О строительстве Балтийской АЭС

Аналитика
25 февраля 2010 г. состоялась торжественная церемония закладки первого камня на строительстве Балтийской АЭС (БАЭС). В церемонии участвовали вице-премьер РФ С. Б. Иванов, гендиректор «Росатома» С. В. Кириенко и губернатор Калининградской области Г. В. Боос.


Г. В. Кретинин,

руководитель БИАЦ РИСИ (Калининград),


И. А. Баторшина,

научный сотрудник БИАЦ РИСИ (Калининград)


 

25 февраля 2010 г. состоялась торжественная церемония закладки первого камня на строительстве Балтийской АЭС (БАЭС). В церемонии участвовали вице-премьер РФ С. Б. Иванов, гендиректор «Росатома» С. В. Кириенко и губернатор Калининградской области Г. В. Боос.


На исходе первого десятилетия нынешнего века годовое потребление электроэнергии в области достигло 4 млрд кВт/ч, при этом собственная выработка составила чуть более 2,8 млрд кВт/ч. Кризис внёс свои коррективы в деятельность энергетической отрасли региона, однако стратегия устойчивого обеспечения области энергоресурсами на ближайшую перспективу сохранилась.


Согласно данным министерства инфраструктуры области, проблема обеспечения её энергетической независимости связана с завершением строительства в 2010 г. Калининградской ТЭЦ-2 (2 блока общей мощностью 900 МВт), возведением БАЭС (2 блока по 1150 МВт каждый), строительством ТЭЦ в 11 городах, имеющих развитую систему централизованного теплоснабжения, развитием малой и возобновляемой энергетики, а также электросетевого комплекса.


В августе 2009 г. глава «Росатома» подписал приказ «Об организации работ по сооружению Балтийской АЭС» (северо-восток Калининградской области, в 120 км от Калининграда). В начале февраля 2010 г. ОАО «Северное управление строительства», подконтрольное санкт-петербургской инжиниринговой компании «Атомэнергопроект» (АЭП), выиграло конкурс на выполнение первоочередных работ по подготовке площадки строительства Балтийской АЭС. Станцией-прототипом БАЭС является Ленинградская АЭС-2, что значительно ускорит сроки и сократит затраты на выполнение работ по проектированию и сооружению Балтийской станции. Это будет АЭС с двумя энергоблоками с реакторами типа ВВЭР и мощностью, как уже отмечалось, в 1150 МВт каждый. Расчётный срок службы станции – 50 лет, основного оборудования – 60 лет.


Первый блок намечено ввести в строй в середине 2016, второй – в середине 2018 гг. По подсчётам специалистов «Росатома», стоимость БАЭС составит около 200 млрд рублей.


Большинство российских экспертов, представителей калининградского бизнеса и калининградской политической элиты, в том числе и разных политических позиций, однозначно высказались в поддержку проекта строительства АЭС в Калининградской области. Так, помимо официальных лиц, положительные отзывы были высказаны региональным отделением КПРФ, а также некоторыми оппозиционными депутатами муниципальных советов и областной думы.


Критика же ряда российских экспертов сводилась по большей части к вопросам экономической целесообразности проекта. Эксперты разошлись в оценке необходимости реализации сразу двух энергопроектов в регионе – строительство ТЭЦ-2 и БАЭС (впрочем, сроки реализации проектов практически не совпадают: второй блок ТЭЦ-2 будет сдан в конце 2010 г., когда строительство БАЭС будет находиться в своей начальной стадии).


В свою очередь, региональная общественная организация «Экозащита!» выступила категорически против строительства станции, а также других объектов ядерной индустрии в Калининградской области. Одновременно проявили активность и политики сопредельных прибалтийских государств, а также ряд зарубежных экологических организаций. Официальная линия Литовской республики была сформулирована тогдашним премьер-министром Литвы Г. Киркиласом, который заявил, что не считает планы российской компании «Росатом» по строительству АЭС в Калининградской области серьёзными: «Я думаю, что все эти пока ещё «пиарные» действия только показывают, что России очень не нравится, что Литва вместе с Латвией, Эстонией и Польшей собирается строить атомную станцию». В подобном ключе выступали практически все периодические издания Литвы.


Эксперт Института энергетики Литвы В. Мишкинис в интервью СМИ заявил, что сомневается в экономической целесообразности проекта строительства АЭС в Калининградской области. По его словам, «нет смысла строить АЭС в Калининградской области. Ведь они там должны построить второй блок ТЭЦ, работающий на газе, и появится избыток энергии. Строительство АЭС имеет смысл, если только есть долгосрочные планы на 2020–2030 гг. или, если будет построена линия в Германию. Тогда можно такое представить».


