Дружба - дело взаимовыгодное

Мы в СМИ
О далеких и близких перспективах отношений России и Азербайджана, о том, почему для нас важны добрые связи с нашим соседом, о возможных сферах сотрудничества корреспондент газеты «Вечерняя Москва» побеседовал с директором РИСИ Л. П. Решетниковым.

Так считают и в России, и в Азербайджане

 Недавно в Москве, в конференц-зале Российского института стратегических исследований (РИСИ), состоялся «круглый стол» «Россия – Азербайджан: перспективы развития двусторонних отношений». Организаторами мероприятия выступили РИСИ и Центр стратегических исследований при президенте Азербайджанской Республики (ЦСИ).


О далеких и близких перспективах отношений России и Азербайджана, о том, почему для нас важны добрые связи с нашим соседом, о возможных сферах сотрудничества корреспондент «Вечерней Москвы» побеседовал с директором РИСИ Леонидом Решетниковым.


Научные исследования


– Леонид Петрович, РИСИ выступил одним из организаторов проведения «круглого стола». Но сначала я хотел бы задать вопрос о самом институте. Я знаю, что РИСИ был образован по личному указу президента РФ. Какого рода исследования выполняют ваши сотрудники?


– Наш институт занимается обработкой открытой информации. У нас научный институт, наши исследования в основном носят научный характер. Задача института – на базе открытых источников, публикаций в СМИ, научных работ, научных исследований, путем конференций, «круглых столов» заниматься анализом внешнеполитических и внешнеэкономических процессов, ситуаций на международной экономической и внешнеполитической аренах. Эти результаты востребованы администрацией президента Российской Федерации и различными правительственными структурами.


– Насколько я знаю, практически такой же аналитической работой занимаются и соответствующие отделы наших разведок.


– Анализом открытой информации могут заниматься и спецслужбы – и должны заниматься, но все-таки там другой подход. В разведке анализ носит в основном прикладной характер, оперативный. Наши же сотрудники занимаются научными исследованиями фундаментально, более основательно. У нас большая часть работников – научные сотрудники: 13 докторов наук; 30 с лишним кандидатов наук. Есть люди, которые просто не хотят защищаться, хотя это очень ценные аналитики и исследователи. Я думаю, что наш институт в принципе довольно специфический. Не много в России таких полновесных политологических институтов – больше 170 человек, включая административно-технические подразделения.

Интеграция диаспор


– Давайте вернемся к «круглому столу» «Россия – Азербайджан: перспективы развития двусторонних отношений». Для чего нам необходимы эти отношения?


– Причин много. Это прежде всего причины геополитического характера. Геополитика включает в себя и экономику. Азербайджан – значимая страна в этом регионе, которая очень важна с точки зрения безопасности нашей страны и экономического развития России. Это все-таки Каспий, и именно здесь решаются энергетические вопросы прежде всего нефти и газа, вопросы отношений с Ираном, Турцией, вопросы взаимоотношений с нашими центральноазиатскими партнерами: Туркменией, Казахстаном и другими. В этом узле, конечно, у Азербайджана очень выигрышная позиция.


– Существует мнение, что Азербайджан исторически тяготеет к Турции...


– Так часто говорят. Да, есть определенная языковая общность, религиозная. Но нашему впечатлению Азербайджан не в меньшей степени по-прежнему тяготеет и к России. Судите сами: азербайджанская элита очень интересуется экономическим и культурным развитием России. Русский язык как язык общения сохраняется. Баку – в значительной степени русскоязычный город. Проводится довольно конструктивная линия в отношении русского меньшинства. Там русских около 100 тысяч человек проживает. Интерес к России существует. Президент Азербайджана Ильмхан Алиев постоянно подчеркивает важность развития экономического и политического сотрудничества с нашей страной.

Мы заинтересованы иметь надежного партнера в этом очень сложном регионе. Вы же видите, что ситуация вокруг того же Ирана постоянно накалена. Бывают временные ослабления. Но в основном идет рост напряженности. Хорошие отношения с Азербайджаном, Туркменией, самим Ираном для нас имеют большое значение. Азербайджан встал на путь независимого развития и идет по нему довольно уверенно. В России проживают, по разным оценкам, более 2 млн азербайджанцев. На нашем «круглом столе» обсуждался этот вопрос. А что дальше? Они приехали сюда, чтобы заработать деньги? Тогда они должны заработать и уехать. Но многие остаются, становятся гражданами России, перевозят сюда свои семьи, отдают детей в школы и высшие учебные заведения. Значит, эти азербайджанцы становятся полноправными гражданами России. В дальнейшем их ждет полная интеграция. По-другому быть не должно. Через 50 лет многие из них могут стать русскими азербайджанского происхождения.


