О долговой ситуации в развивающихся странах

Аналитика

Пандемия коронавируса ухудшила долговую ситуацию во многих развивающихся странах. Высокий уровень платежей по гособязательствам привел к сокращению финансового потенциала данной группы государств и ограничил объем средств, направленных ими на реализацию антикризисных мер. Данный фактор оказывает негативное воздействие на экономику этих стран, снижая темпы ее восстановления.

За последнее десятилетие суверенная задолженность развивающихся стран существенно выросла – с 1,5 трлн долл. в 2009 г. до 3 трлн долл. в 2020 г., при этом наибольший прирост был характерен для Африки. Еще более быстрые темпы увеличения обязательств наблюдались в частном секторе этой группы государств. Они выросли с 2,2 трлн долл. в 2009 г. до 5,8 трлн долл. к 2020 г.(1) В результате совокупная задолженность развивающегося мира, включая страны с формирующимся рынком, достигла 176 % их ВВП, в том числе частный долг – 123 % ВВП(2).

Рост обязательств развивающихся стран был обусловлен несколькими факторами. Ключевым из них была мягкая денежно-кредитная политика экономически развитых стран. Она вызвала масштабное снижение процентных ставок и тем самым повысила интерес инвесторов к более рискованным вложениям, в том числе в обязательства развивающихся экономик. Существенное влияние оказало также расширение числа финансовых инструментов и выход на рынки новых участников, что обеспечило доступ развивающихся стран к международному рынку капитала. Последствиями стали увеличение доли в их обязательствах частных инвесторов (48 % в 2019 г. по сравнению с 26 % в 2000 г.(3) и связанный с этим рост стоимости обслуживания долга. Последний показатель к 2020 г. превысил 30 % ежегодных экспортных поступлений по сравнению с 16 % в 2010 г.(4) Наблюдалось также резкое снижение соотношения золотовалютных резервов и краткосрочной задолженности (с 505 % в 2008 г. до 278 % в 2019 г.)(5).

В результате к 2020 г. многие развивающиеся экономики столкнулись с усилившимся негативным воздействием долгового фактора на их бюджетные возможности. Более половины наименее развитых стран, а также ряд государств со средними доходами стали оцениваться международными финансовыми институтами (МФИ) как имеющие высокие долговые риски. При этом эффективность использования привлеченных средств снижалась. Средний уровень прироста инвестиций в основной капитал, признаваемый экспертами ключевым фактором экономического роста, сократился (с 8 % в 2009 г. до 2,5 % в 2019 г.(6). Это было вызвано направлением заемного капитала на покрытие текущих расходов, например на обслуживание имеющейся задолженности, что сокращало долгосрочный финансовый потенциал суверенных должников.

Последствия пандемии усилили давление на бюджеты развивающихся стран. Несмотря на помощь со стороны МФИ, более чем в половине государств развивающегося мира наблюдался отток капитала и повышение стоимости заимствований(7). При этом финансирование антикризисных мер привело к дальнейшему росту государственных обязательств. В течение года их объем увеличился на рекордные 9 %(8). В результате задолженность более 120 государств достигла, по отдельным оценкам(9), уровня, который не позволит им самостоятельно решить проблемы с обслуживанием задолженности в случае дальнейшего ухудшения внешних факторов. В некоторых странах долговые платежи составили, к примеру, половину бюджетных поступлений (Ангола, Гана, Нигерия)(10).

По мнению экспертов ООН, многие страны развивающегося мира попали в ловушку высокого долга и низких темпов роста. Их возможности недостаточны для реализации адекватных по объему программ поддержки населения и национальных предприятий, результатом чего может стать затяжной выход их экономики из кризиса(11). В частности, в каждой пятой развивающейся экономике дефицит бюджета превысил в 2020 г. 10% ВВП(12). В 2021 г., согласно прогнозам МВФ, их обремененность обязательствами достигнет пиковых значений. Госдолг останется фактором повышенной уязвимости в условиях невозможности значительного сокращения бюджетного дефицита(13).

Выходом из сложившейся ситуации может стать разработка специальной международной программы, которая не только обеспечит сокращение объема обязательств суверенных должников, но и будет стимулировать рост их экономики. В ином случае слабые темпы восстановления ограничат возможности привлечения внешнего финансирования и, соответственно, инвестиционно-финансовый потенциал этой группы государств(14). Эксперты отмечают, что даже в случае оптимистичного сценария, при котором развивающиеся страны смогут избежать глубокого долгового кризиса, они будут вынуждены повысить налоговые ставки, сократить расходы и госинвестиции, в том числе направляемые на социальные нужды, инновации и инфраструктуру.(15) В конечном итоге это не позволит им обеспечить долгосрочный рост их экономики и поставит под угрозу выполнение целей устойчивого развития, прежде всего в части преодоления бедности(16).

В целом необходимым видится принятие дополнительных мер по снижению долгового бремени стран развивающегося мира, с тем чтобы дать им возможность стабилизировать свои бюджетно-финансовые системы, преодолеть вызванный пандемией кризис и обеспечить восстановление экономики. Реализуемые в настоящее время инициативы вряд ли смогут существенно улучшить долговую ситуацию в государствах этой группы. При этом существенным является временной фактор. Исторический опыт свидетельствует о том, что, когда реструктуризация проблемной задолженности осуществляется с запозданием, в странах-должниках наблюдается более значительный спад деловой активности и инвестиций(17).

(1) World Economic Situation and Prospects 2021 // United Nations. New York. 2021. P.31.

(2) Global Economic Prospects, January 2021 // World Bank. Washington, DC. 2021. P. 12.

(3) Impact of the COVID-19 Pandemic on Trade and Development: Transitioning to a New Normal // United Nations Conference on Trade and Development. Geneva. 2020. P. 60.

(4) World Economic Situation and Prospects 2021. P. 31.

(5) Impact of the COVID-19 Pandemic on Trade and Development: Transitioning to New Normal. P. 60.

(6) World Economic Situation and Prospects 2021. P. 33.

(7) Global Economic Prospects, June 2020 // World Bank. Washington, DC. 2020. P. 12.

(8) Global Economic Prospects, January 2021. P. 12.

(9) Kaiser J. Global Sovereign Debt Monitor 2020 // Jubilee Germany, MISEREOR. 2020. P. 8.

(10) Kraemer M. African Countries Need Not Fear Default // Project Syndicate. 2020. December 30.

(11) Public finances after COVID-19: is a high-debt, low-growth trap looming for developing countries? // UN Department of Economic and Social Affairs. World Economic Situation and Prospects Monthly Briefing. No. 142. 2020. October 1. P. 4.

(12) World Economic Situation and Prospects 2021. P. 23.

(13) Fiscal Monitor Update // IMF. 2021. January. P. 5.

(14) Remarks by World Bank Group President David Malpass to the Annual Meetings 2020 Development Committee // World Bank. 2020. October 16.

(15) Напр.: Prospects for the global economy in 2021 // Oxford Analytica. Daily Brief. 2020. December 1.

(16) Public finances after COVID-19: is a high-debt, low-growth trap looming for developing countries? P. 4.

(17) Global Economic Prospects, January 2021. P. 16.

Сергей Каратаев развивающиеся страны