Вопрос о формировании эффективной архитектуры безопасности в Европе актуален как никогда

Аналитика

Антироссийская информационно-пропагандистская кампания вокруг Украины стала основной точкой притяжения внимания западного экспертного сообщества. Большинство ведущих аналитических центров и политологов активно участвуют в дискуссиях о возможности и последствиях военного конфликта в Европе, которые зачастую носят откровенно спекулятивный и конъюнктурный характер. В то же время из-за сосредоточенности на частных и надуманных проблемах, связанных с якобы имеющимися у России агрессивными шагами, из поля зрения зарубежных экспертов выпадает действительно важный вопрос – поиск новых подходов к выстраиванию эффективной архитектуры европейской безопасности.

Очевидно, что нынешнее обострение военно-политической обстановки на Европейском континенте является следствием кризисного состояния системы безопасности в Европе и отсутствия продуктивного взаимодействия между Западом и Россией. В этих условиях российское руководство демонстрирует стремление развивать комплексный и конструктивный диалог с США, НАТО и ЕС по важным проблемам глобальной и региональной безопасности.

В этом контексте следует рассматривать инициативы Москвы, предложенные в декабре 2021 г., о подготовке договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о гарантиях безопасности Российской Федерации, а также соглашения о мерах обеспечения безопасности Российской Федерации и государств – членов Организации Североатлантического договора. Предложения российской стороны направлены на выработку общего подхода, устраивающего все стороны.

Однако, как следует из опубликованных в испанской газете El País документов, содержащих ответы на российскую инициативу, США и НАТО пока не продемонстрировали системного подхода к решению данных проблем, пытаясь избирательно подходить к вопросу о гарантиях безопасности. По сути, на Западе обозначили настрой вести переговоры с Россией по некоторым аспектам контроля над вооружениями и предупреждению военных инцидентов, однако стремятся уйти от обсуждения ключевых проблем, связанных с расширением Североатлантического альянса, а также усилением его военной активности и наращиванием инфраструктуры вблизи границы Российской Федерации.

В частности, в натовском документе не прослеживается готовность альянса предоставить России гарантии неразвертывания ударных средств, прекращения наращивания военных группировок альянса вблизи российской границы, а также обязательства пересмотреть свою ядерную политику, в том числе отказаться от проведения «совместных ядерных миссий», в которых в нарушение ДНЯО участвуют государства, не обладающие ядерным оружием. В то же время НАТО заявила о продолжении политики «открытых дверей» и выдвинула целый ряд своих требований к Москве. На этом фоне американский ответ представляется более реалистичным.

В связи с этим стоит напомнить о том, что Российская Федерация последовательно стремилась к развитию равноправного диалога с Западом в этой области. Так, в 2009 г. Москва представила проект Договора о европейской безопасности (ДЭБ), который при соответствующем желании западных государств мог бы стать основой для формирования в Европе гармоничной внеблоковой системы безопасности на принципах ее равенства и неделимости. Широкое обсуждение ДЭБ могло бы запустить процесс «Хельсинки - 2», развивающий в новых реалиях положения Хельсинкского заключительного акта (1975 г.) и Хартии европейской безопасности (1999 г.).

Однако США и их европейские союзники фактически устранились от обсуждения данного договора, продвигая собственную натоцентричную систему, которая устанавливала разделительные линии в Европе, расширяла Североатлантический альянс на восток и создавала все больше угроз вблизи границы России. Следуя логике блокового мышления, США и НАТО сознательно шли на демонтаж сложившегося режима контроля над вооружениями.

В 2004 г. Российская Федерация ратифицировала Соглашение об адаптации Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Однако натовские государства под надуманными предлогами отказались следовать этому примеру, что стало главной причиной краха данного договора. Неконструктивная позиция западных стран в дальнейшем привела к кризису Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) и Договора по открытому небу (ДОН). При этом натовцы проигнорировали все попытки Москвы сохранить эти важные элементы режима контроля над вооружениями, которые способствовали ослаблению угрозы, а также укрепляли доверие, повышали транспарентность и предсказуемость в военной сфере.

В связи с этим вызывает удивление тот факт, что в своих ответных посланиях на российские предложения о гарантиях США и НАТО вновь подтвердили обеспокоенность производством и развертыванием Россией ракетных систем SSC-8 (9М729), что якобы нарушает условия ДРСМД. Однако когда в январе 2019 г. российское военное ведомство, чтобы снять эти опасения, пошло на беспрецедентный шаг и показало эту ракету на специальном брифинге для военных атташе зарубежных государств, именно представители натовских стран демонстративно проигнорировали данное мероприятие.

Не прореагировали в НАТО должным образом и на призыв присоединиться к объявленному Россией в одностороннем порядке мораторию на развертывание РСМД. При этом Москва была готова в духе доброй воли воздержаться от развертывания ракеты 9М729, вызывающей беспокойство у натовцев, о чем было сказано в заявлении Президента Российской Федерации В.В. Путина о дополнительных шагах по деэскалации обстановки в Европе в условиях прекращения действия ДРСМД от 26 октября 2020 г.

В то же время, декларируя приверженность двойному подходу в отношениях с Россией, основанному на диалоге и сдерживании, НАТО больше сосредоточена на развитии механизмов военно-силового принуждения, а не практического сотрудничества. Об этом свидетельствует и внезапное и слабо мотивированное решение штаб-квартиры альянса о 50-процентном сокращении Постоянного представительства России при Североатлантическом союзе и высылке из Брюсселя группы российских дипломатов, которое было принято 6 октября 2021 г., что спровоцировало дальнейшее обострение российско-натовских отношений.

Следует отметить, что попытки НАТО обосновать возможность и необходимость своего дальнейшего расширения при определенных условиях будут в наибольшей степени препятствовать строительству в Европе равной и неделимой системы безопасности. При этом процесс расширения альянса противоречит не только целям формирования общеевропейской системы безопасности, но и обязательству НАТО, которое содержится в Стратегической концепции блока (2010 г.), «уважать законные интересы других стран в сфере безопасности».

Со своей стороны Россия заинтересована в создании новой эффективной архитектуры европейской безопасности, которая учитывала бы ее интересы и интересы других государств. При этом наша страна решительно и последовательно выступает против военного противостояния, возрождения нового варианта холодной войны, а тем более против вооруженного конфликта в Европе.

Как представляется, сейчас США и их союзникам стоит еще раз обратиться к инициативам Российской Федерации в сфере безопасности, внимательно и конструктивно их изучить, с тем чтобы снять озабоченности российской стороны. Это способствовало бы запуску продуктивного диалога всех заинтересованных сторон, направленного на формирование стабильного и безопасного пространства от Лиссабона до Владивостока.

национальная безопасность ЕС НАТО