Интервью с начальником сектора кавказских исследований — Яна Амелина

Мы в СМИ

Госпожа Яна, вы часто говорите об опасности исламизации России. Какая опасность грозит России исходя из этого, и какие меры должны принять правительство и церковь России для решения этой проблемы?

. Хотелось бы уточнить, что опасность не в исламизации как таковой (все-таки Россия сформировалась и стала известна миру именно как православная страна), а в усилении позиций радикального ислама. Исламизм является одной из наиболее серьезных угроз национальным интересам и самому существованию России, поскольку угрожает как традиционно православным, так и закрепленным в Конституции светским устоям российского государства. Эта опасность совершенно очевидна, и если нынешние тенденции сохранятся (впрочем, последние события дают робкую надежду на улучшение ситуации), неизбежна дальнейшая дестабилизация обстановки как на Северном Кавказе, так и в других российских регионах.

. Чтобы противостоять агрессивному исламизму, светские власти должны, в первую очередь, всемерно поддерживать традиционный ислам, толерантный к российскому государству и православному большинству, а также жестко пресекать исламистскую пропаганду как в мечетях, так и в информационном поле. Русская православная церковь, на мой взгляд, могла бы вести более активную миссионерскую и просветительскую работу, тем более, что именно этого ждут от нее и в традиционно русских, и в смешанных и пограничных регионах.

 Вы часто высказываете свою позицию о Косово и считаете Косово территориальной частью православной Сербии. В это же время вы поддерживаете независимость Абхазии и ЮО, которые являются территорией Грузии и на них находится множество грузинских церквей и монастырей, датирующихся 5-ым веком.

Вы, наверное, намекаете на кажущееся противоречие? Однако никакого противоречия нет. Действительно, Косово – часть Сербии. Россия не признала и не намерена признавать «независимость» этого «выкидыша» западных геополитических проектов, выдуманного, чтобы максимально ослабить позиции нашего православного союзника на Балканах. Даст Бог, мы еще увидим, как Белград восстановит суверенитет над этой временно отторгнутой от материнского государства территорией сербской славы.

А вот Абхазия и Южная Осетия являются суверенными государствами, независимость которых Россия признала 26 августа 2008 года. Немного позже это сделали другие государства, и процесс признания продолжается. То, что очень недолгое по историческим меркам время РЮО и РА входили в состав Грузии, куда их запихнули против воли, говорит лишь о том, что подобные ошибки надо исправлять, и слава Богу, что Россия и ряд других стран уже сделали это. Кстати, даже наши западные «друзья» постоянно повторяли, что «Косово не является прецедентом». И они правы – Косово это Косово, а Южная Осетия с Абхазией – совсем другое дело.

Ссылки же на «историю», возможно, кажутся эффектными, но на деле ни о чем не говорят. В пятом веке на значительной части нынешней территории России, включая Москву, не было ничего, кроме непроходимых лесов. И что из этого следует? Что страну надо отдать медведям?…

 Несмотря на то, что Россия признала Абхазию и ЮО независимыми государствами, Патриарх России, синод и церковь признают и Абхазию, и ЮО каноническими территориями Грузии и реально признают там юрисдикцию грузинской церкви. В этом случае позиции российского государства и церкви совершенно разные. Какая позиция приемлема для Вас?

Каноны есть каноны, однако очевидно и то, что по всем известным причинам Южная Осетия и Абхазия де-факто вышли из-под омофора Грузинской православной церкви. Церковные юристы и политики должны найти взаимоприемлемый путь, закрепляющий эту ситуацию де-юре. К сожалению, отсутствие полноценного духовного окормления уже привело к серьезным церковным нестроениям в молодых республиках, к усилению сект и иных негативных явлений. В общих интересах, чтобы это положение дел было изменено как можно скорее.

Патриарх Грузии заявил, что России нужная единая Грузия, а Грузии сильная Россия. На ваш взгляд как повлияют встречи патриархов двух стран на будущее отношений России и Грузии?

Полагаю, что особо не повлияют, хотя встречи духовных лидеров, безусловно, призваны смягчать общий климат в регионе.

Сегодня уже в России многие политики говорят о том, что в случае достижения договоренности между грузинами и осетинами, возможна их совместная жизнь. Что вы думаете по поводу этого высказывания?

Думаю, что это говорят люди, не разбирающиеся в ситуации. Давайте лучше спросим об этом самих осетин. Мы услышим только одно: Южная Осетия – независимое государство, жить в составе Грузии мы не собираемся ни при каких обстоятельствах. Война 2008 года окончательно расставила все точки над I в этом вопросе. О каких «договоренностях» может идти речь, если Грузия не собирается каяться за этот агрессивный акт, и, как в песне поется, «вы все остались такими же»?

