Яна Амелина: Воля народа будет исполнена

Мы в СМИ
С начала «пятидневной войны» - грузинской агрессии против Республики Южная Осетия, завершившейся полным разгромом грузин объединенными усилиями осетинских и российских военных и добровольцев - прошло уже 3 года. Перед РЮО, как и прежде, стоят две основные задачи: завершение послевоенного восстановления республики и определение стратегического пути развития югоосетинской государственности.

С начала «пятидневной войны» - грузинской агрессии против Республики Южная Осетия, завершившейся полным разгромом грузин объединенными усилиями осетинских и российских военных и добровольцев - прошло уже 3 года. Перед РЮО, как и прежде, стоят две основные задачи: завершение послевоенного восстановления республики и определение стратегического пути развития югоосетинской государственности. И если первая цель, несмотря на всю ее значимость, является тактической, то четкая постановка второй ответит на вопрос о цене и смысле боли и крови, пролитой жителями Южной Осетии на протяжении последних двух десятков лет.

Формально Южная Осетия выбирает между двумя возможными вариантами: дальнейшим укреплением суверенитета республики и подготовкой к вхождению в состав Российской Федерации в качестве одного из субъектов (третью «возможность» - возвращение в состав Грузии на каких бы то ни было условиях - не обсуждаем ввиду абсолютной нереалистичности подобного сценария). В реальности же, и этот вывод подкреплен результатами общенародного референдума 2006 г., подавляющее большинство граждан РЮО выступает за воссоединение с Россией. Глас народа - глас Божий. Пожалуй, в истории не так уж много вопросов, решение по которым принималось с подобным единодушием.

В преддверии скорбной годовщины нападения Грузии на Южную Осетию премьер-министр РФ Владимир Путин подчеркнул, что присоединение РЮО к России «будет зависеть от самого осетинского народа». Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты предположил, что его страна, народ которой исторически ориентирован на Россию, «может войти в состав Союзного государства России и Белоруссии после признания Белоруссией нашей независимости». Несколькими днями позже президент России Дмитрий Медведев чуть скорректировал ожидания, заметив, что «если говорить о текущей ситуации, ни юридических, ни фактических предпосылок для этого (воссоединения РЮО с РФ) нет».

Это было расценено наблюдателями как отсутствие у российского, да и югоосетинского руководства четкой позиции по вопросу о будущем РЮО. Однако, в действительности, никакого противоречия между словами государственных деятелей нет. Дело в том, что Путин говорил о стратегии, а Кокойты и Медведев - о тактике достижения единой цели, которая, естественно, может меняться в зависимости от конкретных обстоятельств текущей международной и внутриполитической ситуации. Президент России недаром сделал весьма значимую оговорку: «невозможно предвосхитить то, что будет в будущем». В самом деле, те немногие, кто после прихода к власти в Грузии Михаила Саакашвили (в их числе был и автор этих строк) настаивали на неизбежности признания Россией независимости Южной Осетии, даже не предполагали, что это случится так скоро, пусть и ценой столь огромных жертв.

Однако жертвы эти были не напрасны. Склоняя голову перед памятью павших, мы уверенно смотрим в будущее, где будут реализованы мечты поколений ныне разделенного осетинского народа. Осетины объединятся в составе Российской Федерации, потому что такова воля народа. Конкретные формы этого объединения, диктуемого, кроме высших соображений, и геополитическими интересами (в этом нет ничего постыдного) наших государств и народов, будут найдены в рабочем порядке. Ломать вокруг этого тактического вопроса копья, как и назначать четкие сроки будущего воссоединения, сейчас, пожалуй, неуместно. Важно иное: исторический выбор осетинского народа, столетия назад связавшего свою судьбу с Россией, не подлежит сомнению точно так же, как ни при каких обстоятельствах не может быть отозвано или изменено историческое решение РФ о признании Южной Осетии и Абхазии. Мнение третьих сил - в частности, Сената США или Европарламента, с упорством, достойным лучшего применения, называющих молодые независимые государства «оккупированными Россией территориями» - не имеет никакого значения. В своих делах мы разберемся сами, без подсказки из Вашингтона или Страсбурга, «беспокоящихся» о Кавказе лишь в контексте своего векового противостояния с Россией.

Яна Амелина, начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».