Китай в технологическом противостоянии с США

Аналитика

Соединенные Штаты Америки в современном мире уже вряд ли могут претендовать на «исключительность». Такую мысль недавно высказал президент России В.В. Путин. По его мнению, роль США трансформируется, а к статусу сверхдержав движутся Китай и Германия. О потенциале КНР рассуждает ведущий аналитик РИСИ, кандидат экономических наук Наталия Владимировна ГРИБОВА.

В эпоху четвертой промышленной революции научно-технические и инновационные возможности и достижения выступают ключевым фактором успешной стратегии национального развития и укрепления экономической мощи государств. В этих условиях конкурентная борьба в сфере новейших технологий привлекает повышенное внимание, особенно когда она касается противостояния двух крупнейших экономик мира – США и Китая. В предлагаемом материале, состоящем из двух частей, рассматриваются основные достижения и проблемы КНР в области научно-технического развития, анализируются возможности, препятствия и перспективы выхода страны на передовые технологические позиции в мире.

***

Китай заявил о своем намерении стать мировой технологической супердержавой. Для достижения этой цели была разработана долгосрочная стратегия промышленного и научно-технического развития, рассчитанная на три этапа.

Главной задачей первого этапа (2015–2025 гг.) обозначено достижение независимости КНР в области ключевых технологий. Правительство выделило десять ведущих направлений[1] технологического рывка и поставило задачу повысить в среднем до 70 % долю национальных производителей в удовлетворении внутреннего спроса на высокотехнологичные товары и новые материалы.

На втором этапе (2025–2035 гг.) Китаю предстоит совершить прорыв в науке и осуществить модернизацию промышленности на новой технологической основе, повысить производительность труда и войти в число ведущих мировых производителей.

По итогам третьего этапа (2035–2049 гг.), к столетию образования КНР, страна должна стать бесспорным мировым промышленным лидером и закрепиться на передовых позициях в области ключевых технологий современности.

Такие амбициозные цели не могли не вызвать ответной реакции со стороны современного глобального технологического лидера в лице США. Неслучайно одной из ключевых составляющих нарастания напряжённости в отношениях между Вашингтоном и Пекином стала их острейшая конкуренция в сфере передовых технологий и гонка за мировым технологическим превосходством.

Вследствие этого научно-технические и инновационные возможности КНР оказались предметом повышенного внимания мирового аналитического сообщества. Многие западные эксперты уверены в том, что Китай быстро продвигается по пути, который прошли такие страны, как Япония и Южная Корея, став мировыми инновационными лидерами, поэтому угроза со стороны Китая в технологической сфере для развитых экономик, и прежде всего для США, представляется им весьма значимой. Становясь более инновационной, КНР создаёт условия для того, чтобы национальные компании отбирали всё большую долю рынка у ведущих фирм Запада.

Вызов Китая лидерству развитых стран в высокотехнологичных отраслях промышленности означает, что без принятия соответствующих мер ведущие западные экономики в течение двух ближайших десятилетий, вероятно, окажутся в ситуации, когда их компании будут находиться в состоянии более жёсткой конкуренции на мировых рынках и потенциально могут столкнуться с падением продаж, прибылей и потерей рабочих мест. Таким образом, для сохранения доминирующих позиций в технологической сфере США единолично или совместно со своими союзниками предпринимают шаги, направленные на сдерживание научно-технического прогресса КНР.

Исторический опыт свидетельствует о том, что государство, догоняющее технологических лидеров, обычно проходит в своем развитии через несколько этапов. Первый из них предполагает передачу этой стране зарубежных технологий в виде иностранных инвестиций или покупки лицензий на интеллектуальную собственность. Второй этап основан на массовом распространении импортных технологий в местной промышленности, которое способствует модернизации технологического потенциала национальной экономики. Третий этап включает адаптацию и усовершенствование импортных технологий, а также разработку и накопление собственных идей, с тем чтобы на четвёртом, заключительном этапе стать мировым инновационным лидером.

