Ракетные испытания КНДР и развитие ситуации на Корейском полуострове

Аналитика

13 августа 2021 г. Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) распространило сообщение о состоявшихся накануне (11-12 сентября) испытаниях крылатой ракеты большой дальности. На испытательных пусках присутствовал член президиума Политбюро Центрального комитета Трудовой партии Кореи Пак Чон Чхон. После недавних кадровых перестановок в Политбюро ЦК партии именно он курирует темы развития вооруженных сил и военно-промышленного комплекса республики.

В материале ЦТАК подчеркивается, что разработка и постановка на боевое дежурство крылатых ракет большой дальности (радиус действия – 1500 км) послужит укреплению обороноспособности страны и усилит потенциал сдерживания военно-политического давления отдельных стран, ведущих враждебную политику в отношении КНДР. При этом разработка крылатых ракет большой дальности (в отличие, скажем, от баллистических ракет большой дальности) не запрещена международными санкциями ООН. Так что вряд ли этот прецедент станет поводом для ужесточения санкционного давления на Пхеньян.

Спустя три дня, 15 сентября 2021 г. СМИ Японии и Республики Корея сообщили о новых ракетных запусках, инициированных КНДР. В частности, по информации информагентства Ёнхап (РК), Северная Корея произвела два пуска баллистических ракет дальностью до 800 км в район Японского моря. Как сообщило ЦТАК, запуски были осуществлены с боевого железнодорожного ракетного комплекса.

Испытания в КНДР крылатых ракет большой дальности вызвали критику в Вашингтоне и Токио. В частности, в заявлениях официальных лиц США испытания Пхеньяном новых образцов вооружений были названы «угрозой соседям КНДР и всему международному сообществу». Такие же оценки прозвучали и из уст заместителя пресс-секретаря Белого дома Карин Жан-Пьер. В Вашингтоне также подтвердили неизменную готовность защищать своих союзников в Северо-Восточной Азии.

Об угрозе состоявшихся запусков национальной безопасности Японии заявил и генеральный секретарь Кабинета министров Японии Като Кацунобу. По его словам, Токио продолжит работу над укреплением возможностей своих противовоздушной и противоракетной обороны. Учитывая, что японская сторона традиционно воспринимает развитие КНДР своего ракетного потенциала как серьезную угрозу, вряд ли следует ожидать и каких-либо перемен в ее политике на северокорейском направлении. Скорее всего, в Токио продолжат ориентироваться на максимально жесткий подход к КНДР, предусматривающий, в частности, сохранение санкций в отношении республики, которые делают невозможным возобновление двустороннего внешнеэкономического сотрудничества.

Сдержанно отреагировав на испытания в КНДР крылатых ракет большой дальности, в правительстве Республики Корея с настороженностью встретили известия о новых запусках северокорейских баллистических ракет. В частности, в Сеуле было созвано экстренное заседание Совета национальной безопасности при президенте страны. На нем была выражена «глубокая озабоченность» в связи состоявшимися ракетными запусками, а также обозначена необходимость проведения тесных консультаций по данной теме с Соединенными Штатами и другими заинтересованными сторонами.

Испытания КНДР новых вооружений могли стать ответом на проведение Сеулом и Вашингтоном в августе 2021 г. совместных военных учений. Несмотря на то, что с 2018 г. они в основном проводятся в режиме компьютерной симуляции, именно августовские маневры вызвали достаточно жесткую реакцию со стороны северян, вплоть до повторного отключения межкорейских линий коммуникаций.

Дополнительным поводом к активизации работ над своей ракетной программой для Пхеньяна могло стать и решение США о снятии с Республики Корея последних ограничений на развитие ее стратегических вооружений. Кроме того, в РК проводят испытания баллистических ракет подводных лодок, что явно не остается без внимания наблюдателей в КНДР.

Развитие ситуации вокруг ракетных испытаний в КНДР происходит на фоне безуспешных попыток заинтересованных сторон перезапустить диалог на Корейском полуострове. В частности, администрации Дж. Байдена пока не удалось заинтересовать своих пхеньянских коллег переговорными инициативами. Однако, судя по всему, ни США, ни их союзники в СВА не теряют надежды на возобновление диалога с участием Северной Кореи. Так, 14 сентября 2021 г. заместитель пресс-секретаря Белого дома К. Жан-Пьер заявила, что в Вашингтоне готовы к встрече с дипломатическими представителями КНДР без предварительных условий.

Призывы к возобновлению диалога с Пхеньяном также прозвучали на встрече высокопоставленных представителей США, Республики Корея и Японии, курирующих проблематику, связанную с ядерной проблемой Корейского полуострова. По стечению обстоятельств, она состоялась в Токио на следующий день (14 сентября 2021 г.) после сообщений об успешных испытаниях крылатых ракет в КНДР.

Однако существуют сомнения, что в Пхеньяне будут готовы удовлетворить «пожелания» американской стороны. Несмотря на то, что в Вашингтоне заявили о некоторой корректировке своей политики в отношении КНДР, ее основные элементы, похоже, остались прежними. В частности, принцип «полной денуклеаризации» сохранил свое место в качестве одного из главных пунктов политики США в отношении КНДР. С точки зрения американцев, без отказа Пхеньяна от развития ядерной и ракетной программ невозможно установление полноценных двусторонних контактов между сторонами. Следовательно, невозможна и существенная корректировка международных и односторонних санкций в отношении Северной Кореи.

Кроме того, раздражителем для Пхеньяна является эксплуатация политическими и экспертными кругами США в политических целях проблемы прав человека в КНДР. Попытки использовать эту тему для давления на Северную Корею, и, более того, – намеренное смешивание вопросов ядерного разоружения и соблюдения прав человека вызовет лишь отторжение у руководства КНДР. Это, в свою очередь, ухудшит условия для возможного возобновления переговорного процесса между заинтересованными сторонами, если и вовсе не отобьет у Пхеньяна охоту к последующим контактам с администрацией Байдена в предлагаемых условиях и обстоятельствах.

КНДР Роман Лобов ядерная безопасность Корейский полуостров Республика Корея