Китай в технологическом противостоянии с США (часть 2)

Аналитика

Российский институт стратегических исследований публикует вторую часть аналитического доклада о соперничестве США и Китая в области высоких технологий (первую часть можно прочесть по ссылке). Автор – ведущий аналитик РИСИ, кандидат экономических наук Наталия Владимировна ГРИБОВА.

Перспективы и проблемы КНР в технологической сфере

Китай намерен уйти от модели развития своей экономики с высокой степенью зависимости от внешних рынков и зарубежных технологий, повысив свою конкурентоспособность и улучшив позиции в мировой экономике за счёт инвестиций в НИОКР и модернизации национальной промышленности на новой технологической основе. Можно предположить, что, по мере того как КНР переходит на более высокий уровень глобальной цепочки создания стоимости, конкуренция с США в научно-технической сфере не только становится постоянно действующим фактором международных отношений, но и будет нарастать.

В совокупности данные тенденции ведут к формированию новых международных условий, к которым рынки, инвесторы и компании должны будут приспосабливаться в ближайшей перспективе. Развитие событий по описанному сценарию может привести к тому, что параллельно с современной глобальной промышленной системой, в которой доминируют Соединённые Штаты, со временем может появиться новая экосистема, где лидером выступит Китай.

Вместе с тем пока что сложно однозначно оценить, будет ли КНР серьезно отброшена назад в результате нарастания западного протекционизма или же Пекин сумеет активизировать национальные усилия в технологической гонке и со временем обеспечить самодостаточность по ключевым направлениям передовых технологий. Существует некий консенсус относительно того, что в краткосрочной перспективе действия Вашингтона могут притормозить прогресс Китая, однако в долгосрочном плане они лишь активизировали стремление Пекина к технологической независимости.

Примечательно, что именно политика американской администрации стала самым большим стимулом для КНР в ее движении к самодостаточности в данной сфере. Ускоренное развитие инновационного потенциала Китая в сложившихся условиях становится не только решающим фактором укрепления его экономической мощи и повышения международной конкурентоспособности, но и выживаемости страны в ее нынешнем формате. Вследствие этого шансы КНР в обозримом будущем достичь самообеспеченности по ключевым направлениям передовых технологий расцениваются как достаточно высокие. Другое дело, что решение этого вопроса выходит далеко за пределы нескольких лет.

Действительно, до недавнего времени китайские технологические фирмы традиционно во многом полагались на американских поставщиков (полупроводников, модемов, программного обеспечения и др.). Однако нарастающее противостояние двух держав кардинально меняет сложившуюся ситуацию. По имеющимся прогнозам, КНР сможет достичь технологической независимости от США в течение ближайших семи лет[1].

По оценкам американского Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations), Китай имеет высокие шансы стать одной из ведущих держав в области таких технологий, как искусственный интеллект, робототехника, системы хранения энергии, беспроводная связь пятого поколения (5G), квантовые информационные системы и, возможно, биотехнологии[2].

Согласно опросу, проведенному агентством «Блумберг» (Bloomberg) летом 2019 г. среди лидеров мирового бизнеса, 60 % респондентов из развивающихся государств и 49 % из развитых стран считают, что КНР и Индия к 2035 г. станут мировыми центрами технологических инноваций[3].

На пути продвижения Пекина к технологической самостоятельности и мировому лидерству имеется немало проблем и препятствий. По результатам исследования[4] одного из пекинских университетов, Китай сможет превратиться в передовую производственную державу с высокотехнологичной обрабатывающей промышленностью при нынешних темпах инновационного прогресса только через 35 лет, даже несмотря на масштабную правительственную поддержку науки и промышленности. Добавленная стоимость продукции новых отраслей и видов бизнеса в 2017 г. составила 15,7 % ВВП, что на 0,4 процентных пункта выше уровня 2016 г. Правительство поставило цель довести долю новых отраслей до 30 % ВВП. По китайским оценкам, в этом случае высокотехнологичное производство в полной мере сможет стать двигателем экономического роста страны[5].

Многонациональный характер современных исследований и сложившаяся в ходе глобализации взаимозависимость между экономиками разных государств могут воспрепятствовать усилиям Китая по созданию отечественного производства, поскольку конкурентные преимущества зачастую возникают из распределения на международном уровне цепочек поставок («горизонтальная сегментация»). Согласно исследованию Всемирного банка[6], взаимодействие между иностранными компаниями и местными поставщиками было особенно эффективно для КНР с точки зрения передачи знаний и инновационной практики. Соответственно, китайские фирмы и в современных условиях стремятся продолжать долгосрочное сотрудничество с зарубежными партнерами, в том числе с американскими поставщиками высоких технологий.

