Современные вызовы международному праву и национальным интересам России

Аналитика

В начале XIX века Российская империя не только обеспечила победу над Наполеоном и бесславное завершение эпохи наполеоновских войн, но и вместе с другими державами-победительницами предложила новое прочтение правил, которых обязаны придерживаться все государства, и учредила Европейский концерт. По большому счету именно Европейский концерт послужил прообразом Лиги Наций и позже – Организации Объединенных Наций.

Кроме того, он дал старт формированию нынешней очень разветвленной и практически всеобъемлющей системы международных организаций. Его колоссальное преимущество по сравнению с несостоятельными схемами мироустройства, испробованными по окончании Первой мировой войны, затем – холодной, состояло в том, что ему был придан последовательно инклюзивный характер. В состав Европейского концерта вошли не только державы-победительницы, но и их бывший противник: его неотъемлемой частью стала постнаполеоновская Франция.

В конце XIX века и в начале XX-го Российская империя сумела оказать определяющее влияние на стремительно формирующееся в тот период современное международное право, в какой-то степени даже создать целые блоки международно-правового регулирования, в частности в том, что касается основ международного гуманитарного права. Широко известны слова всеми уважаемой исторической личности, премьер-министра Петра Аркадьевича Столыпина: «Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России». Предвидя надвигающуюся войну, ставшую Первой мировой, как вероятное следствие поляризации Европы и понимая всю пагубность, всю опасность приближающей ее гонки вооружений, Российская империя выступила за созыв знаменитой Первой Гаагской конференции мира 1899 года, за которой вскоре последовала Вторая Гаагская конференция мира. Но не просто выступила с инициативой ее проведения, а вынесла на утверждение участников, что не менее существенно, проекты конвенций, подготовленные такими выдающимися российскими юристами, как, например, Федор Федорович Мартенс. Увы, России так нужные ей 20 лет мирного развития не дали ни в этот раз, ни во все последующие.

Советский Союз, государством-продолжателем которого является Российская Федерация, при поддержке остальных членов антигитлеровской коалиции разгромил нацистскую Германию и внес неоценимый вклад в победу над милитаристской Японией. Чтобы предупредить в будущем повторение агрессивных нападений, приведших ко Второй мировой войне, вызванные ею жертвы и сопровождавшие ее горе, насилие, страдания и разрушения, СССР вместе с другими державами-победителями создали всемирную организацию безопасности нового типа, более эффективную, нежели все предыдущие, и заложили основы нынешнего мироустройства. Его отличительные черты – главенство ООН в мировой иерархии; недопустимость действий и договоров, противоречащих Уставу ООН; обязанность исполнять резолюции Совета Безопасности ООН по вопросам поддержания международного мира и безопасности; наделение СБ ООН исключительными полномочиями принимать легитимные решения о применении вооруженной силы; превращение принципов неприменения силы, мирного разрешения международных споров, суверенного равенства государств, невмешательства во внутренние дела и самоопределения народов в императивную норму, предписывающую всем государствам и другим членам международного общения обязательный стандарт поведения.

В дальнейшем на этом незыблемом цоколе при самом активном и инициативном участии СССР кирпичик за кирпичиком, этаж за этажом было возведено прочное здание современного международного права. Оно формировалось как универсальная всеобщая система регулирования международных отношений, фундаментальным основам которой не должны противоречить никакие ее региональные подсистемы. Это здание выдержало все испытания и холодной войны, и уже позже распада биполярной системы.

Одним из столпов международного права стали Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), постановка вне закона разработки, производства и накопления бактериологического (биологического) и химического оружия и испытаний ЯО, договоры, поставившие барьер на пути национального присвоения Антарктики, космического пространства и небесных тел, а также многие другие соглашения, направленные на обеспечение суверенитета государств и сотрудничество в борьбе с международным терроризмом, наркотрафиком, организованной преступностью и решение глобальных проблем, стоящих перед человечеством.

В интересах мирового сообщества – беречь, отстаивать и преумножать это богатейшее наследство и противостоять нападкам на действующее международное право и систему международных организаций, в первую очередь на ООН, ее Устав и Совет Безопасности.

К сожалению, защита современного международного права становится все более трудной задачей. Ряд стран во главе с США разыгрывают гамбит многоходовой партии, предназначением которой является трансформация международного права и перестройка международных организаций в пользу западных держав, жаждущих главенствовать в мире. Таким способом они стараются получить или вернуть утрачиваемую ими возможность управлять другими и поддерживать свое благосостояние за чужой счет.

В свою очередь, наиболее вопиющими формами подрыва существующего правопорядка в международных отношениях являются грубое и откровенное нарушение основополагающих принципов и норм международного права, как, например, в случае с вторжением в Ирак под (что выяснилось впоследствии) заведомо надуманным и недостоверным предлогом. Насильственная смена политического режима и государственного устройства страны западными странами во главе с США привела к длительной гражданско-религиозной войне, сотням тысяч жертв и таким социально-экономическим последствиям, от которых одна из ведущих держав Ближнего Востока не в состоянии оправиться вот уже второе десятилетие.

Другими примерами могут служить уничтожение странами НАТО современной государственности Ливии и внешняя поддержка ими же и их внутрирегиональными союзниками антиправительственных сил в Сирии. Череда этих событий спровоцировала всплеск гражданско-религиозных войн в регионе, которые так и не могут закончиться.

