Дилеммы сверхдержавы

Мы в СМИ
В Москве в Российском институте стратегических исследований увидела свет монография «Военная политика и стратегия США в геополитической динамике XXI века» (М.: Граница, 2014). Её авторы – известные российские эксперты: Владимир Карякин, ведущий научный сотрудник Центра оборонных исследований РИСИ, и Владимир Козин, главный советник – руководитель группы советников директора РИСИ.

ОБРАЩЕНИЕ к вопросам современной военной политики США вполне объяснимо и необходимо: Соединённые Штаты Америки остаются единственной сверхдержавой, от курса которой на планете зависит состояние всей системы международных отношений. К тому же Вашингтон стремится сохранить лидирующие позиции в мире с опорой на своё превосходство в военно-технологической и информационной сферах. На данный исторический момент США – это единственное государство, чей военный потенциал может представлять реальную угрозу для Российской Федерации. 

Авторы системно подошли к анализу исследуемой проблематики. Названия глав говорят сами за себя: «Военная сила и военная политика США в современном мире», «Пути и методы реализации оборонной стратегии США», «Векторы американского военно-политического влияния и вероятные стратегии США по отношению к России» и т.д. Оправданным можно признать и сведение в отдельную главу вопросов, касающихся войн начала нового века и трансформации взглядов в США на их ведение.

Прогнозирование характера и способов ведения войн даже на относительно близкую перспективу, как справедливо отмечается в монографии, является делом трудным. Предстоящую войну многие военные аналитики и военачальники видят зачастую как продолжение предыдущей. Если проследить «успехи» в прогнозировании характера будущих военных конфликтов начиная с ХХ века, то экспертные оценки тенденций в данной области вследствие их линейной экстраполяции оказались ошибочными.

Надо отдать должное авторам книги – они не только всесторонне проанализировали нынешнее состояние американской военно-политической мысли и возможности сверхдержавы № 1 по реализации «силовой политики» на мировой арене, но и постарались заглянуть за горизонт, высказать своё мнение относительно тенденций в этой сфере с точки зрения обеспечения жизненно важных интересов России.

ЗЛОБОДНЕВНЫМИ представляются, в частности, размышления авторов над современной ролью ядерного оружия. Это особенно важно в связи с тем, что РФ, не секрет, сохраняет свой статус великой державы благодаря двум атрибутам: огромной площади занимаемой территории и обладанию ядерным оружием. 

Появившись более 65 лет назад, военный атом, несмотря на его абсолютную мощь, принципиально не изменил сущность вооружённой борьбы. Он лишь резко усилил возможности по полному уничтожению военного, экономического и демографического потенциалов противника. Ставка на ядерное оружие привела даже к временному снижению интереса к обычным вооружениям и, как следствие, к застою в их развитии. 

Но вскоре в «мозговых бункерах» Запада стала очевидной невозможность достижения политических и экономических целей в ядерной войне, ибо она привела бы к глобальной экологической катастрофе. И победитель не сумел бы распорядиться плодами своей победы. К американским аналитикам пришло понимание того, что ядерное оружие не позволяет достичь главных целей войны: овладение ресурсами противника для их последующего использования победителем. Ведь главные недостатки ядерного оружия – его неизбирательность и неэкологичность.

И тогда, отмечается в монографии, «помог» технологический прогресс, который создал предпосылки для революции в военном деле. Появилась возможность достичь политических и экономических целей войны с использованием обычных высокотехнологичных вооружений, которые встали в «первую шеренгу» средств вооружённой борьбы. Удалось достичь органического сочетания высокоэффективных средств разведки, навигации, целеуказания и наведения, информационно интегрированных с боевыми платформами - носителями такого оружия. В результате по эффективности решения задач новое оружие приблизилось к тактическому ядерному оружию, а в ряде аспектов превзошло его за счёт высокой точности нанесения ударов при минимальном экологическом ущербе и снижении до минимума потерь среди гражданского населения. 

Авторами на опыте войн двух последних десятилетий показывается, что массированное применение обычного высокоточного оружия по военным, экономическим и административным объектам государства способно парализовать способность противника к сопротивлению. Это, считают американцы, изменило характер войн, главной особенностью которых теперь является отсутствие необходимости не только в массированном применении войск на поле боя, но и в отдельных случаях в проведении сухопутных операций.

ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ место в монографии отведено раскрытию новых возможностей информационного противоборства – при этом американцы не ограничиваются его чисто военной составляющей, связанной с сетецентрической организацией боевых действий. Они, констатируют авторы, достигли существенных успехов в применении информационных технологий для разрушения государственности. «Цветные революции» на постсоветском пространстве и на Ближнем Востоке показали на практике результативность целенаправленного воздействия на ментальную среду широких масс населения для переформатирования их сознания. 

Появление Глобальной информационной сети (Интернет), открывшей огромные возможности для массовых коммуникаций, и сотовой связи в сочетании с усовершенствованной технологией воздействия на сознание людей привело к тому, что игравшие прежде подчинённую роль несиловые формы достижения политических целей вышли на первый план. Примером являются нынешние события на Украине. В США, указывают авторы, осуществляется специальная программа с использованием социальных сетей. Один из её центров управления находится на базе ВВС Макдилл (штат Флорида), где работают 50 операторов, каждый из которых может управлять действиями в виртуальном пространстве десятка «агентов влияния», или «кибернаёмников», находящихся на удалении тысяч километров.

РАЗУМЕЕТСЯ, основное внимание в книге уделено военным вопросам – нынешним приоритетам в строительстве вооружённых сил США, взглядам американских военачальников на ведение операций. Так, авторы размышляют о подлинном предназначении концепции «быстрого глобального удара» (БГУ). Высказывается мнение, что принятие военно-политическим руководством США этой концепции обозначает тенденцию, направленную на слом пока ещё сохраняющейся стратегической стабильности.

Можно согласиться с мнением авторов монографии относительно мотивов разработки концепции БГУ. Официально она появилась как ответ на вызовы со стороны экстремистских организаций, использующих террористические методы борьбы, и «непредсказуемых государств» так называемой оси зла. Но совершенно очевидно, что силы БГУ даже в ограниченном составе сил и средств будут способны выполнять более масштабные, нежели уничтожение отдельных групп террористов, военные задачи (тем более что в настоящее время для этих целей широко используются беспилотные летательные аппараты). 

Силы БГУ смогут поражать на «предъядерном» уровне объекты военной, экономической, информационной и управленческой инфраструктур государств, а также использоваться в качестве средства устрашения и психологического давления для достижения военно-политических целей. Концепция БГУ унаследовала фактически многие идеи доктрины превентивных ударов, появившейся во времена администрации Буша-младшего.

Примечательно, что США не намерены ставить под международно-правовой контроль ударно-боевые средства программы «Молниеносный глобальный удар», в том числе на переговорах с Россией. Кстати, уже замечено, пишут авторы, что американцы через достижение выгодных для себя международных договорённостей пытаются осуществлять «подгонку» количественно-качественных параметров ядерного потенциала России под реальные боевые возможности своих стратегических сил.

В КАЧЕСТВЕ примера в книге указывается на судьбу уникальных отечественных боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК). На первом этапе американцы добились снижения боевых возможностей БЖРК путём ограничения районов несения ими боевого дежурства. На следующем этапе вынудили держать эти комплексы только в пунктах постоянной дислокации. После этого БЖРК были переведены в режим дежурства без ядерных боеголовок на базах хранения, а затем утилизированы. 

Американцы противятся любому договорному ограничению количественных и технических параметров обычных высокоточных и перспективных ядерных вооружений. Они добились того, что из договорного поля СНВ-3 был выведен целый ряд перспективных вооружений. В первую очередь это касается крылатых ракет морского базирования, нового поколения ядерных боеприпасов и комплексов ПРО. 

В качестве пожелания можно было бы пожелать авторам в дальнейшем обратить больше внимания на «китайский фактор» в американской политике. Сегодня многие шаги США в военно-стратегической сфере предопределены не только логикой продолжающегося скрытого противостояния по оси США – РФ…

В целом монография В.В. Карякина и В.П. Козина – несомненная удача РИСИ. Вдумчивый читатель найдёт в новом труде немало заслуживающих внимания фактов и взвешенных размышлений. Книга, как представляется, может быть полезна не только для экспертного сообщества, но и для военно-учебных заведений.