Технологический сектор КНР по-прежнему имеет много уязвимых мест. В частности, легкий доступ к финансовым ресурсам и поддержка государства зачастую позволяют держаться на плаву неэффективным технологическим компаниям, сокращая тем самым ресурсы и возможности для других фирм.

Китай пока что существенно зависит от иностранных поставщиков технологий и комплектующих. По данным исследования, проведенного аналитиками S&P Global[7], почти 500 компаний из 869 поставщиков для китайских экспортеров в таких секторах, как электроника, полупроводники, автомобилестроение, аэрокосмическая и оборонная промышленность, были иностранными фирмами, преимущественно из Азиатско-Тихоокеанского региона (223) или США (158).

Полупроводники являются основой цифровой экономики. По оценкам вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (CSIS)[8], только 16 % полупроводников, используемых в КНР, производятся в самом Китае и только половина из них создается на китайских фирмах. Такую серьезную зависимость от иностранных поставщиков микрочипов (главным образом американских) предполагалось постепенно преодолеть согласно стратегии «Сделано в Китае – 2025».

К 2020 г. Пекин планировал производить внутри страны 40 % используемых полупроводников, а к 2025 г. довести показатель самообеспеченности микрочипами до 70 %. Это намерение поддерживалось десятками миллиардов долларов от правительства, а также налоговыми льготами для национальных разработчиков и производителей. Однако развернувшаяся технологическая война с США внесла коррективы в планы Китая.

Действия Вашингтона по блокированию доступа КНР к американским полупроводниковым технологиям, включая введение экспортных ограничений в отношении крупнейшего китайского производителя микрочипов – компании SMIC, повысили активность Пекина по развитию национальной индустрии полупроводников. Как ожидается, это приведет к дальнейшему увеличению господдержки передовых технологий в стране в ближайшие пять лет и найдет отражение в новом плане социально-экономического развития на 14-ю пятилетку (2021–2025 гг.).

Однако Китаю будет очень сложно разработать и наладить всю цепочку поставок оборудования и материалов для собственного производства микросхем. Если КНР сумеет найти необходимые кадры, компании и наладить взаимодействие с новыми партнерами, она сможет создать национальную индустрию полупроводников в течение следующего десятилетия, даже не имея доступа к американским технологиям[9]. По другим оценкам[10], у Китая есть возможность стать одним из лидеров в этой области через 10–20 лет благодаря наличию высококвалифицированных специалистов во многих сферах науки и техники и масштабной господдержке отрасли.

А вот с реализацией задачи стать глобальной научной и технологической супердержавой ситуация для КНР пока что выглядит не столь однозначной. Пекин, безусловно, продолжит наращивать расходы на НИОКР (рисунок) и оказывать поддержку высокотехнологичному сектору национальной экономики, однако совокупность неблагоприятных факторов (замедление темпов экономического роста, обострение напряженности с США и все более негативное отношение со стороны Запада, существенное отставание страны в области фундаментальных исследований, полупроводниковой промышленности, операционных систем и оборудования), скорее всего, может привести к тому, что усилия Пекина окупятся в более отдаленной перспективе, чем предполагалось ранее.

Даже если китайские компании смогут разработать достойные новейшие технологии, их конкурентоспособность на мировой арене может быть подтверждена только потребителями. Создание необходимых условий для разработки и внедрения инноваций – это лишь одна сторона проблемы, причем многое здесь будет зависеть от усилий самого Китая. Между тем поиск клиентов и завоевание рынков – это другая часть проблемы, где в силу вступает множество факторов, на которые КНР, возможно, будет не в состоянии повлиять.

Рис. Расходы на НИОКР, % к ВВП Рис. Расходы на НИОКР, % к ВВП

По оценкам международной компании McKinsey Global Institute[11], китайские компании имеют наибольшие конкурентные преимущества на рынках таких товаров, в производстве которых в большей мере востребованы инновации, ориентированные на потребителя. Однако им приходится гораздо сложнее в отраслях, основанных на научных и инженерных изобретениях, где страна до сих пор существенно зависела от импорта зарубежных технологий. Чтобы добиться мирового технологического лидерства, национальным компаниям придется убедить иностранные предприятия и потребителей отказаться от поставщиков и брендов, которым они доверяли десятилетиями, в пользу китайских альтернатив.