На Кавказе у России самый родственный народ – грузины. Ведь только Грузия является православной страной, и история нам показала, что Российская империя смогла установить мир на Кавказе только после усиления Грузии. Как вы думаете, что будет более выигрышным для России, пусть даже с целью остановки исламизации отношения с Абхазией и ЮО, или же стратегическое сотрудничество с единой Грузией?

В интересах России, Грузии, Южной Осетии, Абхазии, а также Армении и Азербайджана – скорейшее формирование полноценного Евразийского союза во главе с РФ. Только создание нового центра силы может кардинально изменить незавидное в целом геополитическое положение и место на мировой арене наших государств. Все остальное, по большому счету – вопросы не стратегии, а тактики. В любом случае, Россия своих не сдает, и торговаться с ней по подобным вопросам – неконструктивно.

Также хочу Вас спросить, являетесь ли вы сторонником открытия железной дороги Армения-Грузия-Россия? Почему?

На данный момент, полагаю, это невозможно. Нет в этом и особой необходимости, хотя отсутствие дороги, безусловно, осложняет снабжение российской базы в Армении и является дополнительным фактором блокады нашего союзника в Закавказье. Однако восстановление сквозного железнодорожного сообщения без решения принципиальных политических задач, скорее, нанесет ущерб российским интересам в регионе.

 Введя визовый режим, а потом и ужесточив его, правительство России отнюдь не наказало грузинских чиновников. Ущерб был нанесен лишь простым людям – народу, который сам президент России не раз называл братским. Так каков же был смысл введения и ужесточения виз? На Ваш взгляд возможно ли сегодня его снятие?

Введение виз – как мы помним, это случилось еще при Шеварднадзе – было вызвано активной поддержкой Тбилиси радикальных исламистов и чеченских сепаратистов, нашедших приют, прежде всего, в Панкисском ущелье. О том, насколько серьезна данная поддержка, свидетельствует документальная книга одного из участников событий тех лет, которая в скором времени выйдет из печати. Эта проблема, как показали «лопотские события», до сих пор не снята с повестки дня. События прошлого года, когда идеологи «северокавказской политики Грузии», видимо, не без подсказки США, упорно пытались скрестить сепаратистский черкесский и исламистский имаратовский проекты (и только начало краха режим Саакашвили отодвинуло эти планы), показывают, что все эти идеи остаются близки тбилисским идеологам.

Что касается политической составляющей, то не будем забывать, что каждый народ достоин того правительства, которое имеет. Так называемые «рядовые» грузины несут солидарную ответственность за происходящее в их стране на протяжении последней четверти века. Часто говорят, что, мол, грузинской нации не повезло с правителями – извините, это просто смешно. Если народ раз за разом выбирает политиков-шовинистов, настроенных на конфронтацию и войну, то должен платить за это хотя бы тяготами визового режима. Поэтому говорить о его снятии или хотя бы смягчении пока, мягко говоря, преждевременно.

И последний вопрос. Если Грузия откажется от НАТО, войдет в Евразийский Союз и начнет проводить стратегические интересы России на Кавказе, в этом случае окажет ли Россия помощь Грузии в восстановлении территориальной целостности?

Во-первых, я бы взяла фразу «восстановление территориальной целостности Грузии» в кавычки. Таковой целостности не существует и никогда не существовало. Были границы, произвольно проведенные советским руководством исходя из политических соображений. Апеллировать к ним после развала СССР и провозглашения независимости Грузии, на мой взгляд, более чем странно.

Во-вторых, если имеется в виду помощь России в «возвращении» в состав Грузии Южной Осетии и Абхазии, то об этом следует забыть навсегда. РФ признала независимость этих государств. Этот шаг обратной силы не имеет. Россия не торгует братьями и союзниками, а также национальными интересами. Конечно, если Цхинвал и Сухум самостоятельно примут решение о присоединении к Грузии, Москва препятствовать не будет. Однако представить подобное в обозримом будущем абсолютно не возможно. Тбилиси не следует питать подобных иллюзий, как, впрочем, и надежд силой изменить ситуацию в свою пользу.

В-третьих, отказ от вступления в НАТО, нормализация отношений с Россией и присоединение к Евразийскому союзу нужны, прежде всего, самой Грузии – хотя бы для того, чтобы сохраниться на карте мира, причем не только политической, но и культурной. Это не предмет торговли с Москвой, а вопрос выживания грузин как нации.

Искренне желаю, чтобы Грузия осознала свои истинные национальные и государственные интересы и сделала единственно возможный, пророссийский геополитический выбор, отказавшись от надуманных претензий на Южную Осетию и Абхазию. В дальнейшем три этих государства будут существовать совершенно самостоятельно, и причина этого, в первую очередь – в безответственной политике Тбилиси начиная с конца восьмидесятых годов прошлого века. Грузии нужно просто смириться с этим фактом, иного не дано.

Яна Амелина,

начальник сектора кавказских исследований

Российского института стратегических исследований

Беседу вела редактор газеты «Путь Ираклия»

Маия Хинчагашвили

Источник «Путь Ираклия»