Переход от второго к третьему этапу был обозначен в КНР в 2006 г. в связи с выходом Государственного плана среднесрочного и долгосрочного развития науки и техники на 2006–2020 гг., на основании которого страна должна была освоить 402 ключевые технологии – от умных автомобилей до интегральных схем и высокопроизводительных компьютеров. В документе предусматривалось увеличить расходы на НИОКР до 2,5 % ВВП к 2020 г., повысить вклад научных исследований в ВВП, сократить зависимость от импортных технологий, стать одной из пяти ведущих инновационных держав по отдельным направлениям (включая количество выдаваемых патентов и индекс научного цитирования).

Китай перешел на новую, инновационную модель развития, которая основана на сочетании массового распространения и усовершенствования импортных технологий, большого количества отечественных учёных и квалифицированных кадров, а также масштабной господдержки исследований, национальных разработок и производителей. Совокупность данных факторов позволяла компаниям КНР первоначально завоевывать значительную долю внутреннего рынка, а затем укреплять свои международные позиции.

Китай уже получил значительную долю мирового рынка в некоторых высокотехнологичных отраслях (высокоскоростные железнодорожные поезда, солнечные батареи, телекоммуникационное оборудование и интернет-услуги). Поэтому вряд ли стоит игнорировать его возможности или предполагать, что страна не в состоянии добиться успеха в достижении амбициозных целей, особенно с учётом имеющегося настроя и масштабной господдержки этих усилий. Пока эта модель успешно функционирует и, вероятно, продолжит работать в ближайшие годы.

Пекин подготовил ряд планов и стратегий («Сделано в Китае – 2025», План развития искусственного интеллекта нового поколения, «Интернет плюс»), которые поощряли отечественные компании к самостоятельной разработке, созданию и продвижению новейших технологий. Была разработана программа «Тысяча талантов», которая привлекла высококвалифицированных зарубежных специалистов. Опасения США в отношении исследователей из КНР и ужесточение визовых ограничений способствовали более широкому притоку талантов, возвращающихся на родину после учёбы или работы в Америке.

Однако ответ на вопрос, как и когда Китай сможет перейти на четвёртый этап и стать глобальным инновационным лидером, остаётся открытым. Данный процесс сложен, однако это вовсе не означает, что КНР не сможет добиться поставленной цели и достичь ведущих позиций в сфере новых технологий. Для реализации такой задачи потребуются колоссальные инвестиции в НИОКР, подготовка рабочей силы соответствующей квалификации, прорывы в научных исследованиях и многое другое.

Достижения и проблемы КНР в области научно-технического развития

Анализ сложившихся тенденций и результатов позволяет оценить, насколько инновационным является Китай в настоящее время и как быстро он сможет достичь значимых или лидирующих технологических позиций, а также выявить возможности и проблемы на данном пути. Динамика ряда показателей дает наиболее общее представление о продвижении страны в научно-технической сфере за последние 10–15 лет, а также оценить, в какой степени КНР удалось сократить разрыв с США в этой области.

Пекин из года в год наращивал абсолютный объем расходов на научные исследования и с 2013 г. прочно занимает второе место в мире после США по данному параметру (рис. 1). КНР тратит больше средств на исследования и разработки, чем Япония, Германия, Южная Корея и другие развитые государства. Если в 2009 г. на ее долю приходилось 12,5 % мирового объема расходов на НИОКР, а на долю США – 34 %, то в 2018 г. она увеличилась до 21,61 % (по сравнению с 25,18 % у США)[2].

Рис. 1. Расходы на НИОКР, млрд долл. (Источник: Main Science and Technology Indicators // OECD. 2019) Рис. 1. Расходы на НИОКР, млрд долл. (Источник: Main Science and Technology Indicators // OECD. 2019)

Совокупный объем расходов Китая на НИОКР в 2018 г. составил около 2 трлн юаней (286 млрд долл.), а в 2019 г. он увеличился до 2,17 трлн юаней (около 320 млрд долл.). При этом данный показатель четыре года подряд сохранял двузначный рост. Однако, несмотря на столь впечатляющую динамику, доля расходов на НИОКР в ВВП КНР увеличилась незначительно – до 2,23 % в 2019 г. по сравнению с 2,15 % в 2017 г.