Насколько это удастся осуществить – пока что большой вопрос. В конечном счете КНР может пойти по пути создания собственной инфраструктуры и отдельной экосистемы, однако такой подход вряд ли автоматически приведет ее к мировому технологическому лидерству. Принципиальным моментом здесь становится разработка эффективного механизма, обеспечивающего не только стимулирование инноваций в КНР и доведение продукции до потребителей во всем мире, но и повышение привлекательности и конкурентоспособности китайских продуктов и китайской технологической экосистемы в целом.

Значимую роль в этом плане может сыграть переход Китая к новой стратегии развития, которая получила название модели «двойной циркуляции» (dual circulation). Эта стратегия позиционируется как политика выживания и процветания страны в условиях растущей глобальной нестабильности и все более враждебной по отношению к КНР международной среды. Она основана на наиболее полном раскрытии потенциала национальной экономики (внутренней циркуляции) и направлена на формирование предпосылок, способствующих ее эффективной интеграции с глобальной экономикой (внешняя циркуляция).

Китай нацелен на переориентацию экономики с экспорта на внутренний спрос совместно с активизацией усилий по привлечению иностранных инвестиций и обеспечению большей открытости национального рынка. Решение руководства страны отдать приоритет внутреннему развитию и в значительной мере ориентироваться на собственные возможности и ресурсы, скорее всего, связано с пониманием того, что отношения КНР с большей частью развитого мира в обозримой перспективе будут оставаться напряженными и неустойчивыми.

Стратегия «двойной циркуляции» позволит Пекину в меньшей степени полагаться на рост, обусловленный экспортом, перейти к стимулированию импортозамещения, локализовать производство в Китае или рядом с ним и подняться на более высокий уровень производственной цепочки создания стоимости. Принципиально важным является тот факт, что новый экономический курс КНР нацелен на достижение самодостаточности в области высоких технологий и других критически важных сферах, в которых страна способна производить бóльшую часть того, что требуется, не будучи в значительной мере зависимой от других государств.

Недавно озвученная программа Министерства промышленности и информатизации КНР и Китайского банка развития по совместному финансированию проектов на сотни миллиардов юаней в высокотехнологичных отраслях промышленности свидетельствует о решительном настрое властей на создание национальных чемпионов в области технологий будущего при государственной поддержке. Первоначально в программу включено 105 проектов, совокупный объем инвестиций в них, как ожидается, может составить свыше 710 млрд юаней (104 млрд долл.)[12].

По имеющимся оценкам[13], китайские рынки высокотехнологичной продукции уже в значительной мере локализованы, однако степень локализации сильно варьируется по отдельным категориям товаров. В случае солнечных панелей, высокоскоростных железнодорожных систем, цифровых платежей и электромобилей китайские игроки занимают более 90 % внутреннего рынка. В других сегментах, включая производство полупроводников и самолетов, они по-прежнему имеют весьма скромную долю рынка как внутри страны, так и за рубежом. Соответственно, во многих цепочках создания товаров с высокой добавленной стоимостью китайские компании имеют хорошие перспективы для расширения своего присутствия, особенно на внутреннем рынке.

Запад сохраняет весомое преимущество в разработке глобальных технологических стандартов и правил применения современных технологий. По оценкам того же McKinsey Global Institute[14], в производстве высокотехнологичных товаров Китай более чем в 90 % случаев следует международным технологическим стандартам. Однако в относительно новых технологиях (искусственный интеллект, квантовые вычисления, геномика, беспроводная связь) они еще не установлены, так как цепочки создания стоимости находятся на ранней стадии развития, поэтому КНР активно продвигает здесь собственные стандарты.

Например, китайские компании формируют и предлагают через Международный союз электросвязи (International Telecommunication Union, ITU) как специализированное учреждение ООН в сфере информационно-коммуникационных технологий новые стандарты в области распознавания лиц, видеонаблюдения за людьми и транспортными средствами. Написание стандартов дает компаниям преимущество на рынках, так как они могут разрабатывать правила, соответствующие спецификациям их собственной запатентованной технологии.

Кроме того, Китай стремится влиять на цифровую инфраструктуру будущего, используя свою инициативу «Пояс и путь». Наряду с инвестициями в транспортные магистрали китайские компании намерены построить Цифровой шелковый путь, используя оптоволоконные кабели, мобильные сети, спутниковые ретрансляционные станции, центры обработки данных и «умные города».