– Но выходцы из южных регионов очень трудно ассимилируются в нашей стране. Они стараются сохранять свои культурные традиции.


– Это верно, для ближайшей перспективы. 50–60 лет кажутся современникам очень долгим сроком, а в историческом масштабе это секунды. И спустя такой небольшой отрезок времени многое меняется. Диаспоры постепенно размываются. Вот, для примера, возьмите греческую диаспору в России, понтийских греков. Они в России в большинстве своем являются греками лишь по исторической памяти. Эллинский язык неизвестен, понтийский диалект забывается. В ареале русской культуры, русских традиций этот процесс неизбежен. Да, сейчас многие диаспоры проживают замкнуто, компактно, но они должны раскрываться и интегрироваться в наше общество. Жить с ним в постоянном согласии, соблюдая и уважая его традиции, его мировоззрение. Переезд на постоянное жительство в Россию –это фактически выбор ее как родины для второго и последующих поколений мигрантов. Поэтому приезжающий к нам с мыслью: «Буду жить в России, а Родина моя – Азербайджан», – должен понимать, что в большинстве случаев его дети и, особенно, внуки так думать уже не будут. Они неизбежно будут врастать в наше общество, в наш народ. Феномен миграции весьма сложен, он должен изучаться и контролироваться, в том числе с точки зрения количественных параметров, чтобы незаметно не перейти границу, за которой российское общество не сможет интегрировать в себя значительное число мигрантов.


Надежный партнер


– Правильно ли будет сказать, что в основе нашего взаимного интереса с Азербайджаном лежит нефть? Ведь очевидно наблюдается противостояние между нами и, скажем, Америкой, которая явно проявляет свои интересы к нефтяным запасам в этом регионе.


– Главное, что у США свои государственные цели, а у России – свои, как и у Ирана. И часто они не совпадают и противоречат друг другу. Как и между соседями в доме, у каждого свои интересы. Главное – найти компромисс и решать эти проблемы. Нефть – один из основных вопросов. Но есть и другие, прежде всего вопросы геополитического характера. Например, какую цель ставят США в регионе, как они относятся в стратегическом плане к России. Из высказываний ряда американских политических деятелей следует, что США хотели бы видеть Россию в подчиненном положении. В соответствии с этой точкой зрения наша страна должна быть ослабленной и отсталой. Впрочем, есть и другие голоса, которые хотят, чтобы Россия была равноправным партнером. Так что нефть нефтью, но есть и более глобальные стратегические задачи, в решении которых нам необходим надежный партнер в этом регионе. Я имею в виду Азербайджан. Не забывайте, после развала СССР от юга, от южных морей, куда Россия все время стремилась, мы оказались оттеснены. Мы остались с одним Новороссийском. Один порт. И тот очень сложный по погодным условиям.


– Азербайджан полностью разделяет наши представления о стратегических перспективах и укреплении дружеских отношений, или есть какие-то специфические, особые вещи, которые Азербайджан хотел бы получить от дружбы с Россией?


– Что касается двухсторонних отношений с Россией, мы не обнаружили тут принципиальных разногласии. Были разные оценки каких-то экономических проектов, договоров. Обсуждались некоторые неувязки, но в целом у нас был абсолютно общий настрой на развитие и экономического, и политического, и культурного сотрудничества. Что касается геополитических оценок ситуаций в регионе, они тоже во многом совпадали. Ясно одно: Баку хочет проводить независимую внешнюю политику и не желает поддаваться воздействию внешних сил. Это очевидно. В целом же внешнеполитические оценки совпадают. А те процессы, которые происходят на высоком уровне (я имею в виду отношения президентов наших стран, правительств), показывают, что жестких, острых проблем между Азербайджаном и Россией сейчас нет. Отношения развиваются в целом нормально.


– Давайте я спрошу так: если завтра война, на чьей стороне окажется Азербайджан?


– Во-первых, завтра войны не будет. А во-вторых, я напомню вам одно значимое заявление, сделанное президентом Азербайджана Ильмханом Алиевым, о том, что если возникнет конфликт в Иране, то Азербайджан не предоставит участникам конфликта свою территорию. Это заявление последовало после того, как в разных СМИ были высказаны предположения, что американцы или их союзники попытаются использовать территорию Азербайджана для нападения на Иран. Алиев отреагировал мгновенно и сделал это заявление. Оно и теперь актуально. Так что нам не приходится опасаться каких-либо недружественных шагов от соседнего государства. А вот перспектив взаимных выгод от добрых и дружеских отношений с Азербайджаном существует значительное количество. Что и было подтверждено в ходе проведенного «круглого стола».


Беседовал Борис АГАФОНОВ


"Вечерняя Москва"  №236 (25256) от 15 декабря 2009 г.