Искусственный интеллект и социальные последствия его внедрения

Комментарии

Влияние фактора искусственного интеллекта (ИИ) на экономику и политику – одна из тем дискуссий в РИСИ. По мнению специалистов, сегодня на технологической основе ИИ формируется принципиально новая система социально-экономических отношений. Готов ли мир к рискам, порожденным форсированной цифровизацией? И готова ли к этому Россия? Свое мнение высказывает эксперт РИСИ Елена КРАМАРОВА.

Осязаемые последствия внедрения технологий искусственного интеллекта в различные сферы человеческой жизнедеятельности имеют противоречивый характер. Реалии цифровой эпохи, обостренные пандемией коронавируса, активизируют процесс широкого внедрения и использования голосовых помощников, достижений телемедицины и дистанционного обучения. На наших глазах апробируется исключение «человеческого фактора» из системы социальной защиты и образования. Происходит постепенная технократизация социальной сферы, которая превращается из области знания и опыта в набор навыков с высоким риском примитивизации.

Трансформация рынка труда с тенденцией к его разделению – это один из важных сопутствующих эффектов внедрения технологий ИИ в жизнедеятельность социума. Технологические прорывы способствуют развитию производительных сил, стимулируя появление новых профессий.

По мнению специалистов консалтинговой компании Cognizant Technology Solutions, специализирующейся на цифровой трансформации бизнеса, в ближайшие годы рынок труда обогатится более чем 20 новыми вакансиями. В частности, скоро могут появиться такие должности, как «IT-посредник», «детектив по данным», «брокер персональных данных», «персональный куратор памяти».

Важная роль отводится так называемым агентам ИИ – машинному обучению, глубоким нейронным сетям, большим данным, «интернету вещей», облачным вычислениям и пр. Указанные технологии разрешают широкие когнитивные задачи и производят новые знания на основе обработки больших массивов данных.

Социальные условия, в которых агенты ИИ взаимодействуют с людьми, могут быть описаны как система связей «человек агент ИИ». Такие системы возникают как внутри социальных институтов (государств, рынков, социальных сообществ, фирм, некоммерческих организаций), так и между ними, формируя новую архитектуру социально-экономических отношений.

Одновременно можно прогнозировать исчезновение целого ряда профессий, сегодня еще востребованных на рынке труда. И хотя такие списки «рискованных» профессий – это всего лишь прогноз, опасность структурной безработицы по определенным направлениям уже сейчас является вполне реальным процессом. Например, в числе уходящих в прошлое эксперты называют вакансии кассира, почтальона, сотрудников текстильной промышленности, диспетчеров, продавцов в магазинах и др.

Отчасти эта проблема может быть решена за счет профессиональной переподготовки. Работникам необходимо будет получить новую специальность или приобрести новые знания, умения и навыки, адаптируясь к условиям автоматизации сферы производства и услуг.

Развитие технологий искусственного интеллекта способствует изменению динамики профессиональной специализации, задавая новые тенденции в трансформации рынка труда. Происходит переход, причем ускоренными темпами, от экономической модели разделения труда и специализации к микроразделению труда.

Сегодняшняя экономика стала настолько сложной, что ни один экономический агент не может обладать достоверной информацией о приращении ценностей с помощью конкретных продуктов и услуг. Пока оценить точное число рабочих функций, выполняемых агентами ИИ, весьма непросто, но можно ожидать, что оно станет значительно выше, чем количество профессий, доступных людям.

Таким образом, происходит усиление децентрализации и фрагментации рынка труда, во многом как следствие функционирования алгоритмов, работающих не на уровне ролей, а на уровне задач.

Внедрение технологий ИИ, происходящее в условиях повсеместного распространения новейших средств коммуникации, способствует не только изменению структуры, но и географии социальной занятости. Переход на дистанционные формы работы стирает границы между региональным и глобальным рынком труда.

До настоящего времени доля городского населения в мире стремительно росла. Так, если в 1900 г. только 14 % людей жили в городах, то к 2018 г. горожанами считали себя более половины населения планеты. Использование дистанционной формы работы может трансформировать трудовую миграцию, в частности замедлить процесс перетока населения из сельской местности в города.

Государственные границы перестают быть естественным барьером для образования новых рынков труда. По мнению отдельных специалистов, уже в обозримом будущем снизится важность создания крупных индустриальных парков, научных центров и исследовательских лабораторий. Понятно, что это станет возможным при условии равного доступа жителей города и села к электронным средствам коммуникации. На наших глазах формируется тенденция, свидетельствующая о снижении фактора территориального распределения трудовых ресурсов.

Новые технологии дают возможность масштабного удаленного вмешательства в события, происходящие в определенных странах и регионах мира. В этих условиях возникает опасность появления нетократии (от слов интернет и аристократия).

Нетократия – это форма управления обществом, когда высшей ценностью считаются не материальные предметы (деньги, недвижимость и т.п.), а информация, полноценный доступ к которой обеспечивает власть над населением того или иного государства.

Нетократия способна обеспечить управление людьми посредством электронных сетей с использованием ИИ. Следовательно, неизбежно, на наш взгляд, что в скором будущем геополитика в ее классическом понимании будет дополнена сетевой нетополитикой, которую государственным деятелям еще только предстоит разработать.

В настоящее время многие страны мира, в том числе Россия, реализуют платформенные стратегии в области ИИ в качестве универсальной технологии. Они сознательно интегрируют такие технологии в экономику и систему социальных отношений. Этому способствуют национальное законодательство и институты прав собственности, которые упрощают агентам и поставщикам ИИ получение данных о пользователях.

Однако следует предостеречь: такой подход может привести к исключительному овладению крупными корпорациями (возможно, даже зарубежными) некоторыми типами социальных данных. Усиливается также опасность того, что подобные платформы смогут контролировать цифровую инфраструктуру, от которой во многом зависит функционирование отдельных элементов национальной критической инфраструктуры.

По нашему мнению, в отношении процессов модернизации в развитии современных технологий ИИ чрезвычайно важно не допустить доминирования технократического подхода. Процесс модернизации неотделим от человеческого фактора – этот, казалось бы, очевидный факт сегодня явно недооценен. А инновации при этом невозможны без модернизации социальной структуры. Соответственно, реализация любых инновационных проектов без качественного анализа роли человеческого фактора может иметь массу негативных последствий.

Другие публикации по теме на сайте РИСИ:

Боровков И.И. Предчувствие цифрового будущего, которое мы можем изменить.

Миловидов В.Д. Развитие технологий искусственного интеллекта и трансформация геополитики.

Прокопенкова И.О. Искусственный интеллект и технологическое лидерство: ограничения и стратегии успеха.

Все публикации по теме Искусственный интеллект

технократизация общества Елена Крамарова экспертный совет рынок труда искусственный интеллект