Китайский телекоммуникационный гигант ZTE работает более чем в 50 государствах – участниках мегапроекта. Пекин рассчитывает на то, что расширение деятельности национальных телекоммуникационных компаний создаст для Китая возможность влиять на правила и стандарты, регулирующие применение новых технологий в странах инициативы. Если партнеры из Африки и Азии начнут внедрять больше передовых китайских технологий, то, возможно, КНР действительно получит значительный импульс в плане распространения своих технологий и стандартов на другие государства и регионы мира.

В последние годы Пекин стал для многих африканских и азиатских стран главным экономическим партнером, и в этом отношении Китай находится в более выгодном положении по сравнению с США с точки зрения завоевания технологического лидерства на быстрорастущих региональных рынках Азии и Африки.

Вероятно, в перспективе можно будет говорить о разделении мира на торгово-экономические и научно-технические зоны доминирования США и КНР. По мнению президента американского Фонда информационных технологий и инноваций Р. Аткинсона, если Америка не изменит курс, то через десять лет в сфере цифровых технологий Китай будет доминировать в Азиатском регионе[15].

Основные выводы

Задача выхода в мировые технологические лидеры была сформулирована в Китае задолго до эскалации напряженности в отношениях с США. Сочетая стратегическое планирование, масштабную правительственную поддержку, большие объемы данных и растущее число выпускников инженерных и технических специальностей, КНР целенаправленно стремилась превзойти Соединенные Штаты и в настоящее время догоняет их в технологической сфере быстрее, чем ожидалось ранее.

Современная инновационная модель КНР основана на использовании иностранных технологий, привлечении большого числа ученых и квалифицированных кадров, а также масштабной господдержке национальных исследований и производителей. Страна имеет несколько четких стратегий, направленных на повышение инновационных возможностей, в том числе «Сделано в Китае – 2025», План развития систем искусственного интеллекта и план по созданию национальной индустрии полупроводников.

Однако китайская инновационная модель не лишена ряда существенных недостатков и проблем, в том числе отставание в области фундаментальных технологических исследований по сравнению с такими странами, как Израиль, Япония и США, а также высокую зависимость от импортных технологий и комплектующих.

Санкции или любые другие ограничительные меры со стороны Вашингтона, направленные на предотвращение роста Китая в качестве нового претендента на роль мировой технологической сверхдержавы, не в состоянии остановить технический прогресс КНР. Торговая война и долгосрочный характер противостояния двух крупнейших экономик обусловили решительный настрой Пекина на наращивание усилий по ускорению развития научно-технического потенциала страны с целью скорейшего достижения технологической самодостаточности и независимости от Запада.

Рост напряженности в отношениях США и КНР, в центре которых находится сфера технологий, а также активизация действий Вашингтона по ограничению доступа к американским технологиям свидетельствуют о нарастании так называемого технологического разъединения (tech decoupling). Это предполагает разделение американских и китайских технологий на две самостоятельные экосистемы, которые в будущем могут функционировать независимо друг от друга.

Неизбежным следствием этого является не только все большее разъединение технологических цепочек поставок двух государств, но и активное стремление КНР к технологической автономии перед лицом усиливающихся геополитических рисков. Причем пандемия коронавирусной инфекции оказала серьезное влияние на этот процесс. В результате разъединение в технологической сфере, которое, возможно, могло бы происходить постепенно в течение следующего десятилетия, в настоящее время существенно ускорилось.

Вряд ли стоит ожидать, что неблагоприятные внешние и внутренние условия заставят КНР отступить от заявленных ранее целей. Скорее, могут измениться методы их достижения и сроки реализации. Форсированное развитие инновационного потенциала страны в нынешних условиях становится решающим фактором укрепления экономической мощи Китая и повышения его международной конкурентоспособности.

Под влиянием этих процессов происходит реконфигурация мировой технологической цепочки поставок, поскольку китайские компании все в большей степени обращаются к производителям тех государств, которые они рассматривают как более безопасных и привлекательных партнеров по сравнению с США. С учетом масштабов и потенциала китайского рынка многие западные компании вряд ли смогут полностью отказаться от коммерческих и технологических связей с КНР. Поэтому полное разделение в принципе нереально и вряд ли возможно.

Китай имеет огромный научно-технический потенциал и хорошие возможности выйти на ведущие позиции в мире по ряду передовых технологий, включая искусственный интеллект, робототехнику, системы хранения энергии, беспроводную связь пятого поколения (5G), квантовые информационные системы. Ключевой вопрос – насколько быстро инновационная система КНР сможет уйти от прежней модели имитации и адаптации зарубежных технологий и перейти к независимой от импорта иностранных технологий модели роста, способной не только устойчиво генерировать собственные технологические новации, но и добиваться их широкого признания и распространения в мире?

