разрывом в уровнях развития различных государств региона. Скоординированных действий требует перманентная угроза новых стихийных бедствий в виде цунами и землетрясений.


В отличие от Европы, где за послевоенные годы был создан механизм поддержания региональной безопасности путем заключения целого ряда международных соглашений, государства азиатско-тихоокенской зоны до сих пор не выработали реальных соглашений по мерам укрепления доверия и транспарентности, ограничению обычных и ядерных вооружений (в последнем случае, кроме России и США, а также путем создания в регионе ряда безъядерных зон). Применительно в АТР не разработаны проекты договоров и соглашений по регулированию отдельных направлений укрепления безопасности, например, такие как Хельсинкский Заключительный акт, Венские документы по мерам доверия или Договор об обычных вооруженных силах в Европе, которые сыграли определенную роль в стабилизации обстановки на европейском континенте.


Одновременно в АТР наблюдается негативная тенденция активизации деятельности закрытых военно-политических структур, в которых ведущую роль играют США и которые имеют направленность против других стран. Вашингтон укрепляет двусторонние военные альянсы с Японией, Южной Кореей и Австралией, ведет линию на развитие трехсторонних механизмов взаимодействия, например, через «Сиднейскую тройку», в которой участвуют США, Австралия и Япония; еще через одну «тройку» в составе США, Южной Кореи и Японии, а также через новое «противоракетное объединение», в которое вошли Соединенные Штаты, Австралия и Япония, активно развертывающие средства ПРО в регионе. Объявленное в этом году Пентагоном очередное усиление американского военного присутствия в регионе может привнести в него элементы конфронтации и подозрительности.


С другой стороны, нельзя не видеть, что на этом фоне в Азиатско-Тихоокеанском регионе уже сформировалась и другая, более благоприятная тенденция: началось и постепенно развивается движение в направлении укрепления региональной безопасности не военными, а политическими средствами, путем проведения широкоформатного обмена мнениями. Несомненным плюсом в этом плане является то обстоятельство, что в регионе уже инициирован военно-политический диалог по проблемам безопасности через так называемые диалоговые структуры, в котором участвуют Шанхайская организация сотрудничества, форум «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество», механизм Восточноазиатских саммитов, Региональный форум АСЕАН по безопасности, Диалог по сотрудничеству в Азии, Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии, а также система диалоговых партнерств АСЕАН с региональными организациями и ключевыми глобальными «игроками», не относящимися к данному региону.


Поэтому, на фоне существующих двух диаметрально противоположных тенденций в сфере региональной безопасности, то есть позитивной и негативной, ключевым императивом является формирование в АТР новой, более совершенной системы межгосударственных отношений и многостороннего политического диалога, которая стала бы надежной гарантией стабильного и безопасного развития расположенных здесь государств.


Одним из возможных средств формирования в АТР всеобъемлющей архитектуры безопасности и сотрудничества могла бы стать совместная инициатива Российской Федерации и Китайской Народной Республики, выдвинутая осенью 2010 года, где были сформулированы ключевые принципы, которые могут стать опорными элементами качественно новой архитектуры безопасности. Это – верховенство международного права, внеблоковость, равенство, открытость и инклюзивность. В документе двух государств содержатся положения о развитии и адаптации к условиям региона принципов неделимости безопасности и отказа от попыток укреплять собственную безопасность в ущерб безопасности других стран, то есть принципов, имеющих универсальный характер. Предлагается возводить здание региональной безопасности с опорой на такие базовые положения как мирное урегулирование споров и неприменение силы или угрозы силой.


Решение задачи укрепления безопасности и развития сотрудничества в регионе возможно только через коллективные усилия с участием всех расположенных там государств. В этих целях должны также налаживаться партнерские связи между многосторонними объединениями, созданными в АТР. Подчеркнем особо: безопасность должна быть целостной и неделимой. Соответственно, должна быть прекращена линия на расширение военных альянсов и формирование замкнутых военно-политических группировок в духе «холодной войны», которая будет всегда оставаться для АТР контрпродуктивной и дестабилизирующей.


Любая деятельность по созданию новых региональных объединений и механизмов должна быть транспарентной, учитывать законные интересы безопасности региональных стран и основываться на общепризнанных нормах и принципах международного права. Очевидно, что усилия всех стран региона и, разумеется, внерегиональных государств должны быть направлены на всемерное развитие в этой части земного шара многосторонней сетевой дипломатии и разветвленной диалоговой инфраструктуры в качестве механизма по своевременному выявлению потенциальных общих угроз и эффективному поиску путей их скорейшего и конструктивного преодоления.


Хотя, как известно, предстоящий владивостокский саммит АТЭС не созывается для специального и широкого обсуждения вопросов укрепления региональной безопасности, тем не менее, тесное переплетение всех форм межгосударственных отношений в условиях глобализации требует, на наш взгляд, обязательного использования возможностей встречи высших руководителей стран-участниц АТЭС для обсуждения этой «долгоиграющей» проблемы, от решения которой будут зависеть и темпы, и параметры роста социально-экономического уровня развития Азиатско-Тихоокеанского региона, который, несомненно, будет играть все более возрастающую роль в мировых торгово-экономических и политических делах.