Выборы как разбитое зеркало американского общества

Аналитика
Илья Кравченко, эксперт РИСИ

В США завершилась одна из самых напряженных президентских гонок в истории страны. Она проходила в условиях колоссального социального напряжения среди американцев, что отразилось на значительном росте симпатий избирателей к правому популизму, а также либеральному радикализму. Иными словами, главным итогом прошедших выборов в Соединенных Штатах стало усиление внутрипартийных и межпартийных противоречий, в конечном счете ­ – углубление поляризации общества.

Большинство экспертов и социологических агентств, как и в 2016 г., не смогли эффективно проанализировать социально-политические тенденции в США и определить реальные предпочтения американских избирателей. Так, согласно многочисленным прогнозам, уже по исходу дня голосования Джо Байден должен был победить с большим отрывом от Дональда Трампа, а демократы – прочно укрепить свои позиции в обеих палатах Конгресса.

Однако с поступлением результатов подсчета бюллетеней стало понятно, что «оглушительного триумфа» демократов не случилось. Более того, по причине большого числа голосовавших по почте избирателей, анонсирование итогов выборов затянулось. Только 7 ноября ведущие американские СМИ сообщили о том, что Байден является победителем президентских выборов в США. Команда Трампа наотрез отказалась признавать такой результат, обвинив демократов в «фальсификации избирательной системы страны», и инициировала подачу исков в суды штатов о необходимости приостановки подсчета голосов и частичной отмене уже обработанных бюллетеней.

Возможно, социологи вновь не смогли учесть электоральные предпочтения американцев ввиду мощной кампании по демонизации Трампа и его сторонников ведущими экспертно-аналитическими центрами и СМИ. Такие усилия политтехнологов Демократической партии привели к тому, что избиратели, которые принимали участие в опросах, предпочитали не афишировать свои политические взгляды.

Заслуживает внимание и факт распределения голосов этнических меньшинств и афроамериканцев. Американские политологи изначально предполагали, что Трамп не сможет привлечь достаточного количества латиноамериканцев на свою сторону. Однако результаты в штате Флорида продемонстрировали эффективность работы его администрации и предвыборного штаба с местным населением и иммигрантскими общинами. Речь идет преимущественно о поддержке политики Трампа в отношении Кубы со стороны кубинской диаспоры, традиционно выступающей за жесткие шаги в адрес Гаваны. Таким образом, республиканцам удалось удержать лидерство в этом традиционно колеблющемся штате вторые президентские выборы подряд.

При этом Трамп не сумел сохранить накопленную им к началу этого года поддержку афроамериканцев, которая хоть и была незначительной (часть из них одобряли миграционную политику главы Белого дома), но могла бы дать ему дополнительные голоса. Массовые акции протеста против расовой дискриминации и произвола полиции, бушевавшие в США с июня, стали мощным инструментом в борьбе против президента Трампа. Политтехнологи демократов эффективно использовали мобилизационные возможности таких организаций, как «Жизнь чернокожих имеет значение» (Black Lives Matter), прежде всего для продвижения своей предвыборной повестки среди афроамериканцев, чем лишили республиканцев их поддержки.

Главным предвыборным козырем демократов, безусловно, стала эпидемия коронавируса. Данное событие радикально изменило расклад сил в политической борьбе, повлияв на электоральные предпочтения американцев. Вспышка коронавируса обнажила многие проблемные зоны американского общества и в итоге поспособствовала росту числа политически активных американцев. В нынешнем электоральном цикле данная категория избирателей заметно «омолодилась», куда охотнее проецируя свое кризисное социально-экономическое состояние на противоречивую деятельность главы Белого дома.

В свою очередь, усиление леволиберальной повестки в СМИ, масштабные столкновения с полицией на фоне всплесков социального недовольства, ущерб частного сектора и малого бизнеса, – все это пошло в копилку команды Трампа и Республиканской партии. Американские политологи во многом недооценили негативные последствия массовых протестов, которые не привели к желаемой кардинальной перегруппировке колеблющегося электората в пользу демократов.

Знаковые события для политической системы США произошли также по итогам выборов в Конгресс и законодательные органы штатов. В начале ноября переизбрались все 435 членов Палаты представителей, примерно треть Сената (35 сенаторов), губернаторы 11 штатов и двух территорий. В Палате представителей демократы хотя и получили больше мест, чем республиканцы (предположительно, как минимум 214 против 195), но, вопреки прогнозам многих аналитиков, не смогли сохранить то большинство в 232 места, что они завоевали на промежуточных выборах в 2018 году.

Республиканская партия, напротив, имеет шансы удержать свое преимущество в Сенате. Необходимо учитывать, что даже после подсчета всех голосов окончательный расклад сил будет известен только 5 января 2021 г., то есть после начала деятельности Конгресса нового созыва.