При этом высока вероятность углубления противостояния с США в сфере высоких технологий и формирования двух отдельных инновационных экосистем с различными технологическими стандартами и бизнес-моделями. Цифровой шелковый путь в этом отношении представляет собой пример продвижения Китаем своих продуктов и технологий, а также правил и технологических стандартов в страны – участницы инициативы «Пояс и путь».

Взрывной рост технологических инноваций ведет к усилению конкуренции между США и КНР, которая становится неотъемлемым фактором в системе современных международных отношений. Между тем трансграничный характер большинства новейших технологий настоятельно требует новых подходов к многостороннему сотрудничеству и регулированию в этой сфере, выработки согласованных морально-этических и правовых норм применения технологических инноваций. Однако по этим и другим вопросам глобального развития в условиях нарастающего противостояния двух крупнейших экономик мира странам становится все сложнее договариваться.


1 Soon S. China will win the trade war and wean off American technology in 7 years, strategist says // CNBC. 2019. September, 10. URL: https://www.cnbc.com/2019/09/10/china-will-win-trade-war-reduce-reliance-on-us-tech-strategist.html

2 Innovation and National Security: Keeping Our Edge // Council on Foreign Relations. 2019. September. URL: https://www.cfr.org/report/keeping-our-edge/pdf/TFR_Innovation_Strategy.pdf

3 Global Business Professionals in the Developing World Believe that China and India will Surpass the U.S. as the World’s Centers of Tech Innovation by 2035 // Bloomberg New Economy Forum. 2019. July, 22. URL: https://www.neweconomyforum.com/blog/global-survey-2035/

4 Lee A. China will need more than 35 years to upgrade to hi-tech manufacturing industry, study finds // South China Morning Post. 2019. July, 19. URL: https://www.scmp.com/economy/china-economy/article/3019316/china-will-need-more-35-years-upgrade-hi-tech-manufacturing

5 Lee A. China will need more than 35 years to upgrade to hi-tech manufacturing industry, study finds.

6 Reyes J.-D. FDI Spillovers and High-Growth Firms in Developing Countries // World Bank. Policy Research Working Paper. 2017. November. No. 8243. URL: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/28903/WPS8243.pdf?sequence=1&isAllowed=y

7 A new great game – China, the U.S., and Technology // S&P Global Economics. 2019. May, 14. URL: https://www.spglobal.com/_division_assets/images/special-editorial/a-new-great-game-china-the-u.s.-and-technology/2019_05_csag_uschina.pdf

8 Lewis J.A. China’s Pursuit of Semiconductor Independence // CSIS. 2019. February, 27. URL: https://www.csis.org/analysis/chinas-pursuit-semiconductor-independence

9 Kharpal A. China is ramping up its own chip industry amid a brewing tech war. That could hurt US firms // CNBC. 2019. June, 4. URL: https://www.cnbc.com/2019/06/04/china-ramps-up-own-semiconductor-industry-amid-the-trade-war.html

10 Semiconductor tech trends favor China // Nikkei Asian Review. 2020. October, 21. URL: https://asia.nikkei.com/Business/China-tech/Semiconductor-tech-trends-favor-China

11 The China Effect on Global Innovation // McKinsey Global Institute. 2015. July. URL: http://www.mckinseychina.com/wp-content/uploads/2015/07/mckinsey-china-effect-on-global-innovation-2015.pdf

12 China to pump hundreds of billions of yuan into key industry projects, with «no need to cover up its ambitions» // SCMP. 2020. September, 11. URL: https://www.scmp.com/economy/china-economy/article/3101218/china-pump-hundreds-billions-yuan-key-industry-projects-no

13 China and the world: Inside the dynamics of a changing relationship // McKinsey Global Institute. 2019. July. URL: https://www.mckinsey.com/featured-insights/china/china-and-the-world-inside-the-dynamics-of-a-changing-relationship

14 Ibid

15 Wu W. US and allies urged to increase digital investments in Asia to counter China’s Belt and Road tech projects // South China Morning Post. 2019. February, 7. URL: https://www.scmp.com/news/asia/southeast-asia/article/2185221/us-and-allies-urged-increase-digital-investments-asia

КНР Китай США Наталия Грибова НИОКР технологии