Таким образом, критика планов строительства БАЭС велась по двум направлениям: перспективы развития экологической ситуации (возможность повышения предельно допустимой концентрации радиоактивных элементов в регионе, складирование радиоактивных отходов) и переизбыток вырабатываемой электроэнергии.


В конце мая 2008 г. был осуществлён информационный вброс о ЧП на Игналинской АЭС, вероятно, предпринятый с целью поддержания ситуации нестабильности вокруг энергообеспечения области и подтверждения информационного тезиса об опасности строительства БАЭС.


Литовская общественность в этот момент была уверена, что Литва сможет самостоятельно построить новую Игналинскую АЭС. Конкурент в виде БАЭС, естественно, был не нужен. Однако развитию негативной кампании вокруг будущей БАЭС помешало появление 9 июня 2008 г. в СМИ заключения литовских специалистов, заявивших, что местные компании в одиночку не смогут даже начать работу по строительству своей АЭС. Необходимо будет привлечение сторонних компаний для оказания помощи в возведении атомных энергоблоков. Вскоре такое же заявление было сделано и вице-канцлером по вопросам энергетики министерства экономики и коммуникаций Эстонии Э. Кислером. У прибалтийских энергетиков появились другие проблемы: надо было согласовать их участие в совместном строительстве новой АЭС. На этом фоне проблемы строительства АЭС в Калининградской области для той же литовской общественности отошли на второй план.


Интересы стран Балтии и Польши по строительству АЭС в Литве «сходу» согласовать не удалось. Последовательные заявления российских энергетиков о неизбежности реализации калининградского атомного проекта привели к обострению проектной конкуренции по линии Россия – ЕС. Эта конкуренция в отсутствие материального объекта вылилась в политическую форму.


В 2009 г. протестные действия международных экологических организаций (в том числе и «Экозащиты!») и ряда политических деятелей прибалтийских республик стали более согласованными. Критика планов строительства БАЭС вышла на иной уровень – было заявлено о возможности международного обсуждения ситуации. Так, в июне 2009 г. экологи стран Балтийского региона призвали министерства окружающей среды своих государств обратиться к России с просьбой начать процесс международного обсуждения проекта АЭС в Калининградской области.


В связи с этим коалиция экологических общественных организаций Литвы, Латвийское «зелёное» движение, ассоциация Eko Unia, федерация «зелёных» GAJA из Польши, финское движение «Женщины против ядерной энергии» и белорусская партия «Зелёные» направили письма в адрес министров окружающей среды своих стран. Исполнительный директор литовского фонда природы Н. Заблецкис заявил, что «ядерный гигант в нескольких километрах от нашей границы – это очень серьёзно, но мы почти ничего об этом не знаем, а Россия не готова услышать наши опасения. При полном отсутствии информации тревогу вызывает вопрос ущерба экосистемам Немана и Куршского залива, вопрос безопасности и обращения с ядерными отходами».


Процедура международного сотрудничества по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) проектов, способных оказать трансграничное воздействие, на ранних стадиях планирования установлена Конвенцией ООН об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (конвенция Эспо). Атомные станции входят в перечень таких проектов. Порядок проведения процедуры определяют министерства окружающей среды. Поэтому, экологи предложили министерствам обратиться к российскому правительству, в Министерство природных ресурсов и экологии РФ, а также к разработчику проекта, в концерн «Энергоатом», с просьбой направить, в соответствии со ст. 3 конвенции Эспо, затрагиваемым сторонам уведомление о проекте строительства и эксплуатации Балтийской АЭС.


Опрос общественного мнения в Калининградской области в 2009 г. об отношении к строительству БАЭС выявил 56 % противников и только 32 % сторонников возведения АЭС. Руководство Калининградской области, совместно с общественными движениями, организовало в июле и августе 2009 г. в городах Неман, Советск, Краснознаменск (непосредственно примыкающих к району строительства БАЭС) общественные слушания по поводу строительства и эксплуатации энергоблоков Балтийской АЭС. Специалисты ответили на наиболее актуальные для населения вопросы и рассказали о порядке выплаты социальных компенсаций жителям районов, близлежащих к новой АЭС, о проблеме доставки на АЭС ядерного топлива и утилизации радиоактивных отходов.


Региональные противники строительства АЭС пригласили на слушания экологов из Литвы, которые, стремясь перевести обсуждение в международную плоскость, настаивали на возможности проведения подобных слушаний в Литве.