По мнению китайских экспертов[3], хотя в последние годы расходы на научные исследования неуклонно росли, стране пока не удалось добиться значимого прорыва, который мог бы помочь ей достичь поставленных целей на пути к технологическому лидерству. Вследствие этого КНР намерена и дальше наращивать финансовую и политическую поддержку развития своего научно-технического потенциала. Как прогнозируется, к 2030 г., вероятно, расходы Пекина на научные исследования станут крупнейшими в мире. По другим оценкам, это может произойти гораздо раньше[4].

Фундаментальные исследования, направленные на расширение научных знаний, обладают наибольшим потенциалом создания передовых инноваций. КНР пока что существенно отстает по данному параметру (таблица): страны-лидеры используют 15–20 % вложений в НИОКР на фундаментальную науку, в Китае этот показатель в 2019 г. впервые немного превысил 6 % и составил только 0,12 % ВВП. США вкладывают в фундаментальные исследования порядка 17 % своих затрат на НИОКР и почти 0,5 % ВВП. Получается, что расходы КНР составляют менее трети затрат Соединённых Штатов по данному направлению.

Таблица: Расходы на фундаментальные исследования (в % к ВВП) (Источник: Main Science and Technology Indicators // OECD. 2020. Issue 1.) Таблица: Расходы на фундаментальные исследования (в % к ВВП) (Источник: Main Science and Technology Indicators // OECD. 2020. Issue 1.)

Нынешний уровень фундаментальных исследований не сможет удовлетворить амбиции Пекина по технологическому обновлению в производственном секторе и выходу на ведущие позиции в сфере технологий. Согласно документу, опубликованному Госсоветом КНР в 2018 г., китайское правительство расширило поддержку данного направления научной деятельности. В нём указывалось, что к 2035 г. страна должна стать мировым лидером в наиболее важных областях науки и осуществить значительный прорыв в математике и физике, а также в фундаментальных исследованиях, касающихся эволюции Вселенной, происхождения жизни, изучения человеческого мозга и Мирового океана[5].

Пекин также призвал частный сектор активнее финансировать фундаментальную науку. В 2019 г. китайские компании увеличили расходы на это направление более чем наполовину.

КНР демонстрирует высокую результативность в плане коммерциализации достижений НИОКР. Если посмотреть на структуру китайских компаний-«единорогов» (стартапов стоимостью свыше 1 млрд долл.), то 50 % из них связаны с электронной торговлей или ориентированы на коммерциализацию инноваций для потребителей. В США 40 % подобных компаний сосредоточено в сферах искусственного интеллекта и робототехники, т.е. в областях, наиболее близких к фундаментальным исследованиям[6].

Ряд показателей дает представление об отдаче от вложенных в НИОКР инвестиций. Прежде всего речь идет о патентах и научных статьях. Несмотря на быстрый рост числа статей ученых из КНР, включенных в индекс научного цитирования, по итогам 2017 г. среднее количество цитирований по каждой статье составляло 9,4 (11,8 – в среднем по миру). По этому параметру страна находилась на 15-м месте[7].

Однако Китай стремительно прогрессирует в этом направлении. Согласно одному из японских исследований, в 2018 г. КНР впервые обогнала США по числу научных публикаций в области естественных наук[8]: на Китай пришлось 19,9 % от общего числа статей в данной сфере, тогда как доля США составила 18,3 %. В 10 % самых цитируемых научных публикациях доля КНР была равна 22 %, уступив по этому параметру только США (24,7 %). На основании динамики последних лет авторы исследования сделали вывод, что Китай, вероятно, сможет обогнать США в данной категории через два-три года.

Согласно докладу Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), по итогам 2019 г. КНР впервые в истории обошла Америку по количеству поданных патентных заявок. Ведущие китайские университеты и технологические компании во главе с «Хуавей» (Huawei) совместно подали 58 990 заявок и опередили США (57 840 заявок), которые последние 40 лет удерживали первенство по данному параметру. По мнению генерального секретаря ВОИС, стремительный выход Китая на лидирующие позиции по числу поданных международных патентных заявок является одним из проявлений долгосрочного сдвига траектории инноваций в сторону Востока. Всего за 20 лет их количество из КНР возросло в 200 раз[9].