Дело в том, что в Джорджии, в отличие от подавляющего большинства штатов, для победы на выборах в Сенат требуется более 50 % голосов, иначе будет назначен второй тур. И именно там к настоящему времени ни один из кандидатов не набрал необходимого уровня поддержки. Такие шансы имеются как у республиканцев, так и у демократов, и в условиях, когда у обеих партий сохраняется по 48 мест в Сенате, указанные два голоса могут стать решающими.

Избирательная кампания в Конгресс США не обошлась без прецедентов. Так, жители штата Орегон проголосовали за отмену уголовной ответственности за тяжелые наркотики, такие как героин и кокаин. Или, например, Нью-Мексико стал первым штатом в истории, избравшим только женщин-представителей этнических меньшинств в Палату представителей США.

Большое внимание наблюдателей привлекло голосование в Колорадо, жители которого выступили за присоединение к так называемому соглашению между штатами о народном голосовании (National Popular Vote Interstate Compact). Данный документ, существующий с 2006 г., подразумевает, что коллегия выборщиков штата отдает свои голоса тому кандидату на президентских выборах, который набирает большинство голосов непосредственно избирателей. Тем самым участники упомянутого соглашения намеревались воспрепятствовать повторению ситуаций, подобных итогам выборов 2016 г., когда Трамп победил исключительно благодаря коллегии выборщиков.

Для вступления договора в силу штатам необходимо достичь простого большинства, то есть набрать более 270 голосов выборщиков (на данный момент их насчитывается 196). Учитывая тот факт, что демократы по итогам последних нескольких выборов стабильно набирают больше прямых голосов избирателей, до следующих президентских выборов в США (2024 г.) вполне можно ожидать активизации лоббистской деятельности Демократической партии по ратификации указанного соглашения.

Видимо, на первоначальном этапе президентства внешнеполитические действия нового главы Белого дома будут отличаться некоторой инертностью на ключевых для Вашингтона направлениях. Так, при администрации демократов вполне можно ожидать продолжения жесткого антироссийского курса. Раскручивание сюжета о «российской угрозе» стало одним из немногих инструментов, позволявших сдержать распад двухпартийного консенсуса в США при Трампе, в том числе по многим политическим вопросам, не связанным с Россией в принципе.

Вместе с тем Байден, скорее всего, вернется ко многим внешнеполитическим проектам Барака Обамы. В первую очередь это касается укрепления трансатлантической связки и выстраивания сбалансированного подхода при работе с международными организациями и другими комплексными механизмами системы международных отношений. 46-й глава Белого дома будет отдавать предпочтение многосторонним инструментам при продвижении американской позиции в мире, например, вновь обратится к идее членства Соединенных Штатов в Транстихоокеанском партнерстве для сдерживания активности Китая.

Состоявшиеся в США выборы продемонстрировали раскол общества по целому ряду общенациональных тем. Даже спустя многие десятилетия политики так и не смогли прийти к консенсусу и найти общий язык с гражданами относительно права на хранение и ношение оружия, степени жесткости миграционной политики или ограничения полномочий правоохранительных органов.

Сложность ситуации заключается в том, что ни одна из сторон не демонстрирует реальной готовности к поиску конструктивных решений, приемлемых как для демократов, так и для республиканцев. То, как Трамп и его сторонники реагируют на результаты нынешних выборов, является, по сути, зеркальным отражением обстановки 2016 г. С тех пор либеральная общественность не смогла принять Трампа в качестве национального лидера, а заинтересованная в его уходе Демократическая партия сделала все возможное (вплоть до инициации импичмента) для снижения рейтинга президента.

Разочарование населения в истеблишменте, активное продвижение «прогрессивных идей», усиление глобализма – все это в свое время создало почву для прихода в Белый дом Дональда Трампа. Если сегодня демократы не учтут данный опыт, то они рискуют породить новых, еще более несистемных политических фигур. Тем временем в Демократической партии усиливается кризис в выстраивании взаимодействия политиков левых взглядов (число которых, например, в Палате представителей в этом году сильно возросло) и умеренных членов истеблишмента.

Подобные тенденции вполне могут проявиться и в Республиканской партии. Так, вероятно, что среди республиканцев усилится крыло так называемых трампистов. Хотя, по мнению многих укорененных республиканцев, они не способны эффективно решать обострившиеся в США проблемы.

***

Заигрывания политиков с радикально настроенным избирателем лишь с одной стороны баррикад привели к резкому усилению таковых с другой. На этом фоне произошло снижение уровня доверия американских граждан к государственным институтам в целом, особенно к Конгрессу США. И сможет ли Байден стать «президентом, который будет не разделять, а объединять» страну – остается под вопросом.

Выборы в США Трамп Илья Кравченко Байден