Кроме того, существует и такая проблема, как подмена действующего международного права нормами национального законодательства и национальным правоприменением. Это уже привело к фактической ликвидации банковской тайны, некогда служившей центральным устоем мировой экономической и финансовой системы, который поддерживался национальным законодательством всех стран планеты до того, как им пришлось пойти на заключение двусторонних соглашений с Соединенными Штатами об автоматическом обмене банковскими данными (эффект ФАТКА). То же самое происходит и сейчас, когда с помощью т. н. закона Радченко США претендуют на то, чтобы индивидуально определять, каких спортсменов из других стран допускать к организуемым в мире международным соревнованиям, а каких нет, и проводить ли их вообще.

Другими способами, с помощью которых действующее международное право размывается или переиначивается в интересах отдельных мировых держав и созданных ими военно-политических блоков и иных альянсов, выступают:

  • выборочное применение западными странами базовых принципов и норм международного права, в частности принципа самоопределения наций и народов в противовес принципу территориальной целостности государств в случаях с Косово и Тайванем и, наоборот, территориальной целостности в противовес праву на самоопределение в случаях с Грузией, Украиной и т. д.;
  • практика развала действующих международно-правовых режимов, прежде всего режимов контроля над вооружениями, устанавливавшихся договорами о противоракетной обороне, ракетах средней и малой дальности и Договором об открытом небе, на основании всего лишь обвинений России в том, что она якобы их нарушает;
  • волюнтаристский выход из фактически универсальных международных конвенций и соглашений, служащих фундаментом международного сотрудничества, для продвижения интересов национального бизнеса, чем руководствовалась, например, администрация Д. Трампа, принимая решение прекратить участие в Договоре о космосе 1967 г.;
  • отказ от должным образом оформленного участия в многосторонних международных соглашениях при одновременном требовании к их участникам соблюдать взятые на себя международные обязательства, примером чего служит отношение США к упоминавшейся выше Конвенции ООН по морскому праву и еще порядка 60 международных соглашений;
  • вывод американских граждан, физических и юридических лиц из-под действия многосторонних международных соглашений и правовых режимов, как в случае с заключением Вашингтоном десятков двусторонних соглашений со странами самых разных регионов планеты о неприменении к военнослужащим и военным контингентам США Римского договора о Международном уголовном трибунале;
  • тактика подмены международно-правовых режимов, признаваемых всеми или большинством государств, такими, которые вырабатываются ограниченной группой держав закрытого состава для продвижения позиций, которые заведомо не будут поддержаны при других обстоятельствах остальными участниками международного общения, как происходит с продвижением концепции порядка, основанного на правилах, а не на совокупности принципов и норм действующего международного права;
  • нарушение или уклонение от применения обязательных резолюций СБ ООН. Так, США в 2018 г. в одностороннем порядке вышли из ядерной сделки с Ираном, которая была одобрена резолюцией 2231. Или, например, Киев продолжает игнорировать Минские соглашения по урегулированию ситуации на Юго-Востоке Украины.

Пассивно наблюдать за происходящим никак нельзя. В интересах России и мирового сообщества – выработать всеобъемлющую стратегию противодействия всем этим формам релятивизации действующего международного права, включая его нормативные и институциональные составляющие.

Российская Федерация активно противодействует любым попыткам внедрить в сознание людей и международное общение ошибочные тезисы о кризисе международного права и системы международных организаций, тем более о кризисе СБ ООН, как льющим воду на мельницу тем, кто ратует за их ревизию. Наша страна твердо и последовательно выступает за защиту международного права, позиционирует себя вместе с другими странами в качестве государств, высказывающихся за его неукоснительное применение и только в том виде, в каком об этом удалось договориться, а не в препарированном под чьи-то интересы.

Во всех тех случаях, когда позволяют обстоятельства, следует инициировать запуск нормотворческих переговоров, имеющих целью подтвердить и усилить обязательность тех норм международного права, в которых заинтересованы Россия и все те, кто выступают против волюнтаризма в международных делах и за подлинное международное сотрудничество, нарастить их, придать импульс их дальнейшей детализации и прогрессивному развитию. Важно использовать для этого форматы международных организаций, в создании которых Россия и близкие ей страны принимали самое активное участие, таких как ЕАЭС, ОДКБ, СНГ, БРИКС, ШОС и другие универсальные и региональные организации любого профиля.

Вместе с тем следует изучить вопрос о проведении инвентаризации международного права на предмет выявления тех его предписаний, которые нужно развивать, защищать и отстаивать, и тех, отмены которых следовало бы добиваться. К числу таких предписаний относятся, например, положения упоминавшейся выше Конвенции ООН по морскому праву, закрепляющие за заморскими территориями (островами) право на экономическую зону и континентальный шельф. Это рудименты колониальной эры, остатки колониального владычества и системы опеки. Правильно было бы вести дело к тому, чтобы подобный статус признавался только за теми островами, которые образуют с континентальной частью государств или их островным ядром единое целое и отстоят от них на разумное расстояние, но, конечно же, не на тысячи километров.

Все великие страны сильны своими традициями, умением их сохранять, отстаивать и ими гордиться. Современная Россия может поставить себе в заслугу длинный список таких традиций. Одной из них является забота о формировании такой регулятивной системы международных отношений, которая обеспечивала бы мирное развитие государств, координацию их деятельности на международной арене, широкое международное сотрудничество в самых различных областях, недопустимость гегемонии какой-либо мировой державы над остальными. Об этом ни в коем случае нельзя забывать.

Марк Энтин ООН международное право