Вместе с тем столь впечатляющий рост не является однозначным критерием для оценки уровня инновационности Китая, поскольку не учитывает качество патентов. КНР, в отличие от США, признает патенты на так называемые полезные модели (utility model), изобретательский уровень которых существенно ниже, чем в случае с патентами на изобретения (invention), поэтому не все китайские патенты связаны с принципиально новыми технологическими изобретениями. Из рисунка 2 видно, что патенты на «полезные модели» в Китае демонстрировали наиболее высокий рост, за ними следовали патенты на промышленные образцы и только затем – собственно патенты на изобретения. Данная динамика свидетельствовала о том, что фактический технологический прогресс мог быть не столь впечатляющим, как стремительное увеличение числа зарегистрированных патентов.

Рис. 2. Динамика и структура китайских патентов (Источник: What Does China’s Rise in Patents Mean? A Look at Quality vs. Quantity // Economic Research of Federal Reserve Bank of St. Louis. 2018. May, 4.) Рис. 2. Динамика и структура китайских патентов (Источник: What Does China’s Rise in Patents Mean? A Look at Quality vs. Quantity // Economic Research of Federal Reserve Bank of St. Louis. 2018. May, 4.)

Несмотря на огромное число заявок на патенты в Китае, 90 % из них аннулируются через пять лет, поскольку компании просто отказываются за них платить[10]. По количеству патентов, выданных за рубежом, КНР также существенно отставала от других государств. Так, в 2016 г. только 6,31 % китайских патентных заявок было выдано за рубежом. Для США данный показатель составил 48,1 %[11]. Этот факт также можно рассматривать в качестве косвенного подтверждения более низкого качества некоторых китайских патентов.

Проблему количественного и качественного соответствия научных исследований осознают и в Пекине. Официальный подход к анализу исследовательской деятельности китайских ученых начал меняться в 2018 г., когда Министерство науки и технологий КНР стало не просто отслеживать количество публикаций, а более тщательно оценивать научные проекты с точки зрения их результативности. Особое внимание уделяется исследованиям, которые способствуют реальному повышению эффективности НИОКР, а не просто увеличивают число научных публикаций в стране.

В докладе[12] влиятельного американского аналитического центра – Фонда информационных технологий и инноваций (The Information Technology and Innovation Foundation) – были проанализированы 36 показателей, которые позволили совокупно оценить прогресс Китая в инновационном развитии. В нем подчеркивалось, что политика правительства способствовала трансформации КНР из страны, масштабирующей применение современных технологий, в одного из мировых лидеров в области инноваций.

Исследование показало, что за десятилетие (2006–2016 гг.) Китай сумел сократить отставание от США по всем показателям в среднем в 1,5 раза, а по ряду параметров даже укрепил свои ведущие позиции. Как отмечали авторы доклада, нет никаких оснований полагать, что в следующем десятилетии этот прогресс может замедлиться, особенно если Пекин продолжит наращивать усилия, а развитые страны не смогут успешно противостоять его инновационной политике и практике. В докладе сделан вывод о том, что, если США хотят сохранить положение мировой технологической супердержавы и пользоваться преимуществами, которые приносит лидерство в передовых технологиях, Вашингтону требуются не только решительные действия по сдерживанию Китая, но и коренная перестройка национальной инновационной стратегии.

По оценкам экспертов издания «Экономист» (The Economist)[13], по состоянию на 2018 г. КНР на 10–15 лет отставала от США по уровню развития технологического сектора. В то же время Китай догоняет Соединенные Штаты намного быстрее, чем ожидалось. По отдельным направлениям (например, электронная коммерция и мобильные платежи) он давно и существенно опередил США (рис. 3). Страны почти сравнялись по числу исследований в области искусственного интеллекта. Однако китайские технологические компании существенно отставали в части зарубежных продаж, капиталовложений и затрат на НИОКР, а их суммарная рыночная капитализация составляла лишь треть от показателей США.

Рис. 3. Ключевые показатели технологического сектора КНР по отношению к США, % (Источник: China’s tech industry is catching up with Silicon Valley // Economist. February 16, 2018.) Рис. 3. Ключевые показатели технологического сектора КНР по отношению к США, % (Источник: China’s tech industry is catching up with Silicon Valley // Economist. February 16, 2018.)

