Кто стоит за убийством духовного лидера Дагестана?

Мы в СМИ
28 августа в результате теракта был убит шейх Саид Афанди аль-Чиркави. Руководитель Черноморско-каспийского регионального центра РИСИ Эдуард Попов прокомментировал это событие для ИА Столетие.

28 августа в результате теракта был убит шейх Саид Афанди аль-Чиркави.

 

Комментирует руководитель Черноморско-каспийского регионального центра РИСИ Эдуард Попов:

- Уже сегодня дагестанские эксперты уверены в далеко идущих разрушительных последствиях этого убийства. Глава администрации Республики Дагестан Магомедсалам Магомедов поручил руководителям городов и районов республики создать отряды самообороны и дружины для обеспечения безопасности в регионе. Милитаризация и без того «перегретого» Дагестана может сдетонировать на всем Северном Кавказе, да и едва ли это средство окажется эффективным в борьбе с салафитским (ваххабитским) бандподпольем.

Высказываются и первые оценки столь громкого убийства. Погибший шейх был одним из влиятельнейших - а быть может, и самым влиятельным человеком в Дагестане. По этой причине открытых и тайных недругов у него хватало в обоих лагерях ислама, в том числе, среди «традиционалистов». Легче всего объяснить убийство самого авторитетного суфийского шейха очередным ударом из «леса».Тем более, что на можно привести длинный мартиролог лидеров традиционного для республики суфийского ислама, погибших от рук салафитов. Тем не менее, это преступление вызывает массу вопросов. На сайтах и Интернет-форумах сами салафиты поспешили откреститься от столь подлого преступления; о непричастности «леса» к убийству заявляют и адвокаты ваххабитов в различных московских экспертных и «правозащитных» организациях. По методу: лучшая оборона - нападение, они прозрачно намекают на заинтересованность некой «третьей» силы в устранении влиятельнейшего духовного лидера.

Выскажу собственное предположение, которое, возможно, покажется неожиданным. Главного заинтересованного фигуранта устранения Саида Афанди аль-Чиркави мы обнаружим за пределами Северного Кавказа и России. А именно в саакашвилевской Грузии. Думаю, террористам-ваххабитам в этой террористической акции была отведена - в прямом смысле слова - роль «пушечного мяса».

29 августа МВД Грузии сообщило об обнаружении вооруженной группировки на территории Грузии, пришедшей из Дагестана. Силовикам удалось блокировать ущелье в районе, где были обнаружены боевики. По сообщению грузинских СМИ, на территорию страны проникла группа из около 20 вооруженных боевиков с территории Дагестана, которые захватили в заложники три группы местных жителей. В ходе быстротечной антитеррористической операции заложники были освобождены, большинство террористов - обратите внимание! - уничтожены. При этом погибли три и ранено пятеро бойцов полицейского спецназа Грузии.

Официальная точка зрения Тбилиси о диверсионно-террористическом рейде из Дагестана выглядит полным абсурдом. В то же время именно режим Саакашвили широко использует северокавказское террористическое подполье против России, о чем неоднократно заявляли высокопоставленные российские политики и чиновники. Так, секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев 30 марта 2010-го и 14 декабря 2011 года обвинял Грузию в «подготовке людей на своей территории для осуществления террористических актов в России». Аналогичные обвинения с доказательной базой в 2008 и 2009 гг. делал тогдашний директор ФСБ России Александр Бортников. В частности, на заседании Национальной антитеррористической комиссии России 13 октября 2009 г. он обвинил грузинские спецслужбы в том, что они помогают представителям сети «Аль-Кайда» переправлять террористов в Чечню и доставлять оружие в Дагестан. Взрыв на пляже в Лоо (Большой Сочи) 7 августа 2008 года (буквально в день начала нападения Саакашвили на Южную Осетию) также связывают со связкой «грузинские спецслужбы — северокавказское террористическое подполье». Но, пожалуй, наиболее активна эта связка именно на дагестанском направлении.

Спецслужбы Саакашвили и северокавказские исламские террористы — братья по оружию. Вот почему захват заложников некими мифическими дагестанцами лишен всякого смысла. А сама операция напоминает провокацию, организованную гестапо на польско-германской границе 1 августа 1939 года с «захватом» поляками немецкой радиостанции и «обнаружением» «польских» трупов - заключенных нацистских концлагерей, переодетых в польскую форму. Нацистам понадобилось организовать эту операцию, чтобы найти удобный повод для нападения на Польшу; Саакашвили также имеет достаточный мотив. В октябре - парламентские выборы. В условиях резкого падения авторитета режима у грузинского народа Саакашвили нуждается в актуализации темы «внешнего врага». Уже загодя велась подготовительная работа в этом направлении, грузинское общество приучалось к мысли о возможном нападении со стороны России.

Убийство Саида Афанди аль-Чиркави может быть поставлено в общий ряд террористических актов, осуществленных в 2008-2012 гг. руками исламистского подполья с территории Грузии или при поддержке грузинских (точнее, саакашвилевских) спецслужб. Этот теракт дестабилизирует ситуацию в Дагестане и на всем Северном Кавказе - именно в этом направлении целенаправленно работает режим Саакашвили по крайней мере с 2008 года; очевидно также, следует ожидать и других резонансных терактов и диверсий все с той же целью - подорвать стабильность и мир на российском Кавказе. «Нападение» же «дагестанских» боевиков, помимо внутриполитических целей, дает видимость алиби режиму Саакашвили, также подвергшемуся нападению в тот же день, когда был убит шейх. Вспомним также убийство пограничников и бойцов алтайского СОБРа в Дербентском районе Дагестана, осуществленное ваххабитом. Три резонансных теракта, осуществленных практически в один день, заставляют предположить жесткую координацию террористической активности из одного центра, причем вершина этого треугольника упирается в территорию Грузии... 

Источник: ИА Столетие.