Анализ высказанных критических замечаний позволил выявить основные аргументы противников строительства АЭС:



– электроэнергия, выработанная на АЭС, может оказаться невостребованной, так как ни одна из соседних стран не высказала своего желания приобрести подобный товар;


– любая АЭС за счёт выброса большого количества радионуклидов, оказывается чрезвычайно опасной для человека и для окружающей среды;


– существует опасение того, что отработанное ядерное топливо может остаться на неопределённый срок в Калининградской области. По мнению члена Европейского комитета радиационного риска, члена-корреспондента РАН профессора А. Яблокова, ОЯТ следует увозить либо на переработку, либо на захоронение. Переработка в России ещё не налажена, а для длительного хранения нужны безопасные хранилища, строительство которых чрезвычайно дорого.


Тем не менее накал протестных общественных настроений удалось снизить, хотя недовольство строительством АЭС в Калининградской области в экологических кругах сохранилось. Однако радикально влиять на мнение населения они уже не могли. Последние опросы общественного мнения (с 21 января по 10 февраля 2010 г.) показали, что совокупные доли сторонников и условных сторонников АЭС (т.е. тех, кто относится к строительству позитивно и нейтрально) при выполнении выше указанных условий могут составить в столице региона – 63 %, в Советске – 48 %, в Неманском районе – 72 %.


Во второй половине 2009 г. в общественно-политическом мнении Литвы стали появляться иные нотки. В июле прозвучал ряд заявлений литовских политиков, в частности членов комитета по экономике Сейма Литвы А. Эндзинаса (фракция Саюдис Либералов) и К. Даукщиса (Рабочая партия), о возможности рассмотреть покупку 49 % акций будущей электростанции в случае такого предложения со стороны России. Одновременно отдельные российские учёные-атомщики (в том числе директор Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) РАН, член-корреспондент РАН Л. Большов) выступили с критикой крайней политической ангажированности литовских экологов, участвовавших в слушаниях ОВОС в Немане, заявив, что «опыт сотрудничества с экологическими организациями говорит о том, что когда какая-то политическая, а ещё чаще коммерческая ситуация накаляется, в бой вступает «зелёное» движение той или иной страны в сотрудничестве или по отдельности».


Литовские политики оказались непоследовательны в своём мнении по поводу строительства АЭС в Калининградской области. Осенью 2009 г., в условиях предстоящего закрытия Игналинской АЭС, появились скептические высказывания о возможности строительства Игналинской АЭС-2, о возможном участии прибалтийских государств в строительстве БАЭС. В сентябре их поддержали польские эксперты, заявив во влиятельной «Gazeta Wyborcza» о возможности импорта электроэнергии БАЭС. Казалось, что начал формироваться более благоприятный международный фон для реализации проекта строительства БАЭС.


Однако общая картина оказывается нарисованной совсем не «маслом». К настоящему времени руководство Литвы на всех уровнях относится негативно к строительству или участию в строительстве БАЭС. 10 февраля 2010 г. президент Литвы Д. Грибаускайте категорически отвергла предложение российского премьера В. Путина принять участие в инвестировании проекта, сообщив, что Литва будет строить свою АЭС.


Сменяющие друг друга литовские премьеры, несмотря на разность в политических взглядах, имеют общую точку зрения на возможность строительства БАЭС: «Это российский пиар!». И только энергетики, в числе которых министр энергетики Литвы А. Секмокас, придерживаются более трезвых взглядов.


Одновременно активизировалось информационное воздействие на участников реализации проекта БАЭС. В литовских СМИ появились сообщения, что «на месте будущей Висагинской АЭС в Литве, которую Литва планирует построить вместе с Латвией, Эстонией и Польшей, проходят геологические и геотехнические исследования». По данным ИА REGNUM Новости от 24 февраля, на предприятии UAB «Visagino atomin? elektrin?» (ЗАО "Висагинская атомная электростанция"), в течение четырёх месяцев будут проводиться исследования, которые позволят установить возможность постройки на этом участке атомного объекта. Тем самым стало формироваться впечатление у литовской и международной общественности об успешной реализации литовского проекта, несмотря на то, что ещё ничего не решено: какую станцию будут строить, кто будет строить, на какие деньги и т.д. Судя по всему, подобное информационное воздействие получило обратный эффект, ибо заместитель директора концерна «Энергоатом» С. Бояркин уже заявил о возможности сокращения сроков строительства 1-го блока БАЭС: «… если надо, то можно построить и к 2015 г.».


Что касается иностранных инвестиций, то одним из инвесторов может стать немецкий концерн Siemens. Хотя конкретные инвесторы официально не называются. Электричество, произведённое на БАЭС, возможно, будет поставляться в Германию и другие европейские страны. Российская компания «Интер РАО ЕЭС» предложила проложить энергокабель от Балтийской АЭС вдоль трубопровода Nord Stream.