Действия США и КНР в ходе технологического противостояния

США по мере нарастания угрозы для американской монополии на передовые технологии стали активно защищать свои интересы, используя различные средства – экономические, политические, правовые, дипломатические. Китайские чемпионы в сфере высоких технологий стали главными целями Вашингтона, а взаимоотношения двух стран приобрели характер технологической войны.

В последнее время США ужесточили контроль над экспортом передовых технологий, а стремление Вашингтона всячески сдержать технологический прогресс Китая стало очевидным. По состоянию на сентябрь 2020 г. более 275 китайских компаний вошли в черный список экспортного контроля, им запрещено покупать американские технологии и комплектующие без разрешения правительства США. Причем данный список постоянно пополняется. Вашингтон стремится убедить своих союзников и партнеров не использовать инфраструктуру и оборудование «Хуавей» при переходе на стандарт сотовой связи 5G. С лета 2018 г. китайские студенты сталкиваются с жестким визовым контролем в США, а многие американские университеты стали сворачивать научные программы с участием КНР.

Формально США объявили войну технологическим компаниям КНР во имя защиты национальной безопасности, но реализация этой защиты на практике оказалась намного сложнее, чем предполагалось, поскольку между странами существовал высокий уровень взаимосвязи и взаимозависимости. Многонациональный характер современных исследований и инноваций усложняет любое национальное стремление к технологическому лидерству и формирует факторы, которые государствам становится трудно контролировать.

Растущее противостояние с США и опасения относительно возможной технологической блокады с американской стороны побудили Пекин к расширению поддержки научно-технической сферы и наращиванию усилий по скорейшему достижению независимости по ключевым технологиям. Пандемия коронавирусной инфекции стала дополнительным катализатором этого процесса. Особую остроту для КНР приобрела проблема высокой зависимости отечественного производства от импортных технологий и комплектующих. По оценке бывшего руководителя Министерства промышленности и информационных технологий (МПИТ) КНР, уровень самообеспеченности[14] страны основными производственными технологиями и компонентами составляет около 33 % по сравнению с 20 % на момент разработки стратегии «Сделано в Китае – 2025» в 2015 г. Ожидается, что в 2020 г. этот уровень достигнет 40 %.

В последние несколько лет КНР заметно активизировала усилия по снижению собственной технологической уязвимости, объявив развитие ключевых технологий одним из национальных приоритетов и призвав ведущих учёных, инженеров и частный бизнес работать над повышением инновационного потенциала и содействовать превращению страны в глобального технологического лидера. Особенно это касается полупроводников и программного обеспечения.

Общий объем инвестиций государства и частного сектора КНР в национальную индустрию микросхем в ближайшие пять лет может составить 9,5 трлн юаней (1,4 млрд долл.)[15]. Эксперты полагают, что, хотя в среднесрочной перспективе некоторые американские микрочипы могут быть заменены китайскими аналогами, Китаю ещё далеко до состояния самодостаточности в этой сфере. По сообщениям МПИТ[16], в 2018 г. КНР импортировала более 95 % чипов, используемых в компьютерных процессорах, более 70 % чипов, применяемых в интеллектуальных устройствах, а также большинство чипов памяти.

Ведущие технологические компании КНР также активизировали усилия по деамериканизации национальной технологической индустрии. По мнению китайских экспертов, противодействие геополитическим вызовам открыло для многих технологических компаний КНР новые возможности. Они стали наращивать собственные исследования и разработки, стремятся расширить свое присутствие в других регионах (Африке и Юго-Восточной Азии) и сформировать новые собственные глобальные цепочки поставок.

Так, компания «Хуавей» взяла курс на полный отказ от американских комплектующих в своих устройствах. В сентябре 2019 г. она начала поставки базовых станций 5G, не имеющих американских компонентов, а с декабря открыла продажу смартфонов без комплектующих из США[17].

В августе 2020 г. китайский телекоммуникационный гигант анонсировал запуск нового проекта под кодовым названием «Нанниван» (Nanniwan). Его цель – ускорить разработку продуктов, производство которых не включает американские технологии. И это не исключение, а лишь наиболее наглядный пример того, как компании КНР создают и реализуют стратегию диверсификации ключевых поставщиков, комплектующих и технологий.

