Место Польши в европейской стратегии США

Аналитика

Американо-польские отношения на современном этапе характеризуются определенной стабильностью. За последние несколько десятилетий Варшава демонстрировала готовность поддерживать практически любые действия Вашингтона на международной арене, надеясь получить взамен своего рода покровительство при укреплении собственных позиций в Европе.

Показательно, что евро-атлантическая интеграция Польши проходила при особой поддержке США, а ее присоединение к НАТО на пять лет предшествовало вступлению страны в ЕС. Кроме того, польские правящие круги практически всегда без колебаний становились на сторону заокеанской державы, а не своих европейских соседей и союзников. Ярким примером этого служили события 2003 г., когда Варшава наряду с целым рядом восточноевропейских стран поддержала иракскую авантюру Вашингтона и выступила против Берлина и Парижа, осудивших нелегитимное применение силы против Багдада.

Именно эту проамериканскую группу стран бывший министр обороны США Д. Рамсфельд в свое время назвал «новой Европой», противопоставляя ее «старой», т. е. Франции и ФРГ. А президент Дж. Буш-мл. в ходе дебатов произнес свое знаменитое «вы забыли Польшу», отвечая на обвинение своего соперника Дж. Керри в том, что при нем США растеряли всех европейских союзников. Впрочем, поляки никогда не ограничивались лишь проамериканской риторикой: польские контингенты действовали в Афганистане и Ираке, в стране располагались секретные тюрьмы ЦРУ, где применялись пытки, Варшава с готовностью предложила свою территорию для размещения элементов американской ПРО.

При этом в главном доктринальном внешнеполитическом документе Вашингтона – Стратегии национальной безопасности 2017 г. – отсутствует даже упоминание о якобы важности Польши для стратегии США в Европе. Однако это не мешает официальным лицам в Вашингтоне заявлять о поддержке Соединенными Штатами таких польских проектов, как: «Троеморье», размещение на территории Польши американской базы и объектов ПРО, инициатив о введении санкций против «Северного потока – 2», а также увеличения числа и масштабов учений НАТО вблизи границы России.

Определенную сумятицу в американо-польское взаимодействие в свое время внесла политика администрации Б. Обамы, который попытался провести «перезагрузку» российско-американских отношений, а также развернуть стратегические усилия США в сторону Китая. В Польше такие изменения были восприняты с недоумением, разочарованием и даже растерянностью. Перенос внимания Вашингтона от Европы грозил обернуться для Варшавы потерей с трудом достигнутого места в региональной политике и ослаблением позиций в Европе. К слову, аналогичная мысль беспокоит польские политикоформирующие круги и сейчас, когда администрация Дж. Байдена поступательно реализовывает курс на противостояние КНР.

Вместе с тем в Польше сложился межпартийный консенсус относительно выстраивания отношений с Соединенными Штатами. Все ведущие политические силы (как левые, так и правые) всегда выступали за следование страны в фарватере политики Вашингтона. Только представители групп, которые оказывали мало влияния на реальную политику, позволяли себе публичную критику безапелляционно проамериканского курса, которым много лет следует Польша.

Вместе с тем иногда и представители польских политикоформирующих кругов за закрытыми дверьми могли себе позволить дать негативную оценку внешнего курса страны, как это произошло со статусным либерал-консерватором Р. Сикорским, в частной беседе, ставшей в итоге достоянием гласности, в весьма резких выражениях раскритиковавшим проамериканскую линию своей страны.

Казалось, наивысшего пика сотрудничество Варшавы с США достигло при администрации Д. Трампа: визит американского лидера на саммит «Троеморья» в Варшаву, активное развитие военного сотрудничества, громкие декларации о строительстве в Польше военной базы «Форт Трамп», долгожданное введение США безвизового режима для польских граждан. Следует подчеркнуть, что данное сближение с поляками проходило на фоне общего идеологического раскола между Трампом и европейскими союзниками Вашингтона.

