Война в Эфиопии грозит стать полномасштабной

Мы в СМИ
Мятежный штат Тыграй и официальная Аддис-Абеба к диалогу пока не готовы

Неделю продолжаются военные действия, последовавшие после обвинений в атаке боевиков Народного фронта освобождения Тыграй (НФОТ) на лагерь федеральных войск в столице штата Тыграй Мэкэле. Дело дошло до авиаударов. Точных данных пока нет: премьер-министр Абий Ахмед Али распорядился ввести в регионе чрезвычайное положение на шесть месяцев и отключить там интернет и другие каналы связи. Конфликт Тыграя с центральными властями обострился осенью после проведения несогласованных выборов, но имеет куда более глубокие исторические корни.

В штате Тыграй проживает меньше 5% населения страны, но так просто этот регион сдаваться не будет, учитывая, что НФОТ имеет практически безоговорочную поддержку. На последних выборах НФОТ получил 98,2% голосов местного населения.

Формально проблемы начались как раз с региональных выборов в штате Тыграй, которые прошли 9 сентября без согласия центра. В Аддис-Абебе настаивали на более поздних сроках из-за пандемии. В ответ на непокорность власти решили радикально сократить финансирование штата, правда без сворачивания гуманитарных программ.

После начала боевых действий Аддис-Абеба формально распустила правительство Тыграя, хотя его легитимность и поддержка местными жителями не вызывали сомнений. Тигре настроены решительно: без предложений Аддис-Абебы прекращать огонь они не намерены, на уступки идти не хотят, несмотря на весьма тяжелое положение. По сути, все штаты Эфиопии, преодолев общие противоречия, начали совместные действия против Тыграя. Не говоря уже о том, что в Эритрее, у которой Тыграй забрал часть территорий после эфиопо-эритрейского конфликта, НФОТ тоже не симпатизируют.

«Нужно понимать, что борьба НФОТ с центром имеет не столько этнический или тем более религиозный характер, как утверждают некоторые. Это противостояние двух стилей управления»,– считает кандидат исторических наук, автор Telegram-канала о Черной Африке Zangaro Today Алексей Целунов.

НФОТ изначально был подпольной марксистско-ленинской революционной организацией, принявшей главное участие в свержении Менгисту Хайле Мариама и пришедшей к власти в составе коалиции в 1991 году. «Вскоре НФОТ подогнал конституционную базу под себя и укрепился. Как и другие левые партии, НФОТ не избежал авторитаризма, сильного даже по африканским масштабам. Вместе с тем были созданы и важные институты власти»,– говорит Целунов.

В разговоре с «НГ» эксперт пояснил, что Абий Ахмед опирается не на институты, а на харизму людей и их личные качества. В африканской специфике это породило определенные сложности. «Он пятидесятник, а в Африке проповеди о благосостоянии имеют странный эффект, плохо согласующийся с реальностью. Премьера Эфиопии уважают на Западе – он спортивен, инициативен, дружественен бизнесу. Однако экономический рост население на себе не почувствовало, поскольку людям приходится за копейки работать в особых экономических зонах, чуть ли не себе в убыток. НФОТ же, как ни крути, старается развивать сельское хозяйство штата, и именно в Тыграе находится крупнейшая НКО», – объясняет Целунов.

Есть и другие причины столь широкой поддержки НФОТ со стороны тигре. НФОТ сохранял власть в стране вплоть до 2018 года, хотя протесты против него и выдавливание начались уже в 2015 году. С приходом Абия Ахмеда эта партия отнюдь не утратила желания быть силой федеральной, а не региональной. Таким образом, нынешний конфликт можно назвать столкновением центра и мятежного региона весьма условно.

За последние два года представителей тигре смещали во всех федеральных органах власти. Реформы, начатые Абием Ахмедом, по сути, поставили эту народность в осадное положение. Сами тигре не совсем в восторге от НФОТ, но в нынешней ситуации это их едва ли не единственный защитник. К счастью, Эритрея пока занимает выжидающую позицию, стягивая войска к границам.

«Не думаю, что Аддис-Абеба станет просить внешние силы о помощи, все-таки это ударило бы по имиджу Эфиопии как независимой страны. Полагаю, что проблема тигре не муссировалась, потому что в НФОТ отнюдь не проявляли сепаратистских намерений, ведь партия совсем недавно управляла целой страной», – сказал «НГ» старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ) Алексей Андреев.

Эксперт отметил, что у НФОТ всегда были довольно жесткие позиции по разным вопросам политики как до, так и после прихода к власти в 1991 году. К примеру, в НФОТ выступали против мира с Эритреей, которого добился нынешний премьер.

По словам Андреева, у Абия Ахмеда уже нет того уровня поддержки, который был в 2018 году. Далеко не все согласны с его курсом. Можно вспомнить хотя бы волнения среди народности оромо, считающей себя уязвленной. Со времени правления тигре пострадали не только они.

«Те же амхарцы тоже потеряли часть земель в пользу тигре после размежевания. Ранее премьер обещал, что силового сценария решения проблемы не будет. Не получилось. Что-либо спрогнозировать сейчас сложно, но будем надеяться, что стороны все-таки послушают ООН и наладят диалог», – говорит Андреев.

Целунов же считает, что существует серьезная угроза затягивания конфликта. Тигре могут продержаться долго, учитывая, что у НФОТ богатый опыт военизированной организации, а также крупные запасы вооружения, в том числе тяжелого, оставшегося после конфликта с Эритреей.

Данила Моисеев

выборы Эфиопия вооруженный конфликт Алексей Андреев