Действия США, безусловно, наносят ущерб китайским технологическим компаниям, особенно это касается цепочки поставок, клиентской базы, выручки. Некоторые новые проекты, вероятно, пришлось отложить или приостановить, а другие, наоборот, ускорить. Однако китайские фирмы оказались на удивление устойчивыми и отчасти даже заранее подготовленными к сценарию обострения технологического противостояния с США.

Хорошо известно, что передовые идеи и лучшие исследования возникают на основе научно-технического сотрудничества в глобальном масштабе, и в этом смысле китайская и американская сферы технологий могли бы только выиграть от взаимного обмена знаниями, опытом и разработками. Однако действия Вашингтона способствуют всё большему разъединению технологических цепочек поставок двух стран.

Разрушение сложившейся практики научно-технического взаимодействия в условиях продолжающегося противостояния США и КНР формирует предпосылки для потенциального разделения мира на две отдельные технологические экосистемы[18]. Причём данный сценарий затронет все государства и компании. Эксперты выражают обеспокоенность этой «холодной технологической войной», которая ставит страны мира перед выбором формата взаимодействия с Китаем и США. Учитывая масштабы и потенциал китайского рынка, многие из них вряд ли готовы полностью отказаться от коммерческих и технологических связей с КНР.

Окончание аналитического доклада можно прочесть по ссылке.


1 Информационные технологии следующего поколения, искусственный интеллект (ИИ), робототехника, авиационное и аэрокосмическое оборудование, железнодорожный транспорт, энергосбережение и транспортные средства на новых энергоносителях, морское инженерное оборудование и высокотехнологичные морские суда, энергетическое оборудование, биофармакология и высокотехнологичное медоборудование, новые материалы, сельхозтехника.

2 2019 Global R&D Funding Forecast // R&D Magazine Conference. 2019. Winter.

3 Huang K. China’s spending on research and development up 11.8 per cent to US $275 billion in 2018 // South China Morning Post. 2019. September, 1.

4 Zhou Mo. China?s R&D spending set to pass US level by 2020 // China Daily. 2017. November, 2.

5 Chen C. China’s tech economy faces huge risks if basic science research ignored, warns Tencent founder Pony Ma // South China Morning Post. 2019. March, 4.

6 Yingzhi Yang. Can China’s tech industry up its game and take the lead when it comes to innovation and research? // South China Morning Post. 2019. March, 27.

7 Futao Huang. China: Quality deficit belies the hype // Nature Index. 2018. December, 24.

8 China passes US as world’s top researcher, showing its R&D might // Asian Nikkei Review. 2020. August, 8.

9 China Becomes Top Filer of International Patents in 2019 Amid Robust Growth for WIPO’s IP Services, Treaties and Finances // WIPO. 2020. April, 7.

10 Yilun Chen L. China claims more patents than any country – most are worthless // Bloomberg. 2018. September, 27.

11 Santacreu A.M., Heting Zhu. What does China’s rise in patents mean? A Look at Quality vs. Quantity // Economic Research of Federal Reserve Bank of St. Louis. 2018. May, 4.

12 Atkinson R.D., Foote C. Is China Catching Up to the United States in Innovation? // Information Technology and Innovation Foundation – ITIF. 2019. April, 8.

13 How does Chinese tech stack up against American tech? // The Economist. 2018. February, 15.

14 China’s Self-sufficiency Rate for Core Manufacturing Technology Just 1/3: Former IT Minister // China Banking News. 2019. December, 16.

15 US-China tech war: can China’s chipmaking drive save it from US technology embargo? // South China Morning Post. 2020. September, 28.

16 China pushes self-made chips in response to US threats // Financial Times. 2019. May, 30.

17 Goldman D.P. Did the US just concede defeat in China tech war? // Asia Times. 2020. January, 26.

18 Экосистема предполагает полноценную взаимосвязь и взаимодействие производителей технологических платформ (на основе определённого оборудования и программного обеспечения) с производителями новых умных устройств, а также с поставщиками услуг и решений для конечных пользователей. Другими словами, экосистема основана на комбинации технологий, приложений, устройств и физических объектов на единой технологической платформе.

КНР Китай США Наталия Грибова НИОКР технологии