В ходе европейского турне госсекретаря США М. Помпео в конце лета 2020 г. было подписано соглашение об активизации военного сотрудничества двух стран, согласно которому предусматривалось увеличение американского военного контингента в Польше, а также придание военному присутствию США постоянного статуса. Польское министерство обороны акцентировало, что в соответствии с соглашением создается передовое командование пятого корпуса США на территории Польши, которое будет отвечать за руководство вооруженными силами США, расположенными на восточном фланге НАТО.

Стоит отметить, что с приходом новой демократической администрации многие польские аналитики опасались возникновения своего рода отчуждения между прогрессивными членами команды Байдена и консервативными католиками и традиционалистами из правящей в Польше партии «Право и справедливость». Вместе с тем события последних месяцев показывают, что американо-польские отношения продолжили развиваться в традиционном ключе.

В связи с этим символичным было назначение главой Белого дома нового посла США в Польше — М. Бжезинского, сына одного из самых известных «рыцарей холодной войны», с именем отца которого, Збигнева, в Польше небезосновательно связывают поддержку американцами антикоммунистического профсоюза «Солидарность». Выбор Бжезинского в качестве посла логично вписывается в кадровую политику администрации Байдена, поскольку новый посол является человеком системным, много лет проработавшим с действующим президентом США (ранее Бжезинский был послом в Швеции, а также советником при избирательном штабе Обамы).

Стоит отметить, что Байден пока не демонстрировал повышенной заинтересованности в совершении официального визита в Польшу. Вместе с тем его предшественник Трамп посетил Варшаву уже в рамках своей второй зарубежной поездки в качестве президента США в июле 2017 г. Данный шаг может свидетельствовать о том, что администрация Байдена оставляет себе определенное пространство для политического маневра, акцентируя внимание, скорее, на важности личного участия главы Белого дома в решении задач глобального уровня. Поддержанием же нормальных отношений с поляками вполне могут заняться и другие члены его команды.

Однако фактором, по-настоящему цементирующим современные американо-польские отношения, является антироссийская политика. Нынешний глава Белого дома дал понять, что не намерен идти на принципиальную корректировку курса Вашингтона на российском направлении. Немаловажно и то, что влиятельные американские поляки продолжают активно раздувать в ведущих СМИ и аналитических центрах США русофобию. Представители польского лобби также продвигают в политикоформирующих кругах (преимущественно в Конгрессе) тезис о якобы растущей «российской угрозе», благодаря чему попросту исключают возможность даже малейшего изменения или снижения градуса в антироссийской риторике в контексте американо-польских отношений.

В связи с этим говорить о потенциальном ослаблении сотрудничества Вашингтона и Варшавы в сфере обороны не приходится. Так, весной 2021 г. страны заключили соглашение о приобретении Польшей пяти военно-транспортных самолетов Lockheed C-130H Hercules. Причем поставка техники будет осуществляться через механизмы реализации «избыточного имущества» Пентагона по ценам значительно ниже рыночных. Спустя всего несколько месяцев было достигнуто соглашение о приобретении для нужд польских вооруженных сил четырех батальонов американских танков M1A2 Abrams SEPv3. Ожидается, что 250 машин поступят в распоряжение Войска польского в 2022 г.

Кроме того, в октябре 2021 г. министр обороны США Л. Остин принял в Пентагоне своего польского коллегу М. Блащака. Обращает на себя внимание, что Остин неоднократно подчеркивал важность Польши для коллективной безопасности НАТО, особенно на восточном фланге Североатлантического альянса. Со своей стороны, Блащак заверял главу Пентагона в том, что американское военное присутствие, дескать, остается основой гарантии безопасности в Европе.

Таким образом, Польша по-прежнему сохраняет место одного из ключевых военно-политических партнеров США в Европейском регионе. Этому способствует как заинтересованность самой Варшавы, так и стремление американской стороны использовать Польшу в своих интересах, в том числе на российском направлении.

Илья Кравченко НАТО США Польша